05 октября 2004, 19:04

Овкъарг, КIайлайдарг, ЦIинцIолаг-йоI и другие...

Чеченские дети смогут прочесть сказки народов мира на родном языке
Яркая глянцевая обложка. Хороший неклеенный переплет. Страницы из дорогой мелованной бумаги внутри. Красивая книга. Но не внешней красотой ценна она. Просто теперь чеченские дети получили уникальную возможность. Они смогут прочитать на родном языке выпущенные недавно "Сказки народов мира".

В книге почти 300 страниц и около 40 сказок. Здесь и истории всемирно известных сказочников: Ганса-Христиана Андерсена, Шарля Перро, братьев Гримм, и сказки народов мира: чешские, словацкие, русские, грузинские.

В конце июля в центральной городской библиотеке Грозного прошла презентация этого сборника. Около 5 тысяч экземпляров сказок были привезены в республику и розданы детям. Розданы бесплатно. Часть была распространена через районные и школьные библиотеки. Часть - напрямую по школам республики. Какие-то экземпляры вручали сразу детям.

Хватило не всем. Слишком велика востребованность в такой литературе. Но первый шаг сделан. Дальше, надеемся, будет легче. А пока стоит сказать спасибо всему коллективу переводчиков, консультантов, корректоров и наборщиков во главе с автором идеи этого издания журналисткой Тамарой Чагаевой.

Это они дали нашим детям такую возможность. Это они выполнили работу, над которой годами бьются целые издательские коллективы. За все два с половиной года они перевели более 100 сказок, составившими целый сказочный трехтомник (изданный сборник представляет собой второй том - для среднего детского возраста). За меньшие заслуги людей одаривают госпремиями, о них говорят и пишут.

О коллективе, который неожиданно для самого себя сформировался в настоящее издательство, которому по плечу очень многие задачи, как на чеченском, так и на русском языке, о работе, которая была проделана за эти годы, о своих идеях и замыслах рассказывает сама Тамара Чагаева.

Редакция

Когда мой сын был маленький, я впервые неожиданно для себя столкнулась с острой нехваткой сказок на чеченском языке. Бывало, возьму сказку на русском языке, читаю, стараюсь по ходу быстро перевести ее на наш язык, и не получается... Причем, сказки-то все знакомые, я сама на них выросла, а вот с переводом случались проблемы. Вернее, мне не удавалось язык перевода адаптировать к детскому восприятию. В итоге ребенок, так и не дождавшись конца сказки, или засыпал, или убегал к своим игрушкам.

Именно тогда родилась мысль о необходимости перевести сказки народов мира на чеченский язык. Сознание необходимости некоего проекта по переводу сказок пришло позже, когда пришлось откликаться на просьбу рассказать сказку маленькой племяннице. Ситуация повторилась - ребенок не хотел ждать, пока я сначала прочитаю про себя предложение, а потом переведу его на чеченский язык. Дети - народ беспокойный, редко кто из них высидит до конца повествования.
И тогда я решила попробовать  перевести что-нибудь сама. Посмотрела, как малыши воспринимают текст, могу ли донести до них характер персонажей, увлекает ли их сюжет сказки, вернее, развитие сюжета в моем переводе. Кажется, получилось. Вскоре достала учебники чеченского языка и словари, которые после войны стали библиографической редкостью.

Работа была увлекательная.  Поняла, насколько мы проигрываем, отдаляясь от родного языка, смирившись с тем, что изучался он в школе как некий ненужный придаток. Случалось даже, что сами родители просили освободить своих детей от изучения родного языка. Острейшим образом встала проблема, связанная со словарями - они безнадежно устарели и издание новых, дополненных и доработанных словарей стало сегодня жизненной необходимостью.

А мне очень пригодились ежевечерние посиделки с нашей соседкой. Бабушка Мема жила рядом с нами и, помню, она каждый вечер приходила попросить маму, чтобы та отпустила меня к ней ночевать. Мне нравилось бывать у нее. До моего прихода она разводила огонь в печи, но не в той, где обычно разводят огонь, а в печи, где перед отправкой на мельницу обжаривают кукурузу (по-чеченски - куьрк). Это большая печь, верх у нее овальной формы, внизу, в самой печи, есть место, куда высыпается кукуруза, оно ровное. Справа, за небольшой перегородкой, кладут сухой хворост и зажигают огонь. Есть нехитрое приспособление в виде весла, которым отодвигают назад обжаренную кукурузу, потихоньку придвигая сырую. Так вот, бабушка Мема любила зажигать огонь именно в этой печи. Я уже знала, что у нас на ужин будут кукурузные лепешки, но не плоские, как обычно, а длинные, в виде палочки. Она их выкладывала на угли, и они там жарились. У меня были свои обязанности - надо было сходить и нарвать в огороде зеленый лук. Я чистила его, мыла тут же, под рукомойником, и выкладывала на низкий, круглый деревянный столик. Потом бабушка Мема наливала из старинного  глиняного кувшина свежайшую сметану, крошила туда домашний сыр, размешивала. Потом доставала из печи кукурузные лепешки и у нас с ней начиналась трапеза. Чай она почему-то не очень любила. Обычно  ставила на стол домашний кефир из цельного молока или сыворотку, причем, очень вкусную.

И вот в такие дивные вечера она мне рассказывала о своей юности, события в которой были достойной пера романиста, о годах, проведенных в выселении, из ее уст можно было услышать старинные легенды, сказки, предания. Она умела врачевать, искусно готовила множество старинных блюд, которые, из-за беспечной дырявости мозгов я так и не сумела запомнить. Так вот, мне очень пригодились уроки бабушки Мемы, ее красивый, вкусный чеченский язык.
 
От Чжу Бао-Хуа до ЦIинцIолаг-йоI

Работа эта была  не из простых. Это на первый взгляд кажется, что сказки - легковесный жанр. Это, оказывается, далеко не так. И понимаешь это только тогда, когда непосредственно столкнешься с переводческой работой.

В первую очередь мне захотелось исследовать эту проблему. Именно с этой целью  провела несколько дней в библиотеке им. Ленина в Москве. Перечень переведенной с других языков  детской литературы был крайне скудным. Открыв ящичек с библиотечными карточками, к своему удивлению обнаружила всего 13 штук.  В основном это были произведения Аркадия Гайдара, изданные отдельными книжками. В этом ряду стоял даже "Новый костюм Бао" некоего Чжу Бао-Хуа.

К чести чеченских литераторов, творивших в тридцатые годы, следует отметить, что к интересам детей они отнеслись с достаточным вниманием. В частности, в 1938 году вышел сборник сказок Братьев Гримм, а год спустя вышел такой же сборник со сказками Ганса Христиана Андерсена. Но, что самое интересное, сказки Братьев Гримм были выпущены на основе латиницы, а сказки Андерсена - уже на кириллице. Подобные игрища с языком никак не могли принести пользы ни для самого языка, и не предполагали возможность того, что дети успешно будут читать сказки уже на основе новой графики. 

Как известно, в феврале 1944 года чеченский народ был выслан в Казахстан и другие республики Средней Азии. Сам процесс выселения был проведен настолько молниеносно, что выселяемые на чужбину люди просто не имели возможности взять с собой в дорогу даже минимальное количество еды и одежды, не говоря уже о книгах.  И неудивительно, что ни те, кто был в высылке, ни представители более младшего поколения сказки Братьев Гримм и Андерсена, переведенные более 60 лет назад, не помнят совсем.

Чеченский народ был репрессирован и провел в высылке тринадцать лет. В этих условиях об издании детской литературы на родном языке говорить не приходилось. Дети той поры были лишены не только литературы на своем родном языке, но и самого детства.

Отношение к этой проблеме не изменилось и после возвращения чеченцев на родину. Все это свидетельствует о том, что в республике ни до выселения, ни после возвращения народа на свою родину, ни тем более в течение последних десяти лет совершенно не заботились о том, чтобы чеченские дети, наряду со своими сверстниками из других республик, приобщались к мировой детской литературной классике, к культуре, традициям, обычаям других народов.

Еще более удручающей эта ситуация выглядит сейчас, в условиях продолжающейся войны. Сегодня в Чечне книги на родном языке стали библиографической редкостью: большая часть населения республики осталась без жилья и имущества, а вместе со сгоревшим или разграбленным имуществом утеряны учебники и другая крайне скудная литература на родном языке.

Находясь во время войны в соседней республике, я попыталась найти людей, которые, имея соответствующее образование, знают и любят свой язык, с удовольствием на нем говорят. Осилить задуманное можно было только имея хорошую работоспособную команду. И такая команда, которой я очень благодарна, у нас сформировалась.   Мы  организовались в творческий коллектив, который    и воплотил эту идею в жизнь. Над переводами сказок народов мира работали Манаш Пайзуллаева, Шукран Сайпуллаева, Муса Арсанукаев, Шамиль и Ваха Асталовы, Лиза Витаригова и я сама. Научным  консультантом  данной работы выступили  кандидат филологических наук, известный в Чечне специалист по вайнахскому фольклору Шарани Джамбеков и известный журналист, поэт и прозаик Адиз Кусаев.

Мы все были разбросаны - кто жил в Грозном, кто в Баксане, Нальчике, Назрани, в Наурском районе... У нас на всех были только два словаря, которые пришлось ксерокопировать. Ксерокопии сделали с книги правописания чеченского языка под редакцией Джамалханова и Алироева, а также русско-чеченского словаря.

Работали все очень тщательно. Раз в месяц мы собирались вместе, чтобы обсудить детали перевода, трудные места. Были трудности со сказочными персонажами, вернее, с их именами. Например, имя Золушка, поскольку оно произошло от слова "зола", нам нужно было перевести таким образом, чтобы сохранялся смысл. Таким же образом переводили имена сказочных персонажей: Золушка - Овкъарг (от слова зола), Белоснежка - КIайлайдарг, Хламушка - ТIуьйлиг, Дюймовочка - ЦIинцIолаг-йоI и так далее. Кстати, во время перевода у нас набрался достаточно интересный материал, который мог бы быть интересен для создателей нового чеченско-русского и русско-чеченского словарей (когда-нибудь придется задуматься и над этим).

В своем отзыве об этой работе бывший председатель Союза писателей Чеченской Республики Ямлихан Хасбулатов написал: "Это, вне всяких сомнений, серьезная акция, нужная и полезная именно сегодня, когда наши дети утвердились во мнении, и не без основания, что весь мир ополчился против их детства. Теперь я точно знаю, что "Дикие лебеди" Г.-Х. Андерсена обязательно прилетят в их неспокойные сны и по-своему обогатят их духовный мир, так несправедливо опаленный войной. С выходом в свет данного сборника десятки новых сказочных образов войдут в жизнь чеченских ребятишек. И мы можем только приветствовать эту бесценную работу. С большим нетерпением жду выхода сборника в свет и предвкушаю удовольствие, когда смогу взять его в руки!".

34 доллара в месяц.

Естественно, денег у нас не было. Все расходы делала сама, будь то аренда компьютера, картриджи для принтера, канцелярские товары... А так как многочисленные фонды для нас были недоступны, мне пришлось обратиться к людям, которые могли помочь в данном случае. Однажды, оказавшись в Москве, заговорила о проекте с известной правозащитницей Светланой Алексеевной Ганнушкиной, которой эта идея очень понравилась. Мы к тому времени уже начали работать, не имея никакого финансирования. Это было весной  1999 года. Через два с лишним года работу мы закончили. В итоге было переведено более ста сказок. Но они пролежали еще столько же времени. Все мои попытки найти спонсоров не увенчались успехом. Было обидно, что готовая работа, уже набранная, отредактированная, прошедшая консультацию, лежала без движения. Отзывы были сами лестные. Востребованность ее была очевидна. Чтобы еще раз убедиться в этом, я распечатала сказки и отнесла их детям, которые летом отдыхали в санаториях Нальчика. Была приятно удивлена, когда и дети, и воспитатели в один голос просили принести им другие сказки, эти они уже прочитали по несколько раз.

Нам повезло, что Светлана Ганнушкина, человек известный, которую знают за рубежом, сумела договориться в Совете Европы о финансировании одной книги из нашего трехтомника. Для этого было выделено 23 тысячи евро. Причем, только на издание. Учитывая работу коллектива в течение почти двух с половиной лет, переводчики получили по 34 доллара в месяц. Но мы, что называется, не ропщем - все-таки главная наша задача была в другом - подарить нашим детям сказки на родном языке.

5 тысяч - много или мало?

Книга вышла, тираж у нее солидный для сегодняшней Чечни - 5 тысяч экземпляров. Хотелось бы, чтобы она дошла до каждого ребенка.  К распространению книги мы никакого отношения не имели: и издавали, и распространяли книгу в "Гражданском содействии". Распространялась книга бесплатно. Но ее катастрофически не хватает. Желающих иметь эти сказки у себя дома очень много, но их нет в продаже. Но в школьных библиотеках, в детских садах, в обычных библиотеках они будут.
Что в будущем?

Неизданными лежат еще два тома уже переведенных сказок - первый и третий (кстати, мы их разделили: первый том предназначен для детей младшего дошкольного возраста, второй - для детей старшего дошкольного возраста, а третий адресован детям школьного возраста). Если кто-то откликнется и надумает издать трехтомник, пусть подписывает соответствующий договор и издает. Повторяю, будем издавать книгу сами. Очень надеюсь, что в этом плане интерес к нам проявит министерство образования Чечни и новое руководство республики.

Сейчас я заканчиваю перевод "Маугли" Киплинга. Иллюстрировать ее согласился художник Замир Юшаев.

Тамара Чагаева

Опубликовано 28 сентября 2004 года

источник: Газета "Чеченское общество"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Регионы:
Темы:
Лента новостей

26 марта 2017, 09:16

26 марта 2017, 08:22

26 марта 2017, 07:27

26 марта 2017, 06:28

26 марта 2017, 05:30

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии