14 декабря 2004, 19:38

Потенциальный противник идет в НАТО

Первую годовщину "революции роз" в Грузии люди встретили с разным настроением. Одни с надеждой смотрят на начинания молодых политиков, другие сомневаются в их способности решить экономические и политические проблемы, которые по-прежнему стоят перед страной. Но все сходятся в одном - новой власти удалось кардинально изменить ситуацию в грузинской армии. В Грузии многие считают, что если до вступления в Евросоюз стране так же далеко, как и год назад, то НАТО за это время стало гораздо ближе.

С далекой заставы

Военный аэродром в Алексеевке. Здесь готовятся к встрече грузинских военных, возвращающихся из Ирака. Стою среди родственников и друзей прибывающих. Многие волнуются - военные из оцепления сказали, что сегодня прилетят не все, а это значит, что кому-то придется отложить встречу на сутки. Осторожно спрашиваю у оказавшегося поблизости офицера о потерях среди грузинских миротворцев. "Слава богу, нет, - крестится военный. - Все живы, только легкие ранения".

Около тысячи грузинских солдат проходят службу в Ираке, Афганистане и Косово, и цифра эта вскоре увеличится вдвое. Начальник Генштаба Вахтанг Капанадзе, приехавший встречать своих подчиненных, заметил: "Если мы не будем участвовать в урегулировании кризисов вдалеке от своих границ, то нам придется столкнуться с кризисом в нашей стране. Нам надо быть частью коалиционных сил - это в интересах нашей национальной безопасности". Говорят военные и о бесценном опыте антипартизанских и антитеррористических мероприятий, который получают грузинские военные.

В Ирак могут попасть только те военнослужащие, которые прошли подготовку у американских инструкторов. Набирают только добровольцев, а желающих попасть в эти части хоть отбавляй. С одной стороны, это очень престижно и гарантирует продвижение по службе, с другой - выгодно финансово. Именно военные подразделения, имеющие боевой опыт и умение взаимодействовать с подразделениями стран НАТО, и становятся базовыми для формирования новой грузинской армии.

Тяжкое наследство

В начале 90-х годов Грузия осталась фактически без армии. Разрозненные отряды, подчинявшиеся только своим командирам и имевшие весьма смутные представления о дисциплине, больше походили на разбойничьи шайки, чем на регулярные войска. Плохо вооруженные, необученные, действовавшие без всякой координации и связи между собой, они были обречены в войне с противником, которого в открытую поддерживали российские военные.

Ситуация не сильно изменилась и после того, как президентское кресло занял Эдуард Шеварднадзе. Довольно быстро справившись с откровенно бандитскими группировками Джабы Иоселиани и Тенгиза Китовани, Шеварднадзе не стал объединять и усиливать армию. Многие в Грузии утверждают, что Эдуард Амвросиевич не любил и боялся военных. Его любимым детищем была полиция и служба госбезопасности, которые и получали финансирование, права и государственную поддержку.

Большинство средств, которые выделялись Грузии на армейские нужды США и странами Европы, разворовывалось, не успев дойти до военных. Американским специалистам, которые прибыли в Грузию в рамках программы НАТО, приходилось брать на себя функции финансовых распорядителей. Только так они могли добиться, чтобы деньги тратились на то, на что они, собственно, были выделены.

Новая метла

Приход к власти Михаила Саакашвили резко изменил ситуацию в армии. Все, что касается вооруженных сил - их финансирование, строительство казарм, питание, вооружение и экипировка, - все это находится под личным контролем президента. По рассказам грузинских военных, Саакашвили может неожиданно нагрянуть ночью в любую часть. И если президенту покажется, что солдат плохо кормят, экономят на экипировке или содержат в необорудованных казармах, командиров могут попросту разжаловать, а то и посадить.

Борьба с коррупцией в армии иногда принимает довольно экзотические формы. Например, призывникам разрешили официально откупаться от службы. Моральный аспект вопроса совершенно не волнует новые власти. Они уверены, что на нынешнем этапе такой подход может помочь нормально финансировать вооруженные силы, а это, в свою очередь, сделает престижной военную службу. Уже в 2004 году конкурс при поступлении в Академию Министерства обороны Грузии составлял пять человек на место.

Зачем?

Поступают в Академию МО после окончания средней школы. Существует она на деньги НАТО, и курсанты проходят обучение по плану, разработанному специалистами Североатлантического блока.

