21 октября 2004, 10:04

Как Александр Мелихов развенчивает "либерально-гуманистические мифы"

Недавно сразу в нескольких изданиях ("Московские новости", "Новое время", "Дело") была опубликована статья Александра Мелихова, в которой он полемизирует с теми представителями либеральной общественности, которые видят выход из чеченского тупика в предоставлении Чечне независимости. Текст статьи несколько рознится, но суть везде одна. Автор вроде бы не высказывается принципиально против такого решения. Но он обвиняет приверженцев предоставления Чечне независимости в том, что основываются они на "либерально-гуманистических заклинаниях", находящихся в прямом противоречии с реальностью и здравым смыслом. "А потому их аргументация, вместо того чтобы убеждать, зачастую только раздражает как всякая попытка отрицать очевидное, выдавать недоказанное за доказанное", – пишет Мелихов в "Новом времени".

Далее автор лихо проходится по "слабым местам" позиции противников войны в Чечне, опровергает "мифы либерально-гуманистического сознания" и предлагает выдвинуть вместо них что-то действительно убедительное.

Вопросы, поставленные Мелиховым, безусловно требуют ответа, и неспособность значительной части антивоенного движения дать убедительные ответы на них является одной из причин его слабости. Надеюсь, что цель выступления Мелихова – как раз заставить нас дать такие ответы. Попытаюсь ответить по пунктам.

Заклинание первое Мелихов формулирует так: порядочным людям всех национальностей нечего делить, все межнациональные конфликты вызваны исключительно науськиванием алчных и тщеславных политиков. На это он отвечает:

"Существует не зависящая от нашей воли конкуренция народов - их экономических систем, их культур, их коллективных грез, то есть представлений о своем месте в социальном мироздании. Соперничество наций было, есть и будет до тех пор, пока существуют нации. Другое дело, что это соперничество не требует взаимного истребления, как это представляется нацистам. Все ужасы могут отсекаться системой социальных табу, ...запретов на убийство и насилие".

Что ж, согласимся с нацистами в том, что соперничество наций существует. Допустим, что следствием именно этого объективно существующего соперничества является война в Чечне, что именно оно является той почвой, на которой произрастают происки корыстных политиканов. И попытаемся вместе с автором найти способ, как на это соперничество надеть узду "социальных табу, ...запретов на убийство и насилие". Но для этого надо развенчать и другие "мифы либерально-гуманистического сознания". Последуем за Мелиховым:

"Заклинание второе: террористы не имеют национальности (в другой версии - религии). Увы, имеют. Иными словами, значительная часть их нации (конфессии) видит в них выразителей своих чаяний. Именно в этом их сила и именно поэтому у простого человека возникает соблазн нейтрализовать не только самих экстремистов, но и всех, у кого они могут найти поддержку. Это стремление исходит не только из иррационального чувства мести, но и из вполне рациональной целесообразности. Устрашение и изоляция всех потенциально сочувствующих не раз и не два приводили к успеху".

Что ж, автор совершенно справедливо не верит в лубочную сказочку о мирном чеченском народе, который стройными рядами мечтает жить под российской властью и дружно ненавидит кучку отщепенцев-боевиков, ему в этом мешающих. Только рассказывают нам эту сказку уже много лет те самые официальные СМИ, которых трудно заподозрить в оппозиции путинской политике в Чечне. Противники же войны постоянно твердят о том, что вооруженное сопротивление (в том числе и в террористической форме) питалось и питается тем отношением к российскому государству, которое продолжает преобладать в чеченском обществе. Хотя значительная часть того же самого общества может действительно "не любит" боевиков, мешающих ему выживать в условиях оккупационного режима и "подставляющих" под карательные операции. Так что здесь Мелихов прав, но упрек он направляет не по адресу. А вот с последним тезисом вышеприведенной цитаты хотелось бы поспорить.

Совершенно точно вскрыв механизм втягивания завоевателей в противостояние с враждебно настроенным местным населением, Мелихов утверждает, что исторический опыт доказывает эффективность тактики "устрашение и изоляция всех потенциально сочувствующих". Видимо этот вопрос представляется Мелихову настолько важным, что он возвращается к нему вновь, когда опровергает "четвертый миф либерального сознания": жестокость порождает только новую жестокость. "Жестокость, проводимая достаточно масштабно, долго и последовательно, рождает сначала ужас, а потом сломленность, отчаяние – об этом говорит опыт всех победивших диктатур", – пишет он в варианте своей статьи, опубликованной в "Новом времени".

Не буду напоминать о "системе социальных табу, запретах на убийство и насилие", о которых Мелихов писал в начале своей статьи. Не буду много распространяться на тему о том, что только тяжело больной патологическим низкопоклонством перед Западом человек не признает опыт колониальных войн Англии и других держав (на который тоже ссылается Мелихов) позорнейшей страницей их истории. Воздержимся от нравственных оценок и прочих "гуманистических соплей" и примем чисто прагматический подход, который и требует от нас Мелихов. Так вот тот же исторический опыт неоднократно доказывал, что успех тактики тотального подавления и устрашения может быть только временным. Проходили десятилетия, и покоренные народы, казалось бы давно смирившиеся со своей судьбой, взрывались новыми восстаниями. Политические конструкции, основанные на страхе и покорности, рассыпались как карточные домики от небольшого толчка на первом же историческом ухабе.

История Чечни подтверждает это в первую очередь. Можно поставить людей в условия, когда им будет "не до гнева и ненависти". Но это значит, что гнев и ненависть просто уйдут на задний план сознания и будут накапливаться в следующих поколениях. Даже если предположить, что вооруженное сопротивление в Чечне в ближайшее время будет полностью разгромлено (хотя при нынешнем положении дел это маловероятно), усмиренная таким образом Чечня останется миной замедленного действия под Россией. И при первом же серьезном кризисе в России она взорвется, причем, учитывая нынешнюю тенденцию к расползанию конфликта, разнести она может весь российский Кавказ.

Так может лучше не дожидаться такого катастрофического развития событий и встать на путь западных держав, признавших в конце концов независимость своих колоний? Мелихов настаивает на том, что вопрос о независимости Чечни следует решать не с точки зрения абстрактного принципа права на самоопределение, а с точки зрения последствий. "Сторонники отделения должны убедить нас, что это уменьшит количество жертв... При этом сторонники отделения должны не заклинать, а отвечать на конкретные вопросы. Скажем, на вопрос, какая сила в независимой Чечне удержит в узде тех, кто проложил ей дорогу к независимости?"
Именно об этих "героях-борцах" пишет Мелихов, когда развенчивает "шестой либерально-гуманистический миф": терроризм является результатом обид. Если устранить обиды, исчезнет и терроризм. Но есть народы, – точнее,  народные герои, мстители за  вековые обиды, – для которых невыносимо само существование народов более преуспевших, влиятельных и авторитетных; чтобы пролить елей на их раны, эти народы должны просто исчезнуть или, по крайней мере, впасть в ничтожество. А кроме того, среди борцов за правду нередко встречается либо одержимость какой-то единственной верной утопией, либо готовое на все властолюбие (либо то и другое вместе). "Примириться с ними можно лишь одним способом - покориться. Когда мы сделаемся их рабами, они, возможно, станут добрыми рабовладельцами".

Так что на пути к признанию чеченской независимости слишком много подводных камней. Вот ведь и Запад не считает право народов на самоопределение абсолютным. Утверждение, будто весь цивилизованный мир признает право каждого народа иметь собственное государство – еще один (в контексте статьи пятый) "либеральный миф". На Западе исходят из того, что автоматическое признание государственности каждого из трех тысяч стремящихся к независимости этносов породило бы нескончаемый кровавый кошмар. "Каждый из этносов, стремящийся стать государствообразующим, должен доказать свою безопасность для соседей, свою способность контролировать собственные вооруженные силы, свою способность обеспечить себе реальную независимость, а не сделаться марионеткой каких-то внешних сил, - словом, каждый такой вопрос должен решаться отдельно, с тщательнейшим анализом всех неповторимых обстоятельств".

Со всем этим можно было бы согласиться, если бы в тезисах автора не присутствовала изрядная доля лукавства. Во-первых, ни один сторонник признания права Чечни на самоопределение никогда не утверждал, "будто весь цивилизованный мир признает право каждого народа иметь собственное государство". У нас в курсе насчет того, что "цивилизованный мир провозгласил сразу два взаимоисключающих принципа - право наций на самоопределение и нерушимость существующих границ, - чтобы в нужных случаях доставать из рукава нужную карту". И те, кто настаивает на приоритетности права на самоопределение, исходят не из абстрактного принципа, а из того, что разумное его применение уменьшает жертвы и мучения людей.

Истина всегда конкретна. Так вот если бы в 1999 г. российское правительство ограничилось адресными ударами по базам известных "героев с неутолимыми амбициями", а затем повело бы жесткие переговоры с Масхадовым о гарантиях безопасности как условии признания независимости Чечни, то жертв было бы в сотни (если не тысячи) раз меньше. И тогда через какое-то время Россия могла иметь на своих границах управляемую, предсказуемую, способную держать в узде своих героев и договороспособную Ичкерию.

Может нас втянули в затяжную кровопролитную войну по глупости, не просчитав последствия? Да нет же. Просто кучка обанкротившихся, но не насытившихся политиканов решила как свой последний ресурс использовать "коллективную грезу" народа России о нерушимости границ великой империи. А чтобы задействовать этот ресурс, их ставленник должен был провозгласить стальным голосом: "Чечня – это Россия. Вопрос о статусе обсуждаться не будет. Нужно приготовиться к болезненному этапу и не хныкать". С точки зрения последствий вопрос таким образом просто не рассматривался. Так к кому же должны быть адресованы упреки Александра Мелихова?

Далее. Вряд ли Мелихову неизвестно, что ни одна из либерально-правозащитных антивоенных групп никогда не требовала немедленно и безусловно вывести из Чечни войска и признать ее независимость (то есть фактически отдать власть над ней "героям"). Те из них, кто считает необходимым признать право Чечни на независимость, допускают ее лишь как конечный результат достаточно длительного процесса мирного урегулирования. Правозащитные организации неоднократно предлагали вполне конкретные планы такого урегулирования, дающие четкие ответы на поставленные Мелиховым вопросы. В том числе и на вопрос, какая сила будет держать в узде "героев". В частности, многие представители демократической общественности считают, что эту функцию в той или иной форме должно взять на себя мировое сообщество. Кстати, именно такой вариант давно предлагает официальное политическое руководство вооруженных сепаратистов (так называемый "план Ахмадова" – временная администрация ООН, опирающаяся на международные миротворческие силы). Кто-нибудь сомневается, что это уменьшит количество жертв? А ведь все, что нужно для того, чтобы этот план стал осуществим – это перестать считать его унизительным для России.

Так что вопрос не в отсутствии среди либеральных гуманистов людей, способных предлагать разумные варианты и убедительно их обосновывать. Вопрос в отсутствии у таких людей возможности довести свои аргументы до общества. Власть не без оснований наиболее опасным для себя считает критику ее чеченской политики и поэтому делает все, чтобы не допустить широкого обсуждения вопроса. А вот остающиеся независимые СМИ могли бы помочь "проломить" ситуацию и развернуть обсуждение хотя бы существующих мирных планов.

И в заключение еще раз о людях с неутолимыми обидами, вылечить раны которых можно, только самим впав в ничтожество. Такие люди не с Луны к нам прилетают, а появляются там и тогда, где и когда существуют реальные не устраненные исторические обиды. И другого способа нейтрализации их деструктивных устремлений кроме честного признания и устранения этих обид все равно нет. А искусство политики состоит в том, чтобы создавать условия, при которых максимально возможная часть "мстителей за вековые обиды" предпочтет направить свою энергию "на мирные цели". И механизм выявления тех, кто на это способен, тоже есть: это честные переговоры о справедливом и достойном, учитывающем интересы всех сторон мирном урегулировании конфликта.

18 октября 2004 года

Автор: Александр Скобов, историк, преподаватель С.-Петербургской классической гимназии N 610;

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 марта 2017, 13:37

27 марта 2017, 13:29

  • Штаб Агрбы заявил о нарушениях на выборах в Абхазии

    В восьмом округе на двух избирательных участках наблюдатели от кандидата в депутаты парламента Абхазии Гудисы Агрбы нашли бюллетени другого формата, заявила корреспонденту "Кавказского узла" представитель предвыборного штаба Агрбы.

27 марта 2017, 13:10

  • Фермер Николай Маслов задержан на Кубани

    Сотрудники ДПС объяснили задержание участника протестного движения кубанских фермеров Николая Маслова тем, что его машина числится в угоне, сообщил сегодня сам активист.

27 марта 2017, 13:01

27 марта 2017, 12:55

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии