05 октября 2004, 17:47

Плевок Басаева означает для России начало третьей мировой войны

Русский писатель Виктор Ерофеев полагает, что устроенная чеченскими повстанцами драма в Беслане нанесла России глубокую рану. Все поняли, что это - не конец, а только начало - начало новой войны, - утверждает он.

Басаев может быть доволен. Я хорошо могу себе представить утомленную, торжествующую улыбку на его загадочном лице, которое кажется сошедшим с персидской миниатюры. "Вот мы вам показали, где раки зимуют!" Очевидно, самая большая до сих пор достигнутая им победа заключается в том, что он навязал Путину разделение власти.

Ибо теперь есть два правителя. Хоть Путин и правит Россией, Басаев господствует над страхом. В Москве рассказывают мрачные анекдоты. Например, один из них: "Москвичи такие оптимистичные люди, что в метро они всегда покупают сразу два билета, а на самолет - билет туда и обратно".

В Беслане произошло то, что исламскому лидеру Басаеву до сих пор не удавалось. Наконец, его послание дошло до России. Впервые Россия его услышала. До этого террористические акты были инсценировками ужасов. Конечно, при этом тоже гибли люди, но эти события преподносились правительством как агония терпящих поражение кавказцев. А сейчас все поняли, что это - не конец, а только начало - начало новой войны.

Но для этого пришлось прибегнуть к радикальным методам. Детей убивали автоматными очередями в спину. В отношении этого Басаев может сказать, что не он начал убивать детей. И он, очевидно, будет прав. Его послание не сводится к отвратительной чеченской акции возмездия. Возмездие также означает: "мы сквитались". "Око за око" - вот древнейший рецепт. Некоторое время назад он был бы применим, но это время прошло. Тогда я еще был идеалистом. Но события в Беслане показали нам, что мы находимся в иной ситуации, чем та, которую мы себе представляли.

Далеко от Москвы

Беслан? Это название мы никогда не слышали. Северная Осетия далеко от Москвы. Но решающий фактор - не расстояние, а странный, экзотический образ жизни. Там живут люди с золотыми зубами, любящие есть шашлык. Их девушки должны быть до замужества девственницами. А еще там соблюдают обычай кровной мести. Кроме того, осетины по той или иной причине являются христианами, в отличие соседних народов Северного Кавказа.

Я хочу определить свою позицию в отношении этой трагедии и замечаю, что это непросто. Естественно, я на стороне российских солдат, которые хотели защитить детей. С другой стороны, уже нет никакой ясности относительно решений их верховного командования. Естественно, я против нечеловеческой жестокости террористов, но кто принудил их к таким безумным действиям?

Я всегда считал, что колониальные войны являются неправедным и грязным делом. Я был как против вторжения Советского Союза в Афганистан, так и против политики Кремля в Чечне. Мне было стыдно "за нас". Но военная конфронтация по вопросу о суверенитете, в которой Россия не смогла одержать победу, полностью вышла из под контроля. Все сдвинулось с привычных мест. Война в Чечне превратилась в ловлю рыбы в мутной воде.

Где кончается Басаев и начинается "Аль-Каида"? Какую роль играет Масхадов? С кем надо вести переговоры? Чеченцы устали от войны. И что - поэтому в правительство Чечни выдвигают российских протеже и рассматривают их как честных людей? Есть ли в Чечне третья сила, и как она называется? Можно ли сказать, что российские генералы защищают на Северном Кавказе западную цивилизацию? Конечно, все это звучит странно. Или я просто запутался? Или все запутались?

Циничнее

Уничтожение детей - закодированный призыв к мирным переговорам. Это - демонстрация силы, не знающей угрызений совести. "Вы стали циниками в вашей колониальной войне - мы станем в тысячу раз циничнее. Вы не считаете нас за людей - мы отнимаем у вас право на жизнь. И этому есть лирическое, исламское оправдание: вы - неверные".

Я не знаю, что в эти дни больше поразило Россию: убийство детей или связанное с ним открытое заявление о ненависти. Россия не привыкла к тому, что ее ненавидят. Она находит в себе много женственных черт и сама себе нравится. В любом случае, русские не любят, когда им плюют в лицо. А Басаев это сделал. Его плевок стал объявлением войны.

Плевок Басаева означает для России начало той третьей мировой войны, которой справедливо опасается западная цивилизация и которую она изо всех сил пытается отодвинуть. Хотя угрозу этой войны она совсем не хочет видеть. Я сожалею о том, что Беслан играет на руку Бушу, но здесь ничего не изменишь.

По различным причинам Россия - слабое звено в западной цивилизации. Но, прежде всего, она не убеждена, имеет ли она с этой цивилизацией ощутимую связь. Внешне - да: конечно, мы пользуемся Западом. Но внутри мы другие. И никто особо не желает заглянуть нам в душу.

Россия хочет быть для себя самой, но это ей не удается. Все российские особенности, если смотреть со стороны, демонстрируют только бедность и непродуктивность. Россия хотела бы обладать строптивостью мусульман и больше всего предпочла бы со своей колокольни разоблачать материалистические ценности Запада. Но пока она со времени падения коммунизма безуспешно занимается поисками своей национальной идеи, фундаменталисты отнесли ее в разряд своих врагов.

Толстые животы

Для международного терроризма Россия представляет собой легкую цель. Беслан снова ясно показал, что Россия слаба. У нее слабые секретные службы, армия, правительство. Она не блистает светлым рассудком и разумными инициативами. Дерзость противника привела Россию в замешательство. Она ностальгически смотрит назад на искусные имперские ходы, которые делал на мировой шахматной доске Сталин, на его наглое завоевание половины Европы.

Сегодняшняя Россия, наоборот, ведет себя неумело. У ее генералов толстые животы. Признание собственных слабостей, которые у нас предпочитают рассматривать как временное явления, и их преодоление - болезненные процессы. Но, если в России началась большая война, необходимо жить по законам военного времени: ограничить гражданские свободы, фактически сдаться верховной государственной власти.

Здесь возникает серьезная проблема. Она связана с сутью этой государственной власти и с менталитетом населения. Например, для меня российская государственная власть - чужая власть. Я не могу ей доверять. Ее стратегические и политические цели и способы их достижения мне не совсем ясны. Я не исключаю, что она сама не знает, чем в действительности является. У нее тяжелая наследственность, она ни перед кем не отвечает и имеет склонность ко лжи.

Властные структуры явно не имеют ничего общего ни с демократией, ни с элементарным человеколюбием. Свидетельством этого является штурм театра на Дубровке. С другой стороны, как бы ни относились к Путину, он проявляет себя скорее как стабилизирующий фактор, чем как апологет цензуры и запретов.

Геноцид

Более того, объективно он является мостом между Россией и Западом. Ввиду того, что нет ни настоящей политической оппозиции, ни гражданского общества, президенту приходится решать, чью сторону Россия принимает во время войны.

Сторого говоря, выбора нет. Но традиционная враждебность российского правительства по отношению к иностранцам, в целом, и его антиамериканизм, в частности, мешают видеть этот факт. Более того, население подозревает высшие органы власти в том, что они имеют выгоду от войны в Чечне, и даже предполагает наличие у них тайных контактов с чеченскими сепаратистами. Россияне все чаще задают вопрос, почему в течение всех этих лет все еще не удалось обнаружить и арестовать Басаева и его боевиков.

Россиян можно разделить на три основные группы, что, в частности, заметно по их реакции на террористический акт в Беслане. Первую группу составляют недоверчивые и (по крайней мере, на словах) кровожадные люди, являющиеся продуктом старого, закрытого общества, которые считают, что победу можно одержать только одним путем: путем введения смертной казни (некоторые выступают за публичные казни), закрытия границ России - по крайней мере, границ с Кавказом - и, в принципе, путем геноцида чеченского народа.

Они мыслят фантастическими категориями всемирного заговора против матушки-России. Для них все относятся к одному и тому же злу: будь то евреи, американцы или чеченцы. Путин для них - положительный герой, но недоверие к нему постоянно растет.

Вторая, менее многочисленная часть населения (самостоятельные интеллигенты, большое число молодых людей, бизнесмены и люди, чего-то достигшие в жизни) выступает за политическое решение чеченского конфликта. (При этом я хочу отметить, что Россия, возможно, перепрыгнет через свою тень и действительно будет вести переговоры с Басаевым, чтобы выиграть время и мобилизоваться). Они убеждены, что армия и правовые органы коррумпированы. Эти люди, как правило, очень сдержаны в отношение Путина.

Гражданское общество

Небольшое радикальное крыло предпочло бы повернуться к Росссии спиной и забыть ее, как кошмар. Но, кроме этого, существует еще одна большая группа. Это - люди с архаическим образом мышления и фаталистическими воззрениями, преимущественно деревенские жители, пьющие самогон. Они или не признают, что идет война, все и всех ругают, или же считают, что к этому надо привыкнуть как к неизбежному злу. Это - погибель, которая сошла на мир из-за паралича воли.

Путин рискует в обозримом будущем оказаться в изоляции. Но это будет скорее внутренняя изоляция, ибо его приближающееся к абсолютному господство опирается на поддержку властных структур, которые не особо беспокоятся об общественном мнении. Государственное телевидение в дни трагедии в Беслане демонстрировало дружбу между народами и глубокое замешательство среди населения. Частично это было вынужденной ложью. Террористический акт в Беслане хоть и явился сильным импульсом для того, чтобы разбудить сознание, но от этого на следующий день не возникло гражданское общество.

На русских трудно произвести впечатление даже массовыми убийствами. Их сознание так устроено, что они имеют склонность не то что к слабой памяти, но к забывчивости. Их страх быстротечен. Они с охотой предаются летаргическому сну и редко и с трудом просыпаются. Любая форма насилия находит у них каждый раз новое фаталистическое объяснение и становится метафизическим явлением.

Безразличие

Все, что выходит за рамки их сознания, что их сознание не может отнести к категории вызывающих доверие вещей и простых понятий, для них не существует как реальность. В определенном смысле, они живут, как животные, их пережевывание действительности, в самом деле, имеет что-то от коров - любая другая жизнь для них была бы мучительна и вела бы к самоуничтожению.

История повернулась к русским задом. Они привыкли подчиняться грубой власти. Хоть иногда и случалось, что они бунтовали, но этот бунт снова приводил к рабству. Страх перед властью государства они превратили - с идеологической помощью того же государства - почти в любовь к этому государству, хотя в глубине их души всегда продолжало существовать определенное холодное безразличие.

Бацилла внутреннего имперского чувства - факт российской жизни. В конфликте цивилизаций россияне предпочли бы быть в стороне от столкновений, но это не удастся - после Беслана россияне должны на деле искать контакты с Западом.

Виктор Ерофеев

Опубликовано 4 октября 2004 года

Перевод веб-сайт ИноСМИ.Ru

 

источник: Газета "Reformatorisch Dagblad" (Голландия)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

22 октября 2017, 23:36

22 октября 2017, 22:27

22 октября 2017, 21:22

22 октября 2017, 20:47

22 октября 2017, 19:59

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей