09 октября 2004, 04:13

Обстоятельства похищения и избиения жителя городка ингушских беженцев в Северной Осетии

2 октября 2004 года в 8.40 в пос. Майский Республики Северная Осетия-Алания (РСО-А) из городка ингушских беженцев неизвестными, предположительно сотрудниками российских силовых структур, похищен Магомед Закриевич Хамхоев, 1980 года рождения.

Утром в городок беженцев заехала машина УАЗ цвета хаки, N 970, 15-й регион. Машина остановилась рядом с вагончиком N 77, в котором проживает семья Хамхоевых, беженцев из села Октябрьское РСО-А (прож. по адресу: ул. Тарская, б/н). Из машины вышли четыре вооруженных человека (без масок). Один из неизвестных был одет в военную форму. Они постучались в вагончик. На стук вышла Яха Хамхоева, мать Магомеда Хамхоева. Неизвестные не представились и попросили позвать Джамалайла (этим именем Магомеда Хамхоева называют родные и близкие друзья). Яха позвала сына. Когда вышел Магомед, неизвестные предложили ему проехать вместе с ними для того, чтобы поговорить.

Магомеда посадили в машину между двумя неизвестными. По его словам, от них сильно пахло спиртным. Севший за рулем человек в военной форме спросил у своих товарищей: "Куда повезем, в отдел или в лес?". Сидевший с ним рядом ответил: "В лес". Машина беспрепятственно проехала через блок-пост, расположенный на череменском перекрестке.

По дороге неизвестные стали задавать Магомеду вопросы: "Где работаешь? Где находился во время событий в Ингушетии? (в ночь на 22 июня 2004 года), Где находился во время событий в Беслане? Рассказывай, кто твои сообщники и т.д.". Магомед отрицал свою причастность и к нападению на Ингушетию, и к участию в захвате заложников в Беслане. Он пытался объяснить неизвестным, что и в том и в другом случае он находился дома, и что этот факт могут подтвердить многие люди.

Сидевший справа от Магомеда, ударил его кулаком в лицо и стал бить локтем в затылок, при этом он повторял: "Я все равно заставлю тебя признаться. Меня не интересуют события в Ингушетии, меня интересуют события в Беслане, у меня личные счеты с ингушами. Здесь, в лесу, недавно нашли труп женщины, и вообще это место, где часто находят трупы и тебя, если не признаешься, найдут здесь. Заедем в лес подальше, чтобы не было слышно выстрелов".

Один из похитителей достал гранату из кармашка сиденья и сказал: "Это мы нашли у тебя". Магомед попытался возразить, но его снова ударили в затылок локтем. Через некоторое время машина остановилась в лесу, примерно в 20 км от Владикавказа, в местечке "Лысая гора". Магомеда вытащили из машины и стали жестоко избивать. Били ногами в пах, по почкам, в живот, рукояткой пистолета по затылку. Избиение продолжалось более часа. В течение этого времени Магомед несколько раз терял сознание. Когда Магомед почувствовал резкую боль в животе и открывшееся внутреннее кровотечение, он попросил неизвестных отвезти его в больницу. Но похитители стали бить с еще большей жестокостью. Магомед слышал, как у одного из неизвестных зазвонил мобильный телефон, и его владелец спросил у кого-то: "Что с ним дальше делать?". В ответ кто-то отчетливо сказал: "Да убейте его".

После этого похитители предложили Магомеду подписать какие-то бумаги, обещав, если он сделает это, они прекратят избиение. Однако выяснилось, что бумаги они забыли в селе Октябрьское. Магомеда снова посадили в машину и повезли в село Октябрьское. В машине его продолжали бить, сопровождая свои действия угрозами: "Сейчас мы тебя отвезем в село Сунжа и выкинем там, а местным скажем, что ты участвовал в Бесланских событиях. Сам знаешь, тебя там разорвут. А дома скажем, что ты убежал, и мы тебя больше не видели". "Ты знаешь, что свинья съедает за минуту два килограмма мяса? Кинем тебя пятерым свиньям, и за полчаса от тебя и костей не останется".

Приехав в Октябрьское, один из неизвестных зашел в многоквартирный дом и вскоре вынес оттуда папку с бумагами. Бумаги поднесли Хамхоеву и приказали подписать. Магомед попросил дать ему возможность предварительно прочитать, что там написано. Эта просьба разозлила похитителей. Они привезли Хамхоева на полигон рядом с селом Октябрьское (по дороге в сторону села Тарское), вытащили из машины и снова стали избивать ногами. Магомед потерял сознание. Очнулся уже в машине. По словам М. Хамхоева, бумаги он не подписал.

Его привезли в поселок Майский и выкинули на дороге возле техстанции, недалеко от городка беженцев. К 11.45 с большим трудом Магомед добрался до дома.

Вскоре Магомеду стало плохо, температура поднялась до 40 градусов C. В тяжелом состоянии родственники привезли Магомеда в Центральную республиканскую больницу в г. Назрань. После предварительного осмотра врачи констатировали закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга, тупую травму живота, множественные ушибы мягких тканей туловища, головы, конечностей.

Все, кто знает Магомеда Хамхоева, характеризуют его только с положительной стороны. Ни в каких противоправных действиях он никогда не участвовал, подрабатывал на стройках вместе с братом, тем самым, обеспечивая себя и свою семью. Хамхоев не имеет никакого отношения ни к события в Ингушетии, ни к событиям в Беслане. Более того, во время нападения боевиков на Ингушетию Магомед находился дома и его видели многие односельчане, а 1 сентября, когда в Беслане были захвачены заложники, к ним в городок приезжал участковый милиционер и у всех проверял документы, в том числе и у Магомеда Хамхоева.

Магомед Закриевич Хамхоев, 1980 г. р.:

"Утром, 8.40, 2 октября к нашему дому подъехала машина "УАЗ" цвета хаки, гос. номер 970 (15 регион). Люди, сидевшие в ней, постучались к нам в вагончик. На стук вышла мать. Приехавших было четверо: один в военной форме, трое в гражданской одежде, без масок, вооруженные автоматами "Калашникова" и пистолетом "Макаров". Они попросили маму позвать Джамалайлу - так меня называют родные и близкие. Я вышел и спросил: "В чем дело?". Они сказали, что хотят поговорить. Я им сказал: "Ну говорите, я слушаю". "Нет, ни здесь" - ответили они. Накануне, вечером, ко мне уже приезжали какие-то люди, но меня не было дома. Скорее всего, это были те же самые. Я сел к ним в машину.

Сидевший на переднем сидении в военной форме спросил: "Куда повезем, в отдел или в лес?", другой ответил: "В лес". От них несло спиртным. Один сказал: "Из-за тебя приходиться мотаться, а то сидели себе в сауне". Я сидел на заднем сиденье, между двумя неизвестными.

По дороге стали расспрашивать: "Где работаешь? Где находился во время событий в Ингушетии, в ночь с 21 на 22 июня? Где находился во время событий в г. Беслан? Рассказывай, кто твои сообщники? Тебя видели во время событий в Ингушетии в камуфляжной форме". Я сказал, что во время событий в Ингушетии, со своими соседями находился во дворе поселкового участка милиции, куда пришел узнать, как и многие другие, что за стрельба слышна со стороны Назрани, и это могут подтвердить односельчане и многие сотрудники милиции, находившиеся в это время во дворе участковой милиции. Тем более во время нападения боевиков на Ингушетию у нас погиб родной дядя (брата отца). На это они мне ответили, что, мол, все вы (имеется в виду ингуши - прим. ПЦ "Мемориал") одним миром мазаны, а мой дядя такой же ваххабит.

Я объяснил им и про Беслан, что я не мог там быть, так как к нам домой приезжали 1 сентября, вечером, вместе с участковым милиционером, я был у соседей, меня позвали, проверили паспорт и уехали.

Сидевший справа от меня, ударил меня кулаком в лицо и стал бить локтем в затылок, при этом он повторял: "Я все равно заставлю тебя признаться. Меня не интересуют события в Ингушетии, меня интересуют события в Беслане, у меня личные счеты с ингушами. Здесь, в лесу, недавно нашли труп женщины, и вообще это место, где часто находят трупы и тебя если, не признаешься, найдут здесь. Заедем в лес подальше, чтобы не было слышно выстрелов". Один из них достал гранату из кармашка сиденья и сказал: "Это, мы нашли у тебя". Я попытался возразить, но меня снова ударили в затылок локтем.

Когда приехали в лес, а это примерно в 20 километрах от г. Владикавказ, в народе это место называется "Лысая гора", меня вытащили из машины и ударили ногой в пах. От этого удара я упал. И меня стали избивать ногами в живот, бить рукояткой пистолета по затылку. Били долго, где-то полтора часа. Я несколько раз терял сознание. Когда пришел в себя очередной раз, мне показалось, что у меня в животе, что-то потекло, и я попросил отвезти в больницу, на что один из них крикнул: "Я твоя больница", и стал избивать еще сильнее. Затем у одного из них зазвонил телефон. Я лежал рядом и отчетливо слышал весь, короткий разговор. Тот, у кого зазвонил телефон, спросил: "Что с ним делать?", а из трубки ответили: "Да убейте его".

Потом мне предложили подписать кое-какие бумаги, обещали больше не бить, если подпишу. Но как выяснилось папку с бумагами они забыли дома в селе Октябрьское. Меня снова закинули в машину и повезли в селе Октябрьское. В машине продолжили избивать локтем в затылок и еще угрожали: "Сейчас мы тебя отвезем в село Сунжа и выкинем там, а местным скажем, что ты участвовал в Бесланских событиях, сам знаешь тебя там разорвут, а дома скажем, что ты убежал и мы тебя больше не видели", "Ты знаешь, что свинья съедает за минуту два килограмма мяса? Кинем тебя пятерым свиньям и за полчаса от тебя и костей не останется".

В селе Октябрьское один зашел в квартирный дом и вынес папку с бумагами. Их поднесли мне и сказали, чтобы я их подписал. Я сказал, что хочу прочитать, что там написано. Один из них сказал: "Нечего тебе читать, мы сами тебе прочтем", и повезли на полигон в Октябрьском. Это по дороге в село Тарское. На полигоне меня опять били ногами в живот и в пах. Били минут 40. Я потерял сознание. Очнулся уже в машине. Меня выкинули на дороге в поселок, возле нашего городка, рядом с тех. станцией Точиевых. Кое-как дошел до дома, было уже около 11.45. Дома мне стало плохо, и меня отвезли в больницу".

Записано Альбертом Хантыговым 4 октября 2004 г. в травматологическом отделении ЦРБ г. Назрань

* * *

В прокуратуру Республики Ингушетия

от Хамхоевой Яхи Мухтаровны, зарегистрированной по адресу: РФ, РСО-А, Пригородный р-н, село Октябрьское, ул. Тарская, 20

временно проживающей по адресу: РФ, РСО-А, Пригородный р-н, пос. Майский, городок беженцев "Майский", вагончик N 77

З А Я В Л Е Н И Е

Моего сына, Хамхоева Магомеда Закриевича, 1980 года рождения, временно проживающего в городке беженцев "Майский", расположенный на территории поселка Майский Пригородного района Северной Осетии, ранним утром 2-го октября текущего года на машине скорой помощи доставили в Центральную республиканскую больницу в г. Назрань Республики Ингушетия.

Доставлен он был в крайне тяжелом состоянии, с многочисленными побоями и ссадинами, которые ему были нанесены сотрудниками органов внутренних дел РСО-А, которые увезли его в этот день из дому, якобы для доставления его в отделение милиции в целях выяснения каких-то обстоятельств дела. За что конкретно забирают моего сына, мне приехавшие сотрудники милиции, которых было четверо, один из которых был в милицейской форме, а остальные - в гражданской одежде, вооруженные автоматическим оружием и пистолетами, ни чего не объяснили. Эти люди приехали к нашему вагончику на автомашине марки "УАЗ" цвета "хаки", гос. номер: 970 (15 регион). Они сказали, что скоро отпустят Джамалайла (этим именем моего сына Магомеда называют домочадцы и знакомые). Именно так его и позвали приехавшие сотрудники милиции, которые накануне, 1-го октября текущего года во второй половине дня, приезжали к нам.

После того, как его усадили в машину на заднее сиденье автомобиля между двумя задержавшими его людьми, один из сотрудников, со слов моего сына Магомеда, после того, как человек в форме спросил, куда его везем в отдел или в лес, один из них дал указание ехать в сторону лесополосы. Далее сидевший рядом с Магомедом человек в гражданке, стал расспрашивать Магомеда, где он работает, чем занимается, где находился во время июньских событий в Ингушетии и во время событий в городе Беслане. Стал утверждать, что Магомеда видели во время событий в Ингушетии в камуфлированной форме и тому подобное, требовать, чтобы он рассказал, кто его сообщники. Отвечая на поставленные вопросы, Магомед рассказал, что во время июньских событий в Ингушетии, он находился в поселке Майском, а точнее находился вместе со своими соседями во дворе поселкового отделения милиции, куда он, как и все остальные жители поселка, пришел узнать, что за стрельба слышна со стороны города Назрань. Все это могут подтвердить односельчане и сотрудники поселкового отделения милиции, находившиеся в этот день во дворе поселкового отдела. Кроме этого, он сказал задержавшим его сотрудникам милиции, которые к тому же находились в алкогольном опьянении и от них несло спиртом, как рассказал мне мой сын Магомед, что в эти трагические события он сам потерял своего дядю - Ханиева Абукара. Что касается беслановских событий, Магомед пояснил, что в этот день он был дома, и это может подтвердить участковый милиции, приезжавший в городок и проверявший паспорта.

После некоторой брани в его адрес сидевший с правой стороны человек стал наносить удары кулаком в лицо и локтем по затылку, повторяя, что все равно заставит его признаться, и что его не интересуют события в Ингушетии, а интересуют событий в Беслане, и что у него личные счеты с ингушами. После этого, другой из задержавших, подсунул гранату моему сыну, и сказал, что эту гранату они обнаружили у него. На возражения моего сына он нанес несколько ударов в область головы.

После того, как машина остановилась, они стали говорить Магомеду, что в этом месте, которое они назвали Лысой горой, часто находят неопознанные трупы людей, и очередным трупом здесь будет найден его труп. Это место примерно находится в двадцати километрах от Владикавказа.

Со слов сына, его вытащили из машины и стали жестоко избивать ногами, нанося удары ногами в область живота, паха, наносить удары рукояткой пистолета по голове. Избиение продолжалось примерно два часа, как рассказал мне мой сын. Во время избиения сын терял несколько раз сознание.

После того, как он пришел в сознание, он почувствовал, что внутри живота что-то потекло и ему стало плохо. Он просил отвезти его в больницу, на что избивающий его человек, сказал, что "я твоя больница". Он в очередной раз потерял сознание. После того, как он пришел в сознание, Магомед слышал, как они говорили, что нужно с ним кончать.

Далее от него стали требовать, чтобы он подписал какие-то бумаги, и в этом случае они перестанут его избивать. Но, не обнаружив папку бумаг в машине, которую похитители, по всей видимости, забыли в Октябрьском, закинули Магомеда в машину и повезли в с. Октябрьское. В машине сотрудники милиции продолжили избивать Магомеда. По дороге они стали угрожать Магомеду тем, что они его выбросят в селении Сунжа, и местным жителям скажут, что он является участником беслановских событий. И что с тобой будет после этого, ты сам знаешь, как сказал человек в гражданской форме, один из похитивших Магомеда. После этого они стали угрожать моему сыну, что они его скормят свиньям.

После того, как один из сотрудников милиции, зайдя в дом, вынес какую-то папку с бумагами, стал требовать, чтобы Магомед их подписал. После того как Магомед отказался подписывать что-либо, Магомеда вывезли на какой-то полигон по дороге в с. Тарское, где стали продолжать его бить. Потеряв сознание, Магомед очнулся снова в машине. Машина остановилась, и его искалеченного выбросили из машины возле тех. станции вблизи городка, принадлежащей Точиевым. Это было примерно 12 часов дня. Магомед с трудом дошел до дома, где родными была оказана ему первая медицинская помощь, после чего с температурой сорок градусов ближе к вечеру он был доставлен в ЦРБ г. Назрань РИ, где он находится в травматологическом отделении в тяжелом состоянии: с закрытой черепно-мозговой травмой, сотрясением головного мозга, тупой травмой живота, множественными ушибами мягких тканей, головы, позвонка, конечностей.

Прощу принять все необходимые правовые меры по выявлению лиц причастных к избиению моего сына, дав правовую оценку действиям сотрудников милиции, а также принять все необходимые меры по наказанию виновных лиц, искалечивших моего сына, который возможно станет инвалидом.

По той причине, что состояние здоровья моего сына Магомеда не позволяет ему лично написать заявление по данному факту, я, его мать, делаю это, записывая с его слов.

С уважением, Я. М. Хамхоева

г. Назрань, 05.10. 2004 г.

источник: Представительство ПЦ "Мемориал" (Назрань, Ингушетия)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

21 июля 2017, 18:07

21 июля 2017, 17:56

  • Оппозиция раскритиковала действия министерства по евроинтеграции Грузии

    Грузия за текущий год достигла либерализации виз и полного членства в энергообъединении Евросоюза, заявил 20 июля в парламенте госминистр по вопросам евроинтеграции Виктор Долидзе. Ситуация с Абхазией и Южной Осетией, которая мешает евроинтеграции Грузии, не стоит в повестке дня на международной арене, что является недоработкой министерства, заявили представители оппозиции.

21 июля 2017, 17:34

21 июля 2017, 17:16

21 июля 2017, 17:01

Архив новостей