Корреспондент "МН" с трудом узнал здание бывшего Тбилисского артиллерийского училища, в котором теперь находится академия. Дежурный офицер вел меня по учебным классам, прекрасно оборудованным лабораториям, медицинскому центру, спортивному комплексу, с удовольствием наблюдая, как в ходе экскурсии вытягивается мое лицо. Особое впечатление произвели казармы, будто сошедшие с рекламных буклетов какого-нибудь Вест Пойнта.

Работают в академии грузинские военные, проходившие обучение в Америке и Европе, а также турецкие инструкторы, призванные внедрять в сознание новых кадров принципы НАТО. Между Турцией и Грузией - века ненависти и перманентных войн. Само слово "турок" прочно ассоциировалось у грузин с понятием "враг". Но, похоже, времена изменились. В методическом кабинете академии рядом висят два портрета: первого президента Турции Ататюрка и грузинского царя Давида Строителя. Правда, когда я попросил офицеров сфотографироваться рядом с портретами, турок встал под портретом своего президента, а грузин под Давидом Строителем.

Ректор академии Георгий Тавгеридзе, воевавший в Абхазии, говорил мне о том, что они стараются не культивировать в своих воспитанниках реваншистских настроений. Но непросто поверить в то, что в стране, где 400 тысяч беженцев и где каждый день говорят и пишут о потерянных территориях, будущие военные не понимают, для чего их готовят.

О том, что Грузия уже создала или вскоре создаст дееспособную армию, которой по силам будет решать серьезные задачи, говорить еще очень рано. Пока все положительные изменения связаны в основном с тем, что до армии стала доходить большая часть денег, которые ей предназначаются. Пожалуй, главное достижение новых грузинских властей в этой области - это изменение отношения к армии в обществе в целом. После августовских событий в Южной Осетии президент и его команда подверглись жесткой критике со стороны нарождающейся парламентской оппозиции и СМИ. Саакашвили пришлось публично признать, что им были допущены ошибки и просчеты. Но действия армии никто не критиковал.

Около двух часов ночи долгожданный самолет из Ирака наконец приземлился. По задумке тех, кто организовывал встречу, миротворцы должны были промаршировать к краю летного поля, где все было подготовлено для торжественного митинга. Однако как только из темноты показались грузовики с военными, встречающие ринулись навстречу. В кромешной тьме люди выкрикивали имена своих близких и друзей. Свет телекамер и вспышки фотоаппаратов выхватывали такие знакомые по послевоенной хронике сцены. Крики и слезы радости, объятия, попытки в этом гвалте что-то рассказать...

Я уходил с летного поля вместе с рыдающей девушкой - ее муж оказался в группе, которая должна была прилететь только через сутки. Мы шли с ней мимо пустой трибуны, мимо озябшего военного оркестра, репетировавшего американский гимн, мимо официальных лиц, дожидавшихся своей очереди поздравить солдат со счастливым возвращением.

Позиция

Георгий Барамидзе, министр обороны Грузии - о миротворческой миссии в Ираке:

- Этой операцией мы не преследуем только политическую или только военную цель. Тут есть и другие резоны, в том числе опыт, умение и практика, которые получают солдаты и которые нужны для молодой грузинской армии. Это нужно и для молодого независимого грузинского государства, у которого много проблем в плане безопасности. Естественно, эти бойцы смогут внести свою лепту в становление грузинской армии, и естественно, они уже являются одной из опытнейших частей нашей армии. Мы стоим бок о бок с другими государствами. Как вы знаете, 30 стран участвуют в стабилизационной операции в Ираке, среди них лидируют США и Великобритания. С их стороны мы чувствуем еще большую поддержку, и мы еще больше сблизили наши политические позиции. Я надеюсь также, что народ Ирака не забудет того, что Грузия в свое время помогала становлению этого государства, помогала установлению демократии. Ирак - богатое государство, и Грузия заинтересована в дальнейших экономических и других связях с этой страной.

Гия Саралидзе

Опубликовано 10 декабря 2004 года

источник: Газета "Московские новости"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 марта 2017, 17:04

  • Магомед Аушев опознал трех подозреваемых в пытках

    Магомед Аушев в ходе очных ставок 21 и 22 марта опознал еще двух полицейских, которые, по утверждению жителя ингушского села Экажево, его пытали. Ранее Аушев опознал одного из сотрудников полиции, заявив в ходе очной ставки о том, что тот применял к нему насилие.

23 марта 2017, 16:27

23 марта 2017, 15:35

23 марта 2017, 15:29

23 марта 2017, 15:27

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии