10 ноября 2004, 19:35

Легки на погром

Вчера в Черкесске был захвачен Дом правительства Карачаево-Черкесии и расположенный в нем кабинет президента республики Мустафы Батдыева. На штурм здания пошли родственники и близкие семи убитых в середине октября предпринимателей. Они решили, что подозреваемый в организации преступления зять президента Али Каитов может уйти от ответственности. При захвате пострадали несколько милиционеров и захватчиков. На момент подписания номера в печать в Доме правительства оставалось около полусотни человек, которые отказались покидать резиденцию, пока президент Батдыев и руководители силовых ведомств не уйдут в отставку. Президент Батдыев объявил, что останется у власти. С подробностями Мурат Гукемухов.


Откуда ноги росли

С утра на центральной площади перед Домом правительства собралось около 4-5 тыс. человек — родственники убитых еще 11 октября депутата республиканского парламента Расула Богатырева и шести его друзей, а также сочувствующие им люди, которые съехались со всех концов республики.

Они хотели потребовать немедленной отставки президента, правительства и руководителей силовых ведомств. Они считают, что Мустафа Батдыев не просто родственник Али Каитова, а соучастник убийства 11 октября, который несет ответственность за разгул криминала в республике. Организаторы митинга объявили: "Каитов без Батдыева — ничто. Батдыев — голова, Каитов — ноги".

Многие вышли к Дому правительства после событий, происшедших в понедельник. Тогда, как уже сообщал Ъ, благодаря показаниям двух арестованных в Санкт-Петербурге киллеров в районе аула Кумыш было найдено место массового захоронения. Преступники сложили расчлененные тела молодых людей в яму, облили бензином, обложили автопокрышками и подожгли. По словам очевидцев, опознать большинство погибших можно будет только с помощью анализа ДНК. Опознать на месте родственники смогли только одного из друзей депутата Богатырева — Магомеда Узденова.

В тот же день стало известно об отчете, который следственная бригада Генпрокуратуры отправила заместителю генпрокурора по Южному федеральному округу Николаю Шепелю. Отчет попал в руки родственников погибших, которые показали документ своим юристам. А те дали заключение, что по материалам следствия есть большая вероятность того, что зять президента глава "Кавказцемента" и депутат местного парламента Али Каитов может уйти от уголовной ответственности. Дело в том, что в показаниях задержанных нет ни одного конкретного заявления о том, что сам господин Каитов убивал либо приказывал убивать этих людей.

Родственники решили, что главный виновник преступления может уйти от наказания. В связи с этим они и решили провести митинг протеста. Кроме того, родственникам погибших стало известно, что, уже находясь в федеральном розыске, господин Каитов снимал значительные суммы со счетов ООО "Кавказцемент", которым он руководил. Речь, по данным собеседников, шла о 23 млн. Родственники считают, что он снимал эти средства для подкупа властей, чтобы уйти от ответственности.

Дом правительства пал за 45 минут

Митинг, назначенный на десять утра, долго не начинался из-за того, что организаторы не могли подключить громкоговорители. Самым простым способом было бы воспользоваться электросетью Дома правительства (в центральной его части находится парламент, в правом крыле — резиденция президента, в левом — правительственные учреждения). Но депутаты и чиновники, к которым несколько раз обращались за содействием делегации, составленные участниками митинга, отказывались протянуть удлинители.

Через два часа митингующим надоело получать отказы. В 12.15 возмущенные люди подошли к Дому правительства, чтобы зайти туда и самим подключиться к сети. В первой шеренге оказались женщины — матери и сестры убитых предпринимателей. В здание их не пустили — вход перегородили милиционеры со щитами, они были в масках и вооружены дубинками. Но разъяренные женщины буквально смели стражей порядка. Женщины разбирали облицовку фасада и кусками гранита разбивали щиты и двери. Уже в фойе милиция применила слезоточивый газ и "водометы", обдав штурмующих водой из пожарных брандспойтов.

