11 ноября 2004, 21:11

"Будем сидеть, пока Батдыева не уберут"

Вчера Генпрокуратура возбудила уголовное дело по факту беспорядков, происшедших в среду в Доме правительства Карачаево-Черкесии. Тогда родственники семи убитых местных предпринимателей захватили черкесский Белый дом, потребовав отставки президента республики Мустафы Батдыева и силовиков. Часть захваченного здания они ко вчерашнему дню так и не освободили. Между тем среди участников мирного захвата начались аресты. Свой репортаж корреспондент Ольга Алленова передала из захваченного кабинета президента Батдыева.

"Вам лишь бы нас всех угробить"

Дом правительства оцеплен ОМОНом. Омоновцы заслоняются металлическими щитами, внутрь никого не пропускают. Напротив Дома правительства и ОМОНа молча стоят люди.

– Да пропустите меня, у меня мама там,– кричит молодая женщина с пузырьком валерьянки в руках, пытаясь протиснуться между двумя рослыми омоновцами.

– Сказали тебе, не лезь! – кричит на нее майор.– Тебя пущу, другая придет.

– Да люди вы или кто, матери там плохо.

Женщине отвечают, что в здании есть врачи.

– Вам лишь бы нас угробить,– возмущается женщина.– Вчера меня чуть не убили, теперь мать убиваете, сволочи.

– Слушай, я, что ли, тебя убивал?! – злится майор.– Выглядишь здоровой, иди отсюда.

Женщина обнажает голову, показывая зашитую на затылке рану с запекшейся кровью, а потом от бессилия плачет.

Вместе с группой депутатов, которые пришли на внеочередную сессию народного собрания, я прохожу в здание. В окнах разбиты все стекла, звон битого стекла раздается и сейчас – их уже не бьют, а убирают. Третий этаж, кабинет президента. У входа дежурят две женщины в белых халатах. Кому-то меряют давление, кому-то капают валерьянку. В кабинете немолодые женщины в платках. Мужчин почти нет. Мужчины после штурма здания в здание не заходят. Двоих уже задержали за беспорядки.

Тайны Зеленого острова

Утром к женщинам приходил заместитель полпреда в Южном федеральном округе Олег Сафонов. "Как вы считаете, должен еще работать Батдыев после всего этого?" – спросили у чиновника. "Я не просто считаю, я убежден, что он должен уйти, – ответил чиновник. – Он с первых дней должен был работать с людьми, но он этого не сделал". Такой настрой властей людей успокоил и обнадежил. Они уже сказали, что уйдут отсюда, только если президент Батдыев будет отправлен в отставку, а его зять Али Каитов осужден, и надолго.

– В тот день, когда убили наших детей, люди слышали стрельбу с Зеленого острова, – вспоминает мать погибшего Шамиля Зоя Кубанова. – Мы сразу заявили в правоохранительные органы, но нам сказали: подумаешь, стрельба, что тут такого. И дело не завели, хотя обратились родственники семи человек с заявлениями о пропаже. Мы поехали на Зеленый остров сами. Они не ожидали, поэтому плохо следы замели. Они сменили тротуарную плитку и выбросили ее в Кубань. Но под новой плиткой земля была пропитана кровью. Между плитками лежали гильзы. Тогда мы пришли сюда, но Батдыев отказался к нам выйти. Вместо него к нам приехал Карнаухов (Борис Карнаухов, руководитель следственной группы Генпрокуратуры. из Москвы и прокурор Шепель из Ростова. И эти люди сказали, что будут разбираться. Они арестовали одних, других, шестерок Каитова, и те признались, что убили наших мальчиков, а потом отвезли их в аул Кумыш и сожгли вместе с резиновыми колесами. И пока они горели, сидели в машине и кушали. Задержали Каитова, но власти ему подыгрывали, говоря, что он сам сдался. Каитов отдал приказ стрелять, но он в этом не признался. Пока Батдыев остается президентом, его зять не будет наказан, мы хорошо знаем свою республику.

– А если он не виноват?

Зоя смотрит на меня непонимающе.

– Вы что? Он стольких людей уничтожил! Вся республика от него стонет.

– Вы знаете, что нашли в ауле Кумыш? В 25-й шахте? – спрашивает Люба Узденова, мать погибшего Магомеда.– Три обгорелых черепа и какие-то ошметки.

– Наши это или не наши, мы даже не знаем,– тихо говорит дочь Любы Узденовой. – Но Шепель обещал, что идентификация пройдет в течение десяти дней.

"Кавказ будет гореть, пока здесь порядок не наведут!"

В кабинет заходят председатель правительства Руслан Казаноков и вице-премьер Руслан Кочкаров. Руслан Кочкаров уговаривает людей разойтись.

– Дело будет предано в суд, и через два месяца все закончится, – обнадеживает он.

– Не уйдем! – жестко отвечают ему. – Один раз поддались на уговоры Козака, ушли, а теперь ни за что не уйдем, будем сидеть, пока Батдыева не уберут.

– Вот вы говорите, что глава МВД Обухов покрывал все, – начал было вице-премьер Кочкаров.

– Да, покрывал! Что он, что прокурор Ганочка, что президент – все заодно!

– Это только министр внутренних дел России может решить, отставить Обухова или нет. И на имя генпрокурора уже поступила бумага об отстранении Ганочки, он должен подписать.

– Правильно. Наконец-то!

– Но почему вы про Батдыева молчите?

– Но он президент, вы же знаете, что процедура отстранения сложная... – замялся чиновник Кочкаров.

– Знаем, но мы без этого не уйдем!

– Это не просто...

– Вы можете замолчать! – крикнула Нюра Сапаева, мать одного из погибших. – У меня внутри все разрывается! А вы мне что-то там про сложности...

– Ну вы сами не хотите меня слушать...– растерялся вице-премьер.

– Где Батдыев? Почему он не идет к нам? – закричала женщина. – Я глаза ему бы выцарапала, хоть душу бы отвела!

Чиновник хотел было сказать, что вот поэтому президент и не идет в свой кабинет, но сдержался.

– Президент был у меня в кабинете полдня, – добавил председатель правительства Казаноков. – Он работает и никуда не сбегал.

– А так он у вас прячется! – еще громче закричали женщины.

– Да я вообще-то только прилетел в три часа из Москвы,– поправился глава правительства.– Я просто знаю, что он был в моем кабинете, ну и виделся с ним, конечно.

– Пусть уходит, так ему и передайте! – резюмировали присутствующие.

– Послушайте,– снова начал вице-премьер Кочкаров.– Сегодня кругом беспорядки, весь Кавказ горит.

– Что нам до этого! У нас люди горят! И Кавказ будет гореть, пока здесь порядок не наведут!

Чиновники ушли, так ничего и не добившись. Говорят, что они отправились к президенту. Правда, Мустафу Батдыева вчера в Белом доме никто не видел. Убегая из кабинета, он даже оставил в столе свой загранпаспорт. Вчера мне его показали женщины, занявшие президентский кабинет.

"Единороссы набрали большинство. Теперь мы за это расплачиваемся"

Уже вечером в Доме правительства собрались депутаты народного собрания. Они хотели провести полноценную сессию, но сессии не получилось: депутаты от фракции "Единая Россия", которые составляют большинство, на заседание не явились.

На лестничной клетке в сигаретном дыму депутаты обсуждали сложившуюся ситуацию.

– Президент продвигал на выборах в парламент только своих людей,– сказал мне Текеев Харшим, председатель фракции "Патриот КЧР".– Был задействован административный ресурс, подтасовки были, и единороссы набрали большинство. Теперь мы за это расплачиваемся. Нам сегодня для кворума необходимо было 49 депутатов, а у нас всего 23. Они нам не дают довести дело до какого-то конца.

– А до какого конца вы бы хотели довести? – спрашиваю депутата Текеева.

– А что, тут все ясно. Референдум нужен. Иначе нельзя. У нас люди очень горячие. И у нас люди на грани нищеты. Они не станут долго ждать. Они уже ничего не боятся, назад пути нет, вернешься назад – всех перестреляют родственники Батдыева. И нам сегодня непонятно одно: почему Москва молчит? Где Путин? У нас очень уважают федеральную власть, Путину надо вмешаться, показать, что он заинтересован в стабильности и мире. За последние пять лет пропало более 500 человек. Это данные нашего МВД. И после этого сказать людям: живите так и дальше? Нет, надо дать людям возможность самим решить этот вопрос.

Вечером в кабинет президента принесли пирожки и воду. Лейтенант в камуфляже зашел в кабинет, осмотрелся и пошел прямо к президентскому креслу.

– Вы куда? – настороженно спросили его.

– Дайте в кресле президента посидеть,– благодушно сказал лейтенант.

Женщины заулыбались, дали ему пирожки и воду. Люди ели и смотрели новости, где передавали, что в ходе беспорядков, которые произошли накануне, зданию правительства был нанесен ущерб на 5 млн рублей, что Генпрокуратура возбудила уголовное дело по факту погрома. "Мы понимаем горе родственников убитых жителей Черкесска, но устраивать погромы не позволено никому", – предупреждал замгенпрокурора Шепель.

– В странном государстве мы живем,– сказала мне Зоя Кубанова.– Когда людей убивают и сжигают в шахте, никто не возбуждает дел, а когда родные погибших требуют справедливости, их кидают в тюрьму.

В это время одной из женщин позвонили на мобильный.

– Моего сына задержали, он ко мне шел, – сказала она. – И журналистов не пускают сюда. Говорят, ОМОН нас отсюда ночью выкинет.

В рамках уголовного дела о массовых беспорядках был арестован активный участник штурма Белого дома Халит Байрамуков. Говорят, что задержали еще несколько человек.

В кабинет снова вошел премьер Казаноков.

– Никаких штурмов не будет, будем договариваться, я с вами рядом буду, обещаю,– успокоил он женщин.

Вечером в Черкесск приехал полпред президента Козак. О том, как прошла его встреча с захватчицами Белого дома, расскажет сегодня.

Ольга Алленова

Опубликовано 11 ноября 2004 года

источник: ИД "Коммерсантъ"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

31 марта 2017, 03:58

  • Суд решил проверить заявления о пытках обвиняемых в попытке создать халифат

    Обвиняемый по делу о попытке создания халифата в Кабардино-Балкарии Заур Текужев в суде рассказал о пытках, которым он подвергся после задержания силовиками. После аналогичных показаний других подсудимых суд возложил на прокуратуру обязанность проверить эти заявления, передает корреспондент "Кавказского узла".

31 марта 2017, 03:31

31 марта 2017, 02:34

31 марта 2017, 01:46

31 марта 2017, 01:02

Справочник

Все справки

Архив новостей