10 ноября 2004, 19:47

Курортный роман

Премьер Грузии Зураб Жвания и президент Южной Осетии Эдуард Кокойты в конце прошлой недели встретились в Сочи и попытались разобраться в причинах летнего кризиса в южноосетинском регионе, едва не вылившегося в новый кровопролитный конфликт.

Более восьми часов длилось первое свидание Жвании и Кокойты. Поначалу встреча в пансионате «Черноморье» анонсировалась как переговоры с глазу на глаз, однако сразу же после появления грузинской делегации стало ясно, что беседы тет-а-тет не получится. В качестве посредников на ней присутствовали замминистра иностранных дел России Валерий Лощинин и сопредседатель Смешанной контрольной комиссии (СКК) по урегулированию грузино-южноосетинского конфликта с североосетинской стороны Таймураз Кусов.

Результатом многочасовых переговоров стало весьма «гладкое» совместное заявление, в котором стороны выразили сожаление по поводу летнего обострения южноосетинского кризиса, а также надежду на невозобновление боевых действий и скорое начало работы сразу нескольких проектов по социальной и экономической реабилитации региона. Единственным конкретным итогом стал пункт о полной демилитаризации зоны конфликта к 20 ноября -- к этой дате все законные и незаконные формирования, включая, кстати, и части южноосетинского минобороны, должны покинуть зону. Останутся в ней только миротворцы из Смешанных сил по поддержанию мира (ССПМ), все посты которых отныне должны быть действительно смешанными, а также южноосетинские милиционеры и грузинские полицейские, точное число которых должно быть определено дополнительно на заседании СКК. Стороны, судя по всему, ничуть не смущены тем обстоятельством, что предыдущее соглашение о демилитаризации было подписано не далее как 31 мая этого года и было нарушено в течение 48 часов. На сей раз переговорщики уверяют, что горят желанием обеспечить соблюдение договоренности. По виду Таймураза Кусова, который вышел к журналистам часа через два после начала переговоров, можно было предположить, что все идет даже лучше, чем планировалось. По словам г-на Кусова, выявилось «много общих интересов», стороны с энтузиазмом воспринимают идею создания в регионе «зоны экономического благоприятствования». Однако согласовать «общие интересы» удалось лишь ближе к ночи. При этом представители Грузии и Южной Осетии итоги встречи оценили по-разному. «Мы можем добиться восстановления территориальной целостности Грузии мирным путем, - резюмировал г-н Жвания. - Это наша главная цель, но мы будем добиваться ее только путем переговоров. Совместное заявление придаст импульс политическому диалогу и в свою очередь будет способствовать полномасштабному политическому урегулированию конфликта. Он уже 12 лет находится в подвешенном состоянии (в 1992 году были подписаны Дагомысские соглашения, положившие конец войне между Грузией и Южной Осетией. - Ред.), и мы не можем топтаться на месте. Не могу сказать, что эта встреча - прорыв, но это, безусловно, первый шаг». Отвечая на вопрос «Времени новостей» о том, каким именно видится грузинской стороне полномасштабное урегулирование, г-н Жвания напомнил, что его страна готова предоставить Южной Осетии максимально широкие полномочия автономной республики в составе Грузии, а грузинский сопредседатель СКК Георгий Хаиндрава добавил: «Такие, какие есть у Северной Осетии в составе России». Впрочем, Зураб Жвания быстро поправился: на сегодняшний день он, мол, не готов делать заявления относительно статуса автономии. Эдуард Кокойты также призвал «не бежать впереди паровоза» и пока не ставить неудобных вопросов о статусе. Но в то же время не преминул отметить: выбор южноосетинского народа в пользу независимости от Грузии неизменен. А то, что грузинское руководство согласилось сесть за стол переговоров, означает, по его словам, лишь начало международного признания Южной Осетии в качестве субъекта международного права. Впрочем, даже при неизменности основных установок сторон подвижки налицо. Обе стороны уверяют, что готовы вести переговоры по всем спорным вопросам. В том числе, по всей видимости, и о будущем статусе республики. Пока же стороны предпочли не задавать друг другу самых неудобных вопросов, например об установлении грузинского пограничного и таможенного поста у Роккского туннеля (граница Северной и Южной Осетии). Кстати, грузинская сторона, по словам Георгия Хаиндравы, надеется на то, что такого рода решения будут приняты при подписании рамочного двустороннего соглашения между Россией и Грузией, намеченного на ближайшие месяцы. При этом особо воодушевляет грузинскую сторону то, что российские дипломаты постоянно подчеркивают уважение территориальной целостности Грузии. Г-н Хаиндрава даже заявил «Времени новостей», что проблема Южной Осетии «может быть решена в течение четырех-пяти месяцев» (на "присоединение" Абхазии он отводит три-четыре года). Видимо, почувствовав некоторый прогресс, грузинские переговорщики с большим энтузиазмом поддержали идею Эдуарда Кокойты о введении режима экономического благоприятствования в самой Южной Осетии, а заодно в граничащих с ней Горийском районе Грузии и Алагирском районе Северной Осетии. А представители Еврокомиссии обещали перевести на счета Цхинвали 2,5 млн евро, которые были внесены в расходный бюджет ЕС еще в 1999 году, но так и не дошли до адресата.