Тем не менее около 400 участников митинга прорвались в здание правительства и разбежались по правому — президентскому — крылу, выбивая на пути стекла и переворачивая мебель.

В это время в Белом доме находилось еще много чиновников, но после штурма они спокойно покинули здание. Никого из них нападавшие не побили. Зато во время штурма было ранено семь сотрудников МВД и двое со стороны нападавших. В основном они получили ушибы от камней и порезы осколками стекол.

В общей сложности захват Дома правительства занял 45 минут. С 13.00 люди уже находились в кабинете президента Карачаево-Черкесии. Главы республики на месте не оказалось — он ушел через второй выход из кабинета. Интересно, что участники штурма, устроившие натуральный погром в здании, не тронули огромный аквариум в кабинете президента. "Рыбки живые, и они здесь ни при чем",— объяснил Ъ один из участников захвата.

Президент Батдыев добровольно в отставку не ушел. Более того, он приказал МВД КЧР принять "жесткие меры по пресечению беспорядков". Местную милицию тут же перевели на усиленный режим несения службы. Впрочем, к пресечению беспорядков милиция готовилась с вечера понедельника. По предположению родственников погибших, первый приказ об усилении милиция получила не от президента, а от федеральных чиновников. По их словам, полпред президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак позвонил отцу одного из погибших Оману Байчарову и попросил, чтобы на митинге не выдвигали политических требований, но тот ответил, что главные роды республики решили по-другому.

"Можете нас травить, как в "Норд-Осте"

Оказавшись в кабинете Мустафы Батдыева, родственники погибших выбросили из окна компьютер, принтер и ксерокс, а затем по правительственной связи попытались поговорить с представителями администрации президента России. Но найти нужный номер им не удалось. Единственное, что получилось,— дозвониться до приемной главы МВД России. Дежурный по министерству выслушал собеседников и сообщил, что все их требования будут доложены министру Рашиду Нургалиеву.

Вскоре в кабинет президента пришел первый заместитель начальника Главного управления МВД по Южному федеральному округу Александр Сысоев. Генерал попросил людей, захвативших резиденцию, разойтись, но получил решительный отказ. Генерал Сысоев заявил, что никакого штурма Дома правительства не будет и что силой выгонять людей тоже не будут. Корреспонденту Ъ, присутствовавшему при разговоре, генерал Сысоев пообещал, что чрезвычайное положение в республике не введут и никакие дополнительные войска в Карачаево-Черкесию не перебросят. "Мы будем пытаться договариваться с людьми",— сказал генерал.

Следом за генералом в кабинете президента появился заместитель генпрокурора РФ Николай Шепель. Ему пришлось выслушать особенно много претензий как к следствию, так и к республиканским силовикам вообще. "Какое там правосудие! Каитов на той же даче (где было совершено массовое убийство 11 октября.) несколько недель назад замминистра внутренних дел республики Эркенову ногу прострелил, прокурора республиканского Ганночку избил прилюдно — кто его за это наказал? А что уж про простых смертных говорить?!" — кричали участники захвата. "Я понимаю ваши претензии, но вы сами выходите за рамки закона и совершаете преступления. Следствие работает в рамках правового поля, и мы не можем в угоду родственникам нарушать закон",— ответил прокурор Шепель и призвал людей разойтись. Ему ответила Фатима Богатырева, сестра убитого депутата Расула Богатырева: "Мы осознаем, что нарушаем закон, но это крайняя мера, на которую мы идем, чтобы привлечь к ситуации, которая у нас здесь происходит, федеральный центр. Мы требуем немедленной отставки президента и, как говорится, всего, что с ним связано".

Участники штурма вначале скептически отнеслись к возможной встрече с полпредом Козаком, который должен был приехать в Черкесск и снова попытаться урегулировать ситуацию (21 октября ему уже удалось уговорить захватчиков освободить Дом правительства в Черкесске). "Мы не уйдем из Белого дома, можете нас травить, как в 'Норд-Осте', можете нас убивать, но мы живыми не уйдем до тех пор, пока наши требования не будут выполнены",— заявила Фатима Богатырева.

Президенту КЧР подыскивают замену

Вскоре после штурма Дома правительства демонстрантам удалось подключить микрофоны на улице, и на площади наконец начался митинг. На нем звучали все те же политические требования: "Батдыева и силовиков в отставку! Мы требуем диктатуры закона, а не диктатуры Батдыева!" Митинг дружно требовал вмешательства федерального центра. "Пришлите русского из Москвы! — скандировали участники митинга.— Пришлите черкеса, абазина, еврея, кого угодно, хоть обезьяну — но положите конец этому беспределу". Сторонники бывшего президента Карачаево-Черкесии Владимира Семенова (проигравшего в прошлом году выборы Мустафе Батдыеву) доказывали, что "Москве следует заменить Батдыева на генерала Семенова, при котором такого криминального разгула не было".

Около 18.00 митинг постепенно сошел на нет. Большинство его участников покинуло площадь, оцепленную омоновцами. Части спецназначения заняли три соседних квартала, но никаких действий не предпринимали — так, на площадь до позднего вечера пропускались машины с желавшими помитинговать. Из них выходили люди, присоединялись к поредевшей толпе, а потом уезжали прочь.

В здании омоновцы выбрали тактику мягкого выдавливания: захватчиков не выпроваживали, но беспрепятственно выпускали из резиденции всех желающих, а вот обратно не пускали уже никого. Исключение делалось только для журналистов и людей с медикаментами, едой и водой.

Тот же метод использовался ОМОНом внутри здания: стоило участникам штурма покинуть какой-нибудь кабинет или этаж, как он опечатывался и брался под охрану милицией. При этом милиции поступила команда выявлять участников беспорядков и докладывать о них прокуратуре. Уголовное дело по факту беспорядков прокуратура вчера не возбудила. Скорее всего, это будет сделано сегодня, когда следователи осмотрят Дом правительства, ставший местом происшествия.

На 20.00 была запланирована экстренная сессия народного собрания КЧР, которая должна была обсудить ситуацию в республике. Во время первых беспорядков, в октябре, парламент по итогам собрания обратился к президенту РФ Путину с просьбой отправить в отставку местных силовиков. Вчера сессия парламента не состоялась — депутатам не удалось собрать кворум.

Постепенно методом выдавливания большая часть Белого дома была очищена от захватчиков. Поздно вечером к тем, кто оставался в кабинете президента, пришел заместитель Дмитрия Козака Олег Сафонов, пообещавший, что полпред вскоре приедет в Черкесск и встретится с ними. На момент подписания номера в печать в Белом доме осталось около полусотни участников штурма. Расходиться по домам они не собирались.

Мурат Гукемухов

Как развивались события в Карачаево-Черкесии

В ночь на 11 октября на территории коттеджного поселка завода "Кавказцемент" в районе Зеленого острова (окраина Черкесска) без вести пропали депутат местного парламента Расул Богатырев и шесть его знакомых — представители влиятельных местных родов. Свидетели слышали в районе поселка стрельбу.

19 октября на митинге в Черкесске родственники пропавших обвинили в причастности к исчезновению зятя президента КЧР Мустафы Батдыева Али Каитова — совладельца и гендиректора "Кавказцемента". По версии родных, Расул Богатырев и его товарищи хотели уладить с Али Каитовым спорные вопросы, связанные с контролем над цементным и химическим заводами.

20 октября на даче Али Каитова на Зеленом острове проведен обыск, найдены гильзы, следы пуль и сгустки крови.

21 октября в Черкесске несколько сот человек захватили здание правительства КЧР и потребовали отставки президента КЧР Батдыева. В город срочно прибыл полпред президента Дмитрий Козак, который попытался предотвратить кровопролитие. Прокуратура немедленно объявила, что за причастность к преступлению задержаны пять человек; еще шестеро, включая Али Каитова, объявлены в розыск.

22 октября родственники пропавших покинули здание правительства, поставив Мустафе Батдыеву ультиматум: выдать своего зятя в течение трех дней. Глава МВД Рашид Нургалиев объявил, что преступление раскрыто.

24 октября Мустафа Батдыев объявил о вознаграждении в 5 млн руб. за информацию о местонахождении Али Каитова.

25 октября Али Каитов сдался властям. Родственники пропавших вновь вышли на митинг в Черкесске с требованием отставки республиканских властей.

26 октября в Черкесске задержан следователь местной милиции Везиев, обвиненный в халатности и сокрытии улик при расследования дела о семи пропавших. Али Каитов дал интервью местному телевидению в котором не признал себя виновным в убийстве.

1 ноября в Черкесске возобновился митинг родственников убитых с требованием отставки властей и выдачи тел погибших. Число задержанных по делу выросло до 13 человек.

5 ноября в Санкт-Петербурге задержаны убийцы — охранники дачи Каитова Тамерлан Бостанов и Азамат Акбаев.

8 ноября следователи нашли место захоронения убитых 11 октября — заброшенную горную выработку под Карачаевском.

Народные волнения на юге России

19 августа 1991 года в Грозном (Чечено-Ингушетия) участники массового бессрочного митинга требовали перевыборов в Верховный совет республики и отставки председателя ВС Доку Завгаева, обвиненного в поддержке ГКЧП и взяточничестве. 4 сентября митингующие захватили телецентр и Дом радио и блокировали здание ВС. 6 сентября Доку Завгаев объявил об отставке. Митинги продолжались до середины ноября.

С 27 сентября по 11 октября 1992 года в Нальчике (Кабардино-Балкария) произошли массовые беспорядки, вызванные арестом председателя исполкома Конгресса народов Кавказа Мусы Шанибова. Митингующие забросали камнями резиденцию главы КБР Валерия Кокова, требуя его отставки. 12 января 1997 года Валерий Коков переизбран на пост президента, получив 99% голосов.

21 мая 1998 года сторонники братьев Магомеда и Надира Хачилаевых захватили Дом правительства и госсовет Дагестана в Махачкале и потребовали отставки руководства республики во главе с Магомедали Магомедовым. К Махачкале были стянуты 102-я бригада внутренних войск и 136-я бригада Минобороны. Магомедали Магомедов пообещал Надиру Хачилаеву не преследовать участников акции, после чего митинг завершился.

26 августа 1998 года в Кизляре (Дагестан) в ходе траурного митинга по убитому муфтию республики Саидмухамеду-хаджи Абубакарову митингующие перекрыли трассу "Кавказ" и потребовали отставки госсовета Дагестана во главе с Магомедали Магомедовым в связи с неспособностью навести порядок в республике. Представители властей убедили митингующих снять требование и разойтись. 25 июня 2002 года Магомедали Магомедов переизбран на пост председателя госсовета Дагестана.

16 мая 1999 года после второго тура выборов главы КЧР в Черкесске начался митинг сторонников одного из кандидатов, мэра Черкесска черкеса Станислава Дерева. Митингующих не устроили итоги выборов, по которым с 75% голосов лидировал карачаевец Владимир Семенов. 12 июня митинг вылился в потасовку с ОМОНом. 15 июня протестующие прорвали оцепление и заняли центральную площадь города. Акция длилась до 25 октября, когда под давлением Кремля Дерев признал полномочия Семенова, а тот пообещал распределить высшие посты в КЧР между представителями основных этнических групп.

21 октября 2002 года, на следующий день после первого тура президентских выборов в Калмыкии, в центре Элисты милицией с применением силы разогнан митинг противников президента Кирсана Илюмжинова, обвинивших главу республики в нарушении правил агитации и подтасовке итогов голосования. По итогам первого тура Илюмжинов набрал 47,26% голосов, его ближайший конкурент, банкир Баатр Шанджиев — 13,61%. В ходе второго тура выборов 27 октября Кирсан Илюмжинов набрал 57,21% голосов и был переизбран президентом.

21 сентября 2004 года в Элисте около тысячи противников президента Калмыкии собрались у Дома правительства и объявили о начале бессрочной акции с требованием отставки Кирсана Илюмжинова. Митинг был вновь разогнан местной милицией.

Прямая речь

Исмаил Бердиев, председатель Духовного правления мусульман Карачаево-Черкесии и Ставропольского края:

— Это надо спросить у Путина, теперь ведь он будет назначать президентов. У людей горе, а политики подстегивают их в своих интересах. Я разговаривал с Батдыевым — он нормальный человек, не думаю, что он знал, что делает его зять. Но надо провести следственные мероприятия; если выяснится, что в этой истории замешан президент, то он должен уйти. А если вопрос встанет ребром, то народное собрание должно решить, проводить или нет по этому поводу референдум.

Леонид Рокецкий, член Совета федерации:

— Я бы не стал искать выходов, как избежать отставки, а просто на месте федеральных властей отправил бы его в отставку.

Альфред Кох, бывший руководитель "Газпром-медиа":

— Я Мустафу неплохо знаю, в отличие от других руководителей республик Северного Кавказа. Был у него даже на инаугурации. На мой взгляд, так вопрос никто не ставит. В республике требуют отставки силовиков.

Исса Костоев, член Совета федерации от Ингушетии:

— По Конституции никто не несет ответственности за своих родственников. Но есть и вопрос чести. Однако в условиях Кавказа эта отставка может усугубить положение. Президент КЧР же не знал, когда его дочь выходила замуж, что он роднится с человеком, которого могут обвинить в тяжелом преступлении.

Сергей Филатов, президент Конгресса российской интеллигенции, бывший глава администрации президента Ельцина:

— Если он чувствует, что у него не все в порядке, то лучше не бегать. Никто из президентов этой республики не мог чувствовать себя спокойно на этом посту. Там нет баланса, есть недоверие между осетинами, русскими, карачаевцами и черкесами. Еще — жуткая коррупция и нечестный бизнес. Какой национальности больше во власти, тех бизнес и выше. Власть там всегда каким-то образом замешана в коррупцию. Я думаю, что в КЧР, Дагестане, Чечне президентов надо действительно назначать, и лучше русских — как более нейтральных.

Эмиль Паин, президент Центра этнополитических проблем:

— Ситуация конфликтная и неуправляемая, в ней замешаны более тысячи людей. Федеральной власти необходимо этой ситуацией начать управлять. Представитель президента должен встретиться с представителями толпы, чтобы найти адекватное решение. А они ведь не требуют невозможного — они требуют расследования трагедии. И власть заинтересована в нем не меньше, чем толпа. А после этого можно принимать решения.

Юрий Скуратов, бывший генпрокурор России:

— Прежде чем отстранять президента от должности, надо обеспечить объективное расследование. Выявить степень причастности президента к происходящему — и только потом можно ставить вопрос об отставке. Все остальное от лукавого.

Игорь Чубайс, директор Центра по изучению России:

— Если победит сила, а не разум, то президент останется. Но если у него есть элементарная совесть, то он добровольно должен уйти. В конце концов, есть политическая этика. В Европе достаточно одного лишь подозрения в коррупции, чтобы политики уходили в отставку.

Опубликовано 10 ноября 2004 года

источник: ИД "Коммерсантъ"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 мая 2017, 13:18

23 мая 2017, 13:08

23 мая 2017, 12:54

23 мая 2017, 12:06

23 мая 2017, 11:59

Архив новостей