13 ноября 2004, 22:11

Репортаж по телефону президента

Накануне хозяин кабинета Мустафа Батдыев бежал из Дома правительства республики, покинув его через черный ход. За последний месяц глава республики проделывает этот маневр уже во второй раз, опасаясь участников бессрочного митинга на площади перед Белым домом. В минувший вторник разгневанная толпа вновь взяла его штурмом.

Многочисленный (по разным оценкам, в нем принимали участие от пяти до шести тысяч человек) митинг в центре Черкесска собрался после того, как наконец-то были найдены тела семерых пропавших без вести молодых людей из влиятельных черкесских семей. Они исчезли в ночь на 11 октября. Местные власти "вспомнили" об этом только неделю спустя, после того как несколько сот родственников пропавших в первый раз захватили Белый дом и потребовали тщательного расследования трагедии. Уже арестованы 15 человек, в том числе бывший зять президента республики Али Каитов (см. "Новую газету" № 78, 79 и 82).

Второй штурм здания оказался более яростным и разрушительным. Ему предшествовали события, переполнившие чашу терпения людей. В понедельник утром стало известно, что тела молодых людей обнаружены. После чего на площади перед Белым домом собрались около 50 человек - близкие родственники убитых. Они постоянно связывались по мобильным телефонам со своими представителями в составе следственной группы, которая нашла трупы в заброшенной шахте на юго-восточной окраине аула Кумыш под Карачаевском.

Однако родственникам долго не сообщали о результатах поисков, и только поздно вечером в понедельник с ними встретился депутат республиканского парламента Ислам Крымшамхалов. Он присутствовал при извлечении останков.

Крымшамхалов сказал, что опознать убитых практически невозможно - так сильно обезображены тела. Убийцы сначала расчленили трупы, затем облили их бензином, сбросили в шахту и подожгли, предварительно забросав тела автомобильными покрышками. Чтобы извлечь останки, большая группа оперативников и экспертов работала, по словам депутата, не меньше часа.

Выслушав депутата, ближе к ночи родственники разошлись, договорившись созвать во вторник большой митинг. Главное требование - отставка президента республики.

Я пришла на площадь в 9.30 утра. Она пустовала, и только со стороны Белого дома было выставлено милицейское оцепление. Митингующие в количестве примерно одной тысячи человек находились в сквере неподалеку, где с 20 октября постоянно собирается штаб, сформированный из родственников убитых. (Накануне приглашения на митинг всем обитателям Белого дома, в том числе президенту Батдыеву, были вручены лично.)

В 11.00 на площади уже около пяти тысяч человек. Организаторы митинга пытались включить звуковую аппаратуру. Из представителей власти к митингующим вышли председатель парламента Сергей Смородин, руководитель следственной группы Генеральной прокуратуры РФ Борис Карнаухов и представитель МВД на Северном Кавказе Александр Сысоев. Они и вступили с митингующими в переговоры. В этот момент кто-то сообщил, что площадь обесточена, звуковую аппаратуру подключить невозможно, а из местных властей с людьми никто разговаривать не собирается. Вот после этого и началось стихийное перемещение многотысячной толпы к Белому дому. Я посмотрела на часы, они показывали 12.10.

Митингующие легко прорвали оцепление, разобрали железные заграждения и использовали их в качестве тарана. Первую, выходящую на площадь, дверь в Доме правительства разнесли в щепки в течение десяти минут. Выбили все стекла на первом этаже. Стало ясно, что людей уже не остановить. Штурм Белого дома начался.

Прорваться через вторую, внутреннюю, дверь оказалось сложнее, ее охраняли солдаты-срочники внутренних войск со щитами и дубинками. Появились первые пострадавшие.

Против штурмующих был применен слезоточивый газ. Тем не менее практически сразу был захвачен зал заседаний парламента КЧР. Охрана пыталась перекрыть коридор, ведущий в восточное крыло Белого дома, где находится кабинет президента. Я видела, как людей обливали из пожарного брандспойта. Но люди преодолели и это препятствие. Женщины говорили солдатам: "Не вмешивайтесь, вы такие же дети, как наши, только наши убиты!" - и оттесняли этих безоружных мальчиков к стене. Толпа двигалась дальше.
 По моим оценкам, в Белый дом прорвались не менее двух тысяч человек. Через час они его покинули, а в кабинете бежавшего президента Батдыева остались 100 человек - родственников погибших. Впоследствии их число сократилось почти вдвое.

В кабинете президента на третьем этаже люди оказались в 13.05. К этому времени Белый дом был захвачен полностью. Я видела, как из Дома правительства под охраной выводили вице-президента КЧР Веру Молдованову. Она была в полной растерянности, отвечать на мои вопросы отказалась, сказав лишь, что не успела взять даже личные вещи.

Милиция практически не вмешивалась в происходящее. Была ли это команда сверху или местные милиционеры приняли самостоятельное решение, пока неясно. Забегая вперед, могу сказать, что вечером во вторник в кабинете Батдыева я беседовала с помощником Дмитрия Козака Олегом Сафоновым, и он сообщил мне, что в течение дня все очень опасались провокаций, потому что даже один выстрел по людям мог бы привести к необратимым последствиям.

Сейчас много говорят о том, почему состоялся этот штурм, почему люди захватили Белый дом: митингующие утверждают, что их просто спровоцировали, они три часа ждали представителей власти, ждали их разъяснений или хотя бы слов утешения. Но этого не произошло. Кроме того, на митинге матери убитых узнали, что они получат обезображенные фрагменты трупов, которые пока невозможно опознать. А значит - и похоронить. Это, как объясняют женщины, и стало причиной штурма.

Белый дом пострадал серьезно, особенно его восточное крыло. Чтобы не задохнуться от газа, люди выбили практически все окна. В кабинете президента мебель уцелела, а вот в соседних помещениях от нее почти ничего не осталось. На площадь были выброшены документы, дорогая оргтехника и даже флаг Карачаево-Черкесии. Зато большой аквариум с экзотическими рыбками в холле президентского крыла никто не тронул.
 После штурма в кабинете президента разместился тот самый штаб, который создали родственники для собственного расследования убийства их близких. Сразу же попытались по прямой телефонной линии связаться с Кремлем, с представителями Южного федерального округа, но эти попытки ни к чему не привели. Только один раз им удалось дозвониться до приемной президента России, где сказали, что идет совещание, но все требования митингующих будут переданы Путину.

Первыми из представителей власти в кабинете Батдыева появились Александр Сысоев и Борис Карнаухов. Они сказали, что свои обещания выполнили: по делу арестованы 15 человек, ведется следствие. Борис Карнаухов сообщил "Новой", что следствие форсирует проведение генетической экспертизы останков убитых в 124-й ростовской лаборатории, чтобы родственники могли как можно быстрее получить ее результаты и предать земле хотя бы эти останки.

В 15.00 в кабинет пришел заместитель генпрокурора России по ЮФО Николай Шепель. Фатима Богатырева, сестра убитого депутата Расула Богатырева, заявила ему, что люди не покинут Белый дом до тех пор, пока им официально не сообщат, что президент КЧР подал в отставку.

Сразу после ухода Шепеля с людьми связался Дмитрий Козак. В течение полутора часов он по телефону общался со всеми родственниками убитых, в частности с Османом Байчоровым - отцом убитого Магомеда Байчорова. Осман рассказал мне, что накануне Козак позвонил ему на мобильный, выразил свои соболезнования и сказал, что очень сожалеет о случившемся. Поэтому Осман Байчоров был очень удивлен тем, как резко на этот раз изменилась интонация Козака. Полпред президента РФ говорил жестко, обвиняя захвативших Белый дом людей в том, что они провоцируют кризисную ситуацию не только в Карачаево-Черкесии, но и на всем Юге России. Полпред пытался убедить родственников убитых, что они должны немедленно покинуть Белый дом. Главный аргумент у него был такой: я выполнил все ваши требования, а вы слово не сдержали и захватили Дом правительства.

Потом Козак спросил Османа: есть ли у него внуки и не боится ли он за них? В том смысле, что захватившие Белый дом люди подвергают опасности жизни своих детей и свою собственную жизнь. "Вы не боитесь, что в вас будут стрелять, что вас накажут?" Именно так Осман Байчоров передал мне слова полпреда.