И все же попытка «вежливого сватовства» Тбилиси к Цхинвали может привести к успеху только в результате существенных усилий с обеих сторон. Грузинской «партии мира» придется иметь дело не только с осетинами, которые по-прежнему хотят видеть в Грузии исключительно соседа, но и с соотечественниками, которые выступают за более жесткий вариант решения осетинской проблемы. «Партия войны» имеет своих приверженцев и в Тбилиси, и в Цхинвали, и на условно подконтрольных им территориях. Кроме того, негативную, провоцирующую роль будут играть конфликтные ситуации, возникающие между местными жителями - грузинами и осетинами. Так, непосредственно в день сочинской встречи поступило сообщение о захвате осетинами грузинского крестьянина из селения Кехви. Спустя несколько часов его дополнило известие о задержании грузинами нескольких десятков осетин, которых пригрозили расстрелять, если крестьянин из Кехви не отыщется. Представители Грузии, правда, не подтвердили ни того ни другого сообщения, а президент Южной Осетии хоть и признал факт захвата 32 осетин в Кехви, все же выразил надежду, что проблема к утру рассосется. Прогноз сбылся, но едва ли эти инциденты окажутся последними даже в том случае, если соглашение о демилитаризации будет выполнено.

После встречи с премьер-министром Грузии Зурабом Жванией президент Южной Осетии Эдуард Кокойты ответил на вопросы специального корреспондента «Времени новостей» Ивана Сухова.

- Г-н президент, вы довольны итогами встречи?

- Да. Господин Жвания производит впечатление конструктивно настроенного человека. Главное, о чем мы договорились, -- это невозобновление боевых действий и укрепление взаимодоверия между нашими народами. Есть силы, которые склонны выдавать желаемое за действительное, но я хотел бы отдельно подчеркнуть: статус Южной Осетии на нынешней встрече не обсуждался. Мы готовы к диалогу, но не собираемся уступать позиции, которые нам определил народ.

- Вам не показалось, что, несмотря на роль посредника, Россия с сегодняшнего дня занимает более нейтральную позицию в югоосетинском вопросе?

- Я бы не сказал, потому что ответственность России есть, в том числе и по сегодняшнему документу, под которым подпись ее представителей. Россия очень много делает для того, чтобы процесс урегулирования перешел именно в мирное русло.

- И все же, как стало известно, проблему выставления грузинского пограничного поста у Роккского тоннеля грузинская сторона готовится обсуждать в двусторонних переговорах с Россией, которая исходит из принципа территориальной целостности Грузии и таким образом фактически отказывается признавать Южную Осетию самостоятельным образованием.

- Я подчеркиваю: вопросы статуса вообще не обсуждались. Мы должны быть более реалистичными и не форсировать события.

- На каких условиях вы готовы разговаривать с Грузией о будущем статусе республики?

