15 декабря 2004, 18:11

Подозреваемые из "Ярмука"

По данным МВД КБР, джамаат "Ярмук" был сформирован летом 2002 года в Панкисском ущелье Грузии из числа жителей Кабардино-Балкарии, примкнувших к базировавшемуся там в то время отряду полевого командира Руслана Гелаева. В основном это были жители Эльбрусского района КБР, попавшие под влияние вербовщиков чеченских незаконных формирований, обещавших им справедливую жизнь по законам шариата. Военным амиром джамаата, который еще называли кабардино-балкарским батальоном, Гелаев назначил жителя Кенделена Муслима Атаева, выделявшегося незаурядными организаторскими способностями, хорошими физическими данными и пользовавшегося большим авторитетом среди земляков.

Атаеву удалось собрать под своим началом около 30 единомышленников, большинство из которых уже успели поучаствовать в боевых действиях в Чечне на стороне незаконных вооруженных формирований, а некоторые прошли диверсионную подготовку в лагерях Хаттаба. В ноябре 2002 года в составе отряда Гелаева они пересекли грузино-российскую границу и в районе ингушского селения Галашки вступили в бой с федеральными силами. Основная часть отряда ушла в Чечню, а Атаев получил приказ вместе со своими подчиненными вернуться в Кабардино-Балкарию. Здесь они должны были на некоторое время затаиться, постараться пополнить отряд новыми членами и вооружением и ждать дальнейших указаний.

Костяк "Ярмука" из 11 человек во главе с Атаевым вернулся в республику единой группой, остальные добирались поодиночке. Здесь Атаев, согласно полученному заданию, развернул активную агентурную работу среди местной молодежи, и в итоге ему удалось привлечь на свою сторону еще несколько человек. Хотя он действовал в условиях строжайшей конспирации, правоохранительным органам стало известно о его возвращении. Милиционеры не раз попытались задержать главаря джамаата, в частности, в мае прошлого года неподалеку от Кенже, в ноябре 2003 года на окраине Чегема и в последний раз – 18 августа в Чегемском районе, однако всякий раз ему удавалось скрыться. В перестрелках с бандитами были убиты четверо сотрудников милиции, но и милиционерам удалось уничтожить шестерых боевиков.

Скрываясь от преследования в различных районах республики, Атаев обрастал новыми связями в среде местных ваххабитов, через них сумел выйти на Шамиля Басаева, с которым он, по имеющейся информации, встречался в Баксане, где лидер чеченских боевиков находился в течение месяца летом прошлого года. После этой встречи "Ярмук", как отмечают источники Ъ, перешел в непосредственное подчинение Басаеву и стал выполнять его указания. По некоторым данным, связь с чеченским полевым командиром Атаев поддерживал через одного из жителей пригорода Нальчика – поселка Хасанья. Номер его телефона был записан в SIM-карте одного из двух мобильных телефонов, обнаруженных в доме в Баксане, где скрывался Басаев, и в мобильнике, найденном на месте боя под Чегемом.

Тимур Самедов

Активность ваххабитов в Кабардино-Балкарии

17 августа 2000 года в Прохладненском районе КБР задержана преступная группа из трех человек, занимавшаяся разбойными нападениями. Все ее члены – активные сторонники ваххабизма. О ходе расследования не сообщалось.

16 августа 2001 года генпрокурор Владимир Устинов заявил о разоблачении заговора с целью свержения власти в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. 11 июля 2002 года в Пятигорском СИЗО завершился закрытый процесс по этому делу. 16 жителей КЧР получили от 4 до 15 лет тюрьмы.

В конце августа 2003 года в городе Баксане раскрыта новая подпольная сеть ваххабитов. Среди задержанных оказались местный житель Темиркан Шогенов, переправивший в Москву смертниц, совершивших теракты в Тушине и на Тверской, и Магомед Кодзоев, считавшийся верховным имамом ваххабитов Ингушетии и КБР. Под данным следствия, группировка Кодзоева по заказу лидеров чеченских боевиков организовала теракты в Москве, взрывы военного госпиталя и автобуса в Моздоке. 6 августа 2004 года в Верховном суде Северной Осетии начался процесс по делу о взрыве автобуса (подробнее см. стр. 6).

18 августа 2004 года в Чегемском районе КБР совершено нападение на сотрудников милиции. Погибли два милиционера, четверо ранены. В перестрелке убиты двое нападавших – уроженцы селения Кенделен 29-летний Мурат Жабелов и 37-летний Рашид Холамханов. Восьми бандитам удалось скрыться. Установлено, что убитые преступники являлись активными последователями ваххабизма, воевали в Чечне в составе незаконных вооруженных формирований. Поиски преступников и следствие продолжаются.

28 октября 2004 года совершено покушение на замначальника УБОП КБР полковника Анатолия Кярова: недалеко от его дома в Нальчике сработало безоболочное радиоуправляемое взрывное устройство мощностью около 200 г в тротиловом эквиваленте. Никто не пострадал. В качестве основной следователи рассматривают версию о связи преступления со служебной деятельностью Анатолия Кярова, считающегося активным борцом с ваххабизмом.

7 декабря 2004 года в Нальчике был обстрелян автомобиль УИН Минюста РФ по КБР, в котором находились начальник одного из исправительных учреждений полковник Мухтар Алтуев и его 16-летний сын. Подросток скончался, Мухтар Алтуев с ранениями доставлен в больницу. Следствие считает, что преступление – месть полковнику со стороны религиозных экстремистов, сторонники которых отбывают наказание в возглавляемой им колонии.

Кавказ теряем?

Рамзан Кадыров, первый вице-премьер Чечни:

— Надеюсь, этого никогда не произойдет. На Кавказе живут россияне. А захват в Нальчике — это результат плохой работы спецслужб, которые не учитывают менталитет кавказцев. У нас принято любого гостя ублажить, нет бдительности. И ваххабиты этим пользуются. Мы не можем изменить обычаи — надо менять законы: запретить движение ваххабизма в любом виде, потому что ваххабиты хотят оторвать Кавказ от России.

Эдуард Воробьев, бывший первый замглавкома сухопутных войск, уволенный из армии в 1994 году за отказ возглавить федеральную группировку в Чечне:

— Да, мы упускаем Кавказ. У федеральных властей, несмотря на постоянные трагические события, до сих пор нет ни одной реальной программы по урегулированию ситуации, нет даже четкой национальной политики в этом регионе. Простой народ с недоверием смотрит на людей из Москвы, а другие чужаки более понятливы, поэтому ваххабизм так и распространяется.

Франц Клинцевич, депутат Госдумы, лидер чеченского отделения "Единой России":

— Нет, большинство на Кавказе исповедует традиционный ислам, и он противостоит ваххабизму. Ваххабизм силен не столько в Чечне, сколько в Ингушетии, Дагестане, Кабардино-Балкарии. Эта угроза недооценена обществом. Ваххабиты финансируются из-за рубежа, их спецслужбы помогают им подрывать деятельность наших правоохранительных органов. Это очень серьезно, ведь так мы можем потерять Россию.

Умар Джабраилов, член Совета федерации от Чечни:

— Терроризм захватывает новые республики потому, что местные власти не работают, не создают условия для молодежи. Там давно пора сменить элиты. С уважением отношусь к нынешним руководителям—бывшим секретарям райкомов, но пора дать поработать другим. Надо перейти к новому менталитету — от удержания власти к активному созиданию, а иначе действительно можно потерять контроль над территорией.

Николай Ковалев, депутат Госдумы, бывший директор ФСБ:

— Распространение терроризма — прогнозируемая ситуация. И дело не в ваххабизме, а в том, что бандформирования решили повысить активность. И вывод прост: не могут четыре человека обеспечить охрану арсеналов. Да и зачем наркополицейским столько оружия? При необходимости его можно брать из надежного централизованного хранилища.

Эмиль Паин, президент Центра этнополитических проблем:

— Похоже на то. Ваххабиты — это кличка, данная в спецслужбах, всем нетрадиционным формам ислама. Люди, придерживающиеся таких форм ислама, опираются на протестное настроение народа. А на Северном Кавказе растет число недовольных, которые сплачиваются под религиозным знаменем.

Опубликовано 15 декабря 2004 года

источник: ИД "Коммерсантъ"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 марта 2017, 05:29

23 марта 2017, 05:03

23 марта 2017, 04:19

23 марта 2017, 03:20

  • Свидетели по делу Демерчяна противоречия в показаниях объяснили забывчивостью

    На заседании суда по делу сочинского строителя Мардироса Демерчяна двое из троих допрошенных свидетелей заявили, что четко запомнили, как выглядел подсудимый в 2013 году, и указали об отсутствии у него видимых побоев. Однако после указания стороной защиты на противоречия с прежними показаниями эти свидетели отмечали, что уже не помнят тех деталей, передает корреспондент "Кавказского узла".

23 марта 2017, 02:20

Справочник

Все справки

Архив новостей
Все SMS-новости