18 декабря 2004, 11:35

Уроки украинского и абхазского: опять двойка

До недавнего времени Россия не слишком интересовалась тем, что происходит в сопредельных с нею государствах. Жили хоть и по соседству, но разными домами. Но вдруг все переменилось. Оказалось, для нас крайне важно, как дальше будет вершиться власть в Грузии и Аджарии, как сложатся отношения между Молдовой и Приднестровьем, наконец, кто станет во главе Украины и Абхазии. Похоже, Россия осваивает какую-то новую для себя роль. Но какую? А главное - ради чего, во имя каких высоких целей?

Когда в Москве делали ставку на Р. Хаджимбу, никто и не предполагал, что большинство населения Абхазии может отдать предпочтение не ему, а его оппоненту. Ушлые околокремлевские политтехнологи, явно что-то перепутав, посчитали, что абхазские выборы ничем не будут отличаться от выборов в любой российской губернии: достаточно привести нужного кандидата к президенту Путину, чтоб они "поручкались" перед объективами телекамер, - и исход будет предрешен. План удался ровно наполовину: Хаджимбе устроили высочайшую аудиенцию в Сочи, но победы это не принесло.

И как же тогда поступил Кремль? Больше месяца делал вид, что абхазский конфуз не имеет к нему никакого отношения. Видимо, надеялся, что все еще удастся подправить с помощью многократно апробированных на российской почве политтехнологий - "организовать" общественное недовольство, заинтересовать ЦИК и суд, что-то существенное посулить местной элите, договориться с международными наблюдателями. Но когда из этого ничего не вышло и все возможные инстанции подтвердили факт победы С. Багапша, уязвленный Кремль не пожелал признавать поражение своего кандидата. Дело дошло до абсурда: Генпрокуратура России сначала объявила победителя "ставленником абхазских криминальных структур", а затем пригрозила ему уголовной ответственностью за фальсификацию президентских выборов. В подтверждение серьезности своих намерений Москва прекратила железнодорожное сообщение с Сухуми и пригрозила: если решение о победе Багапша не будет пересмотрено, вообще закрыть границу с республикой и не пропускать через нее ни людей, ни грузы.

То, что случилось после, - форменная оперетта. В Сухуми прибыл замгенпрокурора России В. Колесников, который угрозами и посулами сначала добился от кандидатов, успевших стать непримиримыми врагами, согласия на повторные выборы, а в итоге привел дело к всеобщей политической идиллии: теперь Багапш и Хаджимба - друзья не разлей вода. Первый будет баллотироваться в президенты, второй - в вице-президенты. В Москве опять заголосили, что "Россия сумела отстоять свои геополитические интересы в Абхазии". Между тем, если оценить произошедшее без имперских всхлипываний, оно беспрецедентно: государство, декларирующее приверженность демократии, принялось вершить избирательное право на чужой территории, будто на собственной.

За что борется в Абхазии Россия? За то, что не имеет никакого отношения к геополитике. За пришедшую в упадок курортную недвижимость и несколько сот километров черноморских пляжей. Все это представляет для обделенной солнцем и морем России немалое коммерческое значение, хотя и требует огромных инвестиций. Но раз уж так, то хотелось бы знать: для кого персонально наш президент так старается? Для российского генералитета, потерявшего традиционные места летнего обитания? Для "Газпрома", не знающего, где бы еще "прикопать" нефтегазовые доходы? Или для собственного Управления делами, которое и без того уже владеет всем и вся?

Как бы то ни было, но для Кремля Абхазия стала посудной лавкой: принялись "управлять избирательным процессом" - в итоге раскололи общество на сторонников и противников власти. А расколов, не придумали ничего лучше, чем демонстрировать позицию силы. Прямо скажем, очень умно! Едва ли население Абхазии (во всяком случае, та его половина, что голосовала за Багапша) скоро забудет этот демарш. Можно не сомневаться, что, если б не было угрозы грузинского вторжения, в Сухуми наверняка бы начались массовые выступления против обласканной Россией власти, а заодно и против тех, кто ее обласкал.

Успехи нынешнего российского руководства на постсоветском пространстве, мягко говоря, сомнительны. С Грузией мы теперь в состоянии едва ли не холодной войны. Молдова откровенно игнорирует инициативы Москвы, направленные на урегулирование приднестровской проблемы. Белоруссия затаила обиду за постоянные выпады Кремля в адрес своего руководства. Теперь вот Украина. Трудно понять, что имел в виду российский президент, когда, преждевременно поздравляя В. Януковича с победой, заявил, что "украинский народ сделал выбор в пользу стабильности". Какая, к черту, стабильность! Едва не втянули народ в гражданскую войну. И ради чего? Ради того, чтобы с помощью престолонаследия сохранить у власти Кучму и его клан. Не велика ли цена? И не аукнется ли России путинская поспешность?

