05 ноября 2004, 18:13

"Нас пугают, но не могут понять: мы устали бояться!"

"Новая" продолжает следить за тревожными событиями в Карачаево-Черкесии. Напомним: 18 октября неизвестными в центре Черкесска был расстрелян вице-премьер КЧР Ансар Тебуев. Этому предшествовала еще одна трагедия: в ночь с 10 на 11 октября без вести пропали семь жителей республики - молодые люди из знатных и влиятельных карачаевских семей.

Оба события сошлись в одной точке 19 октября. В этот день республика прощалась с Тебуевым, и в этот же день на площадь перед Домом правительства в Черкесске вышли несколько сот человек. Они потребовали от власти сообщить хоть какую-то информацию о судьбе пропавших без вести. Власть ответила молчанием (см. "Новую газету" N 78 от 21 октября). После этого события стали развиваться лавинообразно. 20 октября люди с площади, не дождавшись никакой реакции обитателей Дома правительства, берут его штурмом. Президент КЧР Батдыев в страхе бежит из своего кабинета. Причина для бегства у главы республики весомая: его зять подозревается в убийстве и исчезновении семи человек. В этот же день в Черкесск прибывает полпред президента РФ по Южному федеральному округу Дмитрий Козак (см. "Новую газету" N 79 от 25 октября). Людей удается успокоить, они расходятся по домам. Но начинают собственное расследование преступления. Перед Домом правительства не прекращаются многотысячные митинги, из родственников без вести пропавших сформирован постоянно действующий штаб.

- Нам говорят: не вмешивайтесь в политику. А как не вмешиваться, если наше требование, чтобы нам сказали, где наши дети, и есть политика? - спрашивает меня Зоя. Она среди тех, кто уже больше двадцати дней выходит на площадь перед Домом правительства в Черкесске. Зоя - тетя Замира Хапаева, одного из семи исчезнувших в ночь с 10 на 11 октября представителей многочисленных карачаевских родов. Их судьба по-прежнему неизвестна.

"Вы неправильно выражаетесь: исчезли тела, а не живые люди", - поправляет меня Борис Батчаев. Бывший секретарь Совбеза КЧР сейчас на пенсии. Батчаев долгое время оставался лидером карачаевцев. Теперь о ситуации в республике говорит как наблюдатель: "Очевидно, что эта власть уже не в состоянии управлять республикой. Ей не верят, ее ненавидят. Обвинение близкого родственника президента в причастности к массовому убийству в моральном плане уже достаточное основание для того, чтобы подать в отставку. Это единственный поступок, способный помочь президенту сохранить лицо. Подобный шаг соответствует представлениям кавказцев о чести, и народ его оценит. Правовые аспекты виновен - не виновен важны с точки зрения закона, а люди свой вердикт уже вынесли.

Министр внутренних дел КЧР Александр Обухов - один из трех руководителей, чьей отставки требует парламент республики. Его обвиняют в бездействии и сокрытии фактов по делу президентского зятя.

"На днях приедет комиссия МВД РФ, пусть она решает: виноват я или нет! А здесь ни у кого нет полномочий меня обвинять", - горячится министр.

Почему об исчезновении семерых молодых людей стало известно только после убийства вице-премьера Ансара Тебуева? Этому у министра свое объяснение. Он говорит, что ежедневно в МВД КЧР поступают заявления о пропаже 200-300 жителей республики. Эта информация из-за халатности сотрудников запускается в оперативную разработку с большим опозданием. А убийство вице-премьера и открытые выступления родственников - случайное совпадение.

Руководитель следственной группы Генеральной прокуратуры Борис Карнаухов рассказал "Новой", что никакой свежей информации в деле нет, а муссирование одних и тех же фактов только раздражает родственников и вообще население республики. По поводу состава следственной группы Карнаухов уточняет: к делу не допускаются представители местных правоохранительных органов, работают только специалисты из регионов ЮФО - Ростова и Волгограда.

Борис Карнаухов опроверг информацию о том, что главный обвиняемый в деле об исчезновении семерых жителей КЧР Али Каитов - бывший зять президента - переведен в разряд свидетелей: "Слухи, что мы выпускаем Каитова под подписку о невыезде, что переводим его в свидетели, систематически возникают в народе и приводят к волнениям среди родственников. Официально заявляю: с 25 октября Али Каитов не задержанный, а арестованный, и отпускать его никто не собирается".

Во вторник в Черкесске резко похолодало. Пасмурно и дождливо. Площадь, на которой в понедельник бушевал митинг, пустует. Но это только видимое спокойствие.

Сквер за площадью двадцать дней назад стал штабом родственников семерых пропавших. Люди делятся на группы, одни уходят на поиски, другие возвращаются сюда, чтобы рассказать, что опять ничего не нашли, и узнать, что нового там, в Белом доме.

"Митинг в понедельник был санкционированным. Президент Батдыев перед этим обещал, что поддержит нас и даже организует транспорт, чтобы помочь людям из сел добраться до Черкесска. А на деле ставленники Батдыева на местах сделали все, чтобы люди не попали на митинг. Автобусы останавливали, записывали имена и фамилии, запугивали людей. Из Карачаевского и Малокарачаевского районов большинство вообще не смогли выехать. А тем, кто приехал на своем транспорте, пришлось проселочными дорогами объезжать милицейские посты. Это искреннее желание президента помочь нам?". Ответ на вопрос Сагита Хаппаева, дяди пропавшего Замира Хапаева, для собравшихся в сквере очевиден.

"Зачем нам телевидение, которое бессовестно врет в угоду власти? Ни один телеканал не назвал правдивой цифры собравшихся на митинге, никто не осмелился рассказать, о чем мы говорили на площади, никто не сообщил о резолюции нашего митинга, как будто пришла толпа, бессмысленно побазарила и разошлась! Не так же все было, - возмущается Хамид Байрамуков, близкий друг пропавших без вести. - Людей было не меньше четырех тысяч, а телевидение говорило - шесть сотен. А после того как я зачитал резолюцию митинга и ушел с площади, два человека в милицейской форме подбежали ко мне и начали фотографировать. Пугают, но одного не могут понять: устали мы бояться!".

Люди из сквера поделили республику на секторы поиска. Каждый день группами они прочесывают новые участки. Айшат Джанкезова рассказывает, что в выходные она прошла от дачи Али Каитова вверх по реке Кубань к даче Мустафы Батдыева. Обыскала все, разговаривала с людьми. Тел не нашла, но соседи президента рассказали Айшат, что в прошлый вторник 26 октября на даче Батдыева стреляли, тоже около двух ночи. "Я рассказала об этом всем следователям, к кому смогла попасть, - говорит Айшат. - Сделали вид, что не поверили. Я ничему уже не удивляюсь: люди, живущие рядом с дачей Каитова, вначале говорили нам, что отчетливо слышали стрельбу, а теперь заявляют, что им, наверное, послышалось. Это не их горе...".

Власти и правоохранительные структуры КЧР прилагают титанические усилия, чтобы отыскать тела и успокоить родственников. Через две недели после событий на даче Али Каитова в распечатках мобильного телефона Роберта Герюгова обнаружили sms-сообщение. Оно было принято в тот вечер, когда Герюгов пропал. Роберту писала его девушка, живущая в Эльбургане, небольшом абазинском ауле в сорока километрах к юго-востоку от Черкесска. По тревоге были подняты специальные подразделения, которые прочесали огромный массив Эльбурганского заповедника. Ничего не нашли. Искали даже за 300 километров от Черкесска в ущелье на границе с Абхазией. А в ближайшие дни собираются спускать воду Большого Ставропольского канала.

Но отношение к масштабным поискам скептическое. Люди считают, что многое не сходится. К примеру, сколько человек было в ночь с 10 на 11 на даче Али Каитова? Арестованы 12, и все они говорят, что тела убитых увезли двое, которых никак не могут найти. Причем мертвых погрузили на те же машины, на которых они приехали. Установлено: группа Богатырева (семеро пропавших без вести) приехала на трех машинах. В таком случае как двое могли управлять тремя машинами? И на чем они вернулись после того, как избавились от машин и трупов? О том, что вернулись, свидетельствуют показания арестованных. Причем вернулись через два часа. Зачем тогда искать в тех местах, куда за два часа даже в один конец не доедешь? Слишком много вопросов остается без ответа.

Пасмурная Карачаево-Черкесия напоминает компьютер в режиме ожидания. И убитые горем люди в сквере, которым почти месяц не дают похоронить родных, и высокие чиновники, и парламентарии, и те, кому все равно, лишь бы не стреляли, все говорят о воле Кремля. С поразительной покорностью.

"Наши национальные образования создавались Советским Союзом именно для того, чтобы убить в людях гражданское достоинство, воспитать рабскую психологию. Что удивительного в том, что народ Карачаево-Черкесии ждет и верит в то, что мудрый старший брат придет и рассудит. Это закономерный результат многолетней политики на Северном Кавказе", - заключает Борис Батчаев.

Фатима Тлисова

Опубликовано 4 ноября 2004 года

источник: "Новая газета"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

28 мая 2017, 11:35

28 мая 2017, 10:47

28 мая 2017, 09:35

28 мая 2017, 08:36

28 мая 2017, 07:41

Архив новостей