- На равных правах -- как субъект международного права. Мы много говорим о непризнанности республики Южная Осетия. Но в любом случае то, что южноосетинская государственность существует, это уже факт. С другой стороны, найдите хоть один документ, в котором Южная Осетия признает Грузию.

- Вы все еще полагаете возможным вхождение Южной Осетии в состав России? На каких условиях это могло бы произойти?

- Без всяких условий.

- Это сейчас обсуждается?

- Да, этот вопрос серьезно рассматривается в Госдуме, и сроки поджимают, потому что было наше обращение. Создана группа, она работает. Технически для вхождения прежде всего необходимо, чтобы нас признали обе палаты Федерального Собрания РФ.

- Вы были в Беслане. Там вам очень многие признательны за оказанную помощь. Как вы оцениваете случившееся? Не отразилась ли бесланская трагедия на стремлении южноосетинского народа связать свое будущее с Россией?

- Наоборот, это нас подтолкнуло к тому, что мы должны действительно объединиться. Если бы Осетия была единой, такой трагедии не было бы. Это удар по нашему народу, именно по Осетии, которая имеет очень важное геополитическое значение для Кавказа. Для нас, осетин, это еще и обязанность в глазах народов Кавказа сохранять стабильность перед лицом тех сил, которые хотят дестабилизировать Кавказ. Бьют ведь по союзникам России. Представьте, если бы осетины отвечали тем же? 50-тысячная Южная Осетия этим летом уже второй раз выдержала агрессию Грузии. Мы в состоянии отвечать, но мы этого не сделали. Мы исходили из высших интересов народов, проживающих на Кавказе. Хватит войны на Кавказе.

- Не могли бы вы уточнить, какие конкретно экономические проекты обсуждались на встрече в Сочи?

- Мы предложили грузинской стороне: прежде чем обсуждать политику, обсудить экономические вопросы, решение которых могло бы способствовать укреплению взаимодоверия в зоне конфликта и решению социальных вопросов. Мы предлагали создать режим экономического благоприятствования в зоне, которая включала бы и Горийский район Грузии, и Алагирский район Северной Осетии. Для нас очень важно потепление отношений между соседними государствами. Господин Жвания поддержал эту идею. Кстати, она вполне укладывается в российскую концепцию развития приграничного сотрудничества.

- Вам не кажется, что зону экономического благоприятствования могут, условно говоря, обменять на часть суверенитета? К примеру, если она, как вы предлагаете, выйдет за рамки зоны конфликта, то Грузия получит дополнительное основание для продвижения своей таможенной границы к Роккскому тоннелю?

- Не думаю. Создание этой зоны предусматривается межправительственным соглашением России и Грузии, подписанным в 2000 году. Мы просто будем исходить из этих основополагающих документов, которые способствуют экономическому развитию Южной Осетии и в целом возмещению ущерба, который был нанесен нашей республике в результате грузинской агрессии.

- Вам не кажется, что «партии мира» Зураба Жвании в Грузии грозит ослабление?

- Мы будем сожалеть, если итогом наших переговоров станут какие-то разборки в самой Грузии. Нам нужна стабильная соседняя Грузия. Мы заинтересованы, чтобы отношения между Грузией и Россией все больше укреплялись, потому что мы хотим жить с соседями, которые дружат друг с другом. Что касается «партии войны», то они разочарованы стремлением народов жить в мире. Они видят, что мы готовы защищать интересы всех граждан Южной Осетии, в том числе и проживающих в селах с преимущественно грузинским населением. Кстати, виновником нагнетания ситуации в этих селах является губернатор Горийского района, который тоже представляет «партию войны». Он уже дважды был там избит самими жителями. Я ему очень рекомендую пересмотреть свою позицию.

Иван Сухов

Опубликовано 10 ноября 2004 года

источник: Газета "Время новостей"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

25 июля 2017, 20:01

25 июля 2017, 19:38

25 июля 2017, 18:43

25 июля 2017, 18:38

25 июля 2017, 18:29

Архив новостей