Это сейчас в Кремле делают вид, что там хоть и обеспокоены происходящим в Украине, но все-таки живут своими внутренними заботами. А еще несколько недель назад невооруженным глазом было видно, как Москва откровенно пиарит Януковича, стараясь подсобить Л. Кучме в осуществлении плана, до мелочей схожего с тем, что был реализован в России в 1999 году.

Столько усилий - и вдруг такой конфуз! Удивительно, что российская Генпрокуратура все еще не объявила В. Ющенко ставленником "украинских криминальных структур", а правительство не повелело немедленно прекратить железнодорожное сообщение между Киевом и Москвой. Принять такие решения легче легкого. Большинство россиян поддержит, ибо стараниями официальной пропаганды им основательно заморочили голову рассуждениями о том, что все происходящее у наших рубежей - и в Грузии, и в Абхазии, и в Молдове, и в Украине, да и вообще всюду на постсоветском пространстве - происки враждебных России сил. В сознании россиян постепенно начинают доминировать настроения враждебности: "Враг вокруг нас!". А наши ближайшие соседи, несмотря на царящее у них разномыслие, мечтают стать частью объединенной Европы, и их пугает доносящаяся из России риторика касательно "враждебных сил, мечтающих ослабить и расчленить наше великое государство".

Население сопредельных государств в большинстве своем не желает руководствоваться посылами, идущими из Москвы. Почему? Причина одна - перемены, происходящие в России, не вызывают у него особых восторгов. Это нам кажется, что, отменяя выборы и разваливая многопартийность со свободной прессой, мы тем самым укрепляем государство и обеспечиваем безопасность граждан. Со стороны все видится по-другому: в России восстанавливается политическая система, для которой естественны культ личности, подавление инакомыслия и всевластие силовых структур. От нее сильно попахивает советской действительностью. Охотников вернуться в те времена немного, даже среди тех, кто симпатизирует России.

События последних дней показали, что авторитет российского президента отнюдь не простирается за пределы нашей необъятной Родины. В Кремле напрасно уверовали в то, что, используя политический прием, именуемый "поддержкой Путина", можно влиять на позицию избирателей в сопредельных государствах. Видимо, слишком привыкли к тому, что наши губернаторы и партийные вожди перед выборами готовы костьми лечь, лишь бы добиться высочайшего благословения. Их можно понять - у нас без команды из Кремля не обзавестись состоятельными спонсорами, не пробиться на телеэкраны, не привлечь дорогостоящих политтехнологов. Если избиратель не ведает, что именно этот кандидат является тем самым "кандидатом, которого поддерживает президент Путин", он, не ровен час, может сделать "неправильный" выбор. Таковы реалии российской псевдодемократии.

Но они немногого стоят при внешнем употреблении. Поэтому на выборах за пределами России придумки Павловского, как правило, не срабатывают. Там на самом деле выбирают, тогда как нас, россиян, за последние годы приучили голосовать, руководствуясь страхами (перед выборами у нас обязательно что-то случается) и чувством бесполезности политического действа: "А кого еще выбирать-то?!".

События в Украине заставили многих европейских лидеров отложить дела и приехать в Киев для того, чтобы помочь разрешить кризис. Президенты Польши и Литвы, верховный представитель ЕС по внешней политике, председатель ОБСЕ - а кто из России? В Киев прибыл спикер Думы, которому подобное посредничество - не по Сеньке шапка. Рядом с Квасневским и Адамкусом должен был сидеть Путин, но он предпочел встречу с Кучмой в заповедном Подмосковье, вдали от посторонних глаз и ушей. И понятно почему. Выступив в качестве доверенного лица Януковича, российский президент потерял возможность посредничества.

Чего же добился Кремль, вспомнив о "наших геополитических интересах на постсоветском пространстве"? За все - и за Грузию, и за Аджарию, и за Абхазию, и за Молдову с Украиной - ему следует поставить "неуд". Конечно, он не помешает провести сомнительную в своем демократизме политическую реформу. Но надежда, что мы, перестав упиваться своей особостью, заживем наконец, как все нормальные европейские люди - благополучно и без постоянной оглядки на власть, тает и становится все более иллюзорной.

Павел Вощанов

Опубликовано 16 декабря 2004 года

источник: "Новая газета"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

28 мая 2017, 08:36

28 мая 2017, 07:41

28 мая 2017, 06:42

28 мая 2017, 05:16

28 мая 2017, 04:17

Архив новостей