Очередное, очень серьезное, напряжение в кабинете возникло после того, как по одному из федеральных телеканалов сообщили, что все участники штурма выведены из Белого дома, а кабинет президента "освобожден от родственников, захвативших его в середине дня". После этого люди буквально напали с обвинениями на Карнаухова. Он, резко побледнев, не смог им ничего объяснить и просто вышел из кабинета.

Успокоить людей попытался Олег Сафонов. Он вновь предложил им покинуть Белый дом, объяснив, что дестабилизация обстановки в Карачаево-Черкесии угрожает не только республике и не только южным регионам страны, но и национальной безопасности России. Отвечая на вопросы "Новой", Сафонов сказал, что он, как и Дмитрий Козак, не верит в то, что убийство семерых человек и гнев их родственников - это единственные причины кризисной ситуации. Он уверен, что за этим стоят более серьезные силы, которые представляют угрозу для России в целом.

Я спросила: "Какова реакция Кремля на происходящее?". "Мое появление здесь и есть реакция Кремля", - ответил Сафонов. Напомню, что главным требованием захвативших Белый дом людей является отставка президента республики. Сможет ли этого добиться чрезвычайная сессия парламента? Для вотума недоверия необходимы 49 голосов. Но местное законодательное собрание на 80 процентов состоит из "единороссов".

Родственники ожидают, что депутаты поддержат их требование об отставке президента республики и выразят ему недоверие. Но пока не удалось собрать парламентского кворума. Хотя встретившийся с родственниками председатель законодательного собрания КЧР Сергей Смородин сказал, что для этого будет сделано все возможное. Людей, однако, в большей степени интересовало, не будет ли против них применена сила, о чем они и спросили Смородина. В ответ он сказал, что министр внутренних дел республики Александр Обухов на закрытом совещании пообещал депутатам, что силовые меры исключаются. То же самое подтвердил мне и Олег Сафонов: Кремль ни в коем случае не пойдет на применение силы. Кроме того, Александр Обухов сообщил депутатам, что для обеспечения безопасности в Карачаево-Черкесию стягиваются подразделения правопорядка из Северной Осетии, Адыгеи, Краснодарского края, Ставрополья и Кабардино-Балкарии.

Вокруг Белого дома действительно уже стоят крытые грузовики "Урал" с эмблемой внутренних войск и с номерными знаками этих регионов.

Между тем люди в Белом доме находятся в постоянном стрессовом состоянии. Любая неточная информация, любой слух сопровождаются взрывом эмоций.

Тем временем в Доме правительства начался допрос участников штурма. Прокуратура Черкесска возбудила дело по статье "Участие в массовых беспорядках". Но отчаявшиеся люди намерены идти до конца. Олегу Сафонову вручены их последние требования. Вот они:

 - отставка президента и всех силовиков республики с дальнейшим возбуждением против них уголовных дел;

 - национализация принадлежащего Каитову предприятия "Кавказ-цемент";

 - конфискация дачи Каитова и передача ее детям (раньше на этом месте был пионерский лагерь. - Ф.Т.);

 - установка памятника убитым на месте их гибели;
 - выселение семей обвиняемых по делу об убийстве за пределы республики, Краснодарского и Ставропольского краев.

Но главным требованием все же остается смещение Мустафы Батдыева.
 
Фатима Тлисова

Опубликовано 11 ноября 2004 года.

источник: "Новая газета"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

21 июля 2017, 01:28

21 июля 2017, 00:29

21 июля 2017, 00:15

  • 1 Супруга задержанного в Италии уроженца Чечни опровергла его причастность к ИГ

    Депортированная из Италии 49-летняя уроженка Северной Осетии Марьям Качмазова заявила о фабрикации обвинения в терроризме в отношении нее и ее мужа, 38-летнего Али Бамбаталиева. В Италии Али Бамбаталиев подозревается в причастности к запрещенной в России судом террористической организации "Исламское государство" и подготовке теракта.

20 июля 2017, 23:50

20 июля 2017, 23:49

Архив новостей