11 ноября 2004, 21:04

"Ему все равно будут мстить"

"Революционная" ситуация в Карачаево-Черкесии сохраняется, хотя стала менее острой. Вчера утром у входа в разгромленный накануне Дом правительства помощник полпреда президента в ЮФО Олег Сафонов вообще назвал положение в республике стабильным, но прозвучало это неубедительно. Президентский кабинет по-прежнему оставался захваченным родственниками семерых погибших карачаевцев, тела которых были обнаружены в понедельник в раскопанном кургане поблизости от аула Кумыш. На улице вновь собрался митинг, хоть и не такой многочисленный, как накануне, а площадь перед резиденцией была оцеплена милиционерами и солдатами внутренних войск со щитами и дубинками.

Сидящие в разгромленном здании депутаты карачаево-черкесского парламента никак не могут собрать кворум и принять решение о низложении Мустафы Батдыева - этого им не позволяет конституция и просто человеческие качества. Президент Батдыев, как выяснилось, находится в городе. Премьер Карачаево-Черкесии Руслан Казаноков сообщил журналистам, что тот последнее время работает в его кабинете.

А люди, оккупировавшие кабинет г-на Батдыева, на встрече с помощником полпреда президента России в ЮФО выглядели деморализованными. «Зачем вы меня вызывали?» - спросил Олег Сафонов. «Мы боимся, что в республике начнется гражданская война, по нашим данным, Мустафа Батдыев готовит ответный митинг». - «У нас тоже были такие данные, мы их проверили, и они не подтвердились. Вы знаете, что ситуация в республике взята под особый контроль». Родственники погибших больше не хотели слушать слова о стабильности и огласили несколько конкретных требований. В их числе была отставка президента Мустафы Батдыева и руководителей силовых структур республики, организация уголовного преследования всех уволенных политиков и чиновников, национализация Черкесского цементного завода, принадлежащего обвиняемому в убийстве зятю президента Алию Каитову и выдворение гг. Батдыева и Каитова за пределы Карачаево-Черкесии. Г-н Сафонов забрал требования, но попросил протестующих: «Перестаньте работать на телекамеры». Некоторые родственники впали в ступор - настолько явным оскорблением показались им эти слова.

Выйдя из оккупированного президентского кабинета, г-н Сафонов рассказал журналистам, что у властей есть данные, будто за теми, кто организовал захват Дома правительства, стоят опасные и очень серьезные силы, целью которых является конечно же расшатывание политической ситуации на Северном Кавказе. В его словах прозвучал намек на террористический интернационал исламских фундаменталистов.

Ваххабиты в республике действительно есть - это как минимум несколько сотен человек, прошедших лагеря подготовки эмира Хаттаба под Сержень-Юртом в Чечне и в разное время принимавших участие в боевых действиях против России. Кроме бывших боевиков есть и духовные лидеры - до недавнего времени главным из них был так называемый самопровозглашенный «имам Карачая» Магомед Беджи-Улу, который сейчас, впрочем, сменил имидж глашатая «очищенного ислама» на вполне респектабельное место в окружении верховного муфтия России Талгата Таджутдина. У фундаменталистов было и политическое крыло - в частности, при прежнем президенте Семенове главой совета безопасности Карачаево-Черкесии был карачаевец Борис Батчаев, о связях которого с религиозной «оппозицией» было достаточно хорошо известно. Но сейчас Батчаев находится на пенсии и не вмешивается в политическую жизнь.

Впрочем, ядром манифестантов сегодня остаются родители, потерявшие своих детей. Ни на площади, ни в резиденции никаких религиозных лозунгов не было слышно и в помине. Другое дело, что в результате нынешних событий в Черкесске светская власть республики, округа и федерации рискует сильно подорвать свой авторитет в глазах граждан и тогда многие недовольные действительно могут пополнить ряды сторонников «чистого ислама».

Что касается убийства, происшедшего в ночь на 11 октября на даче «Зеленый остров», то даже родственники убитых не слишком активно спорят с версией о «переделе собственности». Речь идет о споре за Черкесское химическое промышленное объединение - некогда одно из ведущих лакокрасочных предприятий СССР. В начале 90-х его приватизировал предприниматель Захар Цахилов, которому принадлежало около 70% акций завода. Остальной пакет распределили в коллективе. Однако после смерти г-на Цахилова сразу несколько крупных бизнесменов проявили интерес к химзаводу. Прямые наследники г-на Цахилова долгое время отказывались продавать пакет акций, но после того, как у них начали пропадать родственники, фактически уступили завод. Убитый депутат местного парламента Расул Богатырев, по некоторым данным, контролировал часть этого предприятия. А его коллега по депутатскому цеху и по совместительству зять президента Батдыева Алий Каитов, успевший к 27 годам сделать состояние на цементном заводе, приватизация которого, по многочисленным данным, была проведена небезупречно и даже не без человеческих жертв, как раз проявлял к химзаводу повышенный интерес. По утверждению родственников, Расул Богатырев и сопровождавшие его молодые люди явились на ночную встречу с Каитовым совершенно безоружными и с добрыми намерениями, и в кемпинге «Зеленый остров» была отнюдь не перестрелка, а расстрел. Многие, правда, считают это абсурдом - на Северном Кавказе уже давно не ездят без оружия на ночные переговоры.

В любом случае родственники погибших карачаевцев весьма решительно настроены на возмездие - Каитову, его сообщникам, а заодно и президенту, который, по их мнению, не мог ничего не знать о криминальной деятельности близкого родственника. Справедливости они по-прежнему требуют от госструктур, но при заминке с их стороны обещают разобраться с провинившимися сами, по законам кровной мести.

В Москву президента республики вызывают 13 ноября, и местные наблюдатели надеются, что на встрече в Кремле речь все-таки пойдет об отставке. «Ему все равно будут мстить, - пояснил один из них корреспонденту «Времени новостей». - Но если отомстят президенту, это будет «красный» уровень нестабильности. А если он к этому времени будет вне власти - все-таки «оранжевый». Выбор в любом случае невелик, но «заматывать» это дело все равно не выход: он просто не сможет работать, ему даже в карачаевских аулах будут говорить: «Убийца, зачем детей сжег?»

Все это загоняет федеральную власть в патовую ситуацию. Если Москва будет отстаивать Мустафу Батдыева, она получит на Кавказе еще одну республику, которой правит президент, ненавидимый значительной частью населения. «Сдавать» же Батдыева опасно - это будет в буквальном смысле означать, что главу региона в России может свергнуть возмущенная толпа, атаковав правительственную резиденцию. Кстати, вчера днем в Черкесске уже знали о массовых демонстрациях против североосетинского президента Александра Дзасохова во Владикавказе. «Это цепная реакция», - сказал кто-то из мужчин, сидевших в кабинете Мустафы Батдыева, и непонятно было, чего больше в его лице - солидарной радости или страха перед будущим.

Вчера поздно вечером сессия народного собрания КЧР так и не началась из-за отсутствия кворума, а манифестанты, которых осталось человек 40, ели чебуреки в тщательно прибранном президентском кабинете и обсуждали, когда их начнут выгонять из здания и приедет ли к ним полпред президента в ЮФО Дмитрий Козак. Появившийся в Черкесске полпред для начала решил встретиться с руководством республики. Премьер Казаноков обещал собравшимся, что штурма не будет, но на всякий случай предупредил: по факту погрома в здании уже возбуждено уголовное дело сразу по трем статьям УК.

Иван Сухов

Опубликовано 11 ноября 2004 года

Примечание редакции: см. также новость "Карачаево-Черкесия: родственники погибших предпринимателей покинули здание Дома правительства".

источник: Газета "Время новостей"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

29 мая 2017, 11:08

29 мая 2017, 10:46

29 мая 2017, 10:42

29 мая 2017, 10:17

29 мая 2017, 10:07

Архив новостей