08 сентября 2004, 18:37

Басаева не ждут в Калуге

С Басаевым мы встречались трижды. Летом 96-го в селе Махкеты вскоре после Буденновска. Осенью того же года, после Хасавюртовских соглашений, когда он был руководителем Таможенного комитета Чечни. И зимой 97-го, когда он занял пост вице-премьера Ичкерии. Мы проговорили часов десять, и Басаев был, как мне кажется, достаточно откровенен. Возможно, понимание его биографии и психологии кому-то пригодится.

Официальная биография Басаева скупа: жил в Москве, год проучился в Институте инженеров землеустройства, бросил, в 91-м вернулся в Чечню, захватил самолет, воевал в Абхазии против грузинских войск, и далее - Буденновск, Дагестан, "Норд-Ост", Ингушетия, Беслан.

Некоторые детали добавил он сам в тех разговорах. Институт инженеров землеустройства был вынужденным выбором. Басаев приехал в Москву поступать на юрфак, чтобы "стать следователем и ловить жуликов, потому что отец был коммунист настоящий и так меня учил". Взятка в пять тысяч долларов, необходимая для поступления, стала, по его словам, потрясением. Дальше началась реальная жизнь в столице конца 80-х: ночевки по комнатам земляков в общежитиях (именно там он, похоже, впервые встретился с молодыми идеологами чеченского сепаратизма, как раз в это время создававшими ОКЧН - Общенациональный конгресс чеченского народа), работа контролером в троллейбусном парке, сторожем в закусочной, милицейские поборы, первый кооперативный бизнес - торговля компьютерами, первые контакты с криминалом.

Это, наверное, был важный жизненный опыт, но в поступки он начал превращаться с осени 91-го. Басаев бросил дела в Москве и улетел в Грозный, где ОКЧН призвал к власти генерала Дудаева. Дело уже было сделано, Верховный совет Чечено-Ингушской АССР изгнан, и Басаеву занятия, достойного его энергии и масштаба, не нашлось. Он набрал добровольцев и направился в Абхазию, которая в то время пошла по пути Чечни. