28 декабря 2004, 14:48

Путин знает...

На открытии двухдневных германо-российских консультаций с участием канцлера ФРГ Герхарда Шредера в Гамбурге президент России Владимир Путин впервые выразил готовность принять предложения Германии и Евросоюза по урегулированию в Чечне. "Я готов основательно это обсудить", - заявил он.

"У нас достаточно проблем и мы готовы совершенно открыто беседовать с нашими партнерами в России и в Европе, и сотрудничать с ними в восстановлении Чечни", - сказал Путин журналистам.

Предложение президента России касалось, в основном, экономической стороны - переговоров об участии Германии или Европы в экономическом восстановлении Чечни.

То есть, речь шла о "проекте диалога" для Кавказа, в ноябре предложенным Кремлю уполномоченным федерального правительства по России Гернотом Эрлером. Германия от имени Евросоюза выступила тогда с предложением по расширению экономического участия стран ЕС в налаживании нормальной жизни на Кавказе, в частности в Чеченской республике.

Тем не менее, заявление российского президента произвело подлинный фурор. До сих пор любые попытки Запада вмешаться в происходящее в Чечне пресекались на корню. "Чечня - внутреннее дело России", - не раз проговаривалось российскими представителями в ПАСЕ и Совете Европы.

Потому это заявление президента России позволило некоторым экспертам и журналистам смело предположить, что Путин намерен не ограничиваться экономическими аспектами подобного сотрудничества и также готов пойти на переговоры с ичкерийцами при посредничестве Запада.

В частности, обозреватель "Московских новостей" Санобар Шерматова в своем материале "Путин знал, что говорил" написала, что "была предана огласке лишь часть большого проекта под условным названием "Чечня - Европа". "Не менее интересна другая часть - касающаяся политического урегулирования. Речь идет о политических переговорах с представителями ичкерийского руководства. Причем посредником на этих переговорах будет выступать Парламентская ассамблея Совета Европы", - утверждает она.

По мнению Шерматовой, участниками переговоров должны выступить, с одной стороны, представители Чеченской республики - официальные лица и сотрудники неправительственных организаций (список формировал Госсовет Чечни). По другую сторону стола должны сесть их оппоненты из враждебного лагеря - представители ичкерийского руководства и депутаты ичкерийского парламента 1997 года созыва. Список составлялся европейскими парламентариями и держится в секрете. Но как удалось выяснить корреспонденту "МН", самой заметной персоной в этом списке является Ильяс Ахмадов, министр иностранных дел Ичкерии, проживающий ныне в США.

"А вот насчет Аслана Масхадова полной ясности нет. Споры по этой персоне могут возникнуть, когда посредники начнут обсуждать список участников", - считает Шерматова.

По словам источника "МН", даже если европарламентарии начнут настаивать на участии Масхадова, с этим решением вряд ли согласятся представители Чеченской республики, упирая на то, что ичкерийский лидер неприемлем для них в качестве переговорщика. И с этим аргументом придется считаться, поскольку эффективность диалога зависит в первую очередь от настроя участников.

По мнению Шерматовой, "трагические события в Беслане изменили международную ситуацию вокруг чеченских моджахедов. Одним из тех, кто выразил это новое отношение к Чечне, стал исследователь Кавказа из фонда Карнеги Анатоль Ливен, заявивший: "Западу следует отложить всякие мысли о независимости чеченцев до той поры, когда там будет создана солидная основа чеченской государственности".

Запад по этому пути и пошел, считает Шерматова. Парламентская ассамблея Совета Европы еще 7 октября приняла резолюцию по Чечне. В ней наряду с осуждением безнаказанности российских военных, нарушающих права человека, содержалось четкое упоминание о республике как неотъемлемой части Российской Федерации, что вызвало резкую реакцию в рядах ичкерийского сопротивления.

В русле новой политики Европы по отношению к Чечне прозвучало и заявление президента Франции. Жак Ширак, обычно избегающий в разговорах с Владимиром Путиным этой деликатной темы, во время последней встречи с российским президентом подтвердил, что не видит на стороне чеченских боевиков партнера Кремля по переговорам. Теперь понятно, что все эти шаги были прелюдией к тому, что произошло в Германии, полагает Шерматова.

Тем не менее, утверждение корреспондента "МН" остается пока спорным. Лишнее доказательство тому недавнее полное неприятие российской стороной возможности переговоров "Комитета солдатских матерей" с представителями Ичкерии.

Да и реакция Владимира Путина на митинг жителей Германии против продолжения войны в Чечне также показательна. Проезжая перед началом заседания в рамках германо-российских консультаций по улицам германского города Шлезвиг, Путин увидел на улицах германского города Шлезвиг демонстрантов с плакатом: "Остановите войну в Чечне". "Глубокоуважаемые демонстранты, уже три года как в Чечне нет войны, война уже закончилась, вы можете совершенно спокойно идти домой. С Рождеством!", - сказал им на это российский президент.

Независимые чеченские эксперты отреагировали, кстати, на это заявление Путина совершенно однозначно. "Любая война предполагает наличие каких-либо правил. Если исходить из существующего положения дел, то в Чечне действительно нет и никогда не было войны. Это элементарный геноцид народа", - заявил политолог и правозащитник Усам Байсаев.

Возвращаясь же к предложению Путина, не исключено, что для российского президента подобное "политическое заигрывание" с Западом всего лишь игра. Выгода для России от экономической поддержки Европы в восстановлении Чечни очевидна. Потому небольшие обещания политических уступок со стороны Путина при условии значительной экономической поддержки вполне допустимы. В конце концов, это лишь обещания.

Казбек Цураев

Опубликовано 27 декабря 2004 года

источник: Газета "Чеченское общество"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

30 марта 2017, 13:45

30 марта 2017, 13:45

30 марта 2017, 13:29

30 марта 2017, 13:25

  • Глава МВД заявил о зачистке юга Дагестана от боевиков и их пособников

    Силовики в 2016 году провели более 30 спецопераций в Дагестане, в ходе которых убили 17 лидеров боевиков, заявил министр внутренних дел Дагестана Абдурашид Магомедов. По его словам, все южные районы республики "зачищены от боевиков". Прокуратура критикует полицию за работу по выявлению каналов поставки оружия боевикам.

30 марта 2017, 13:18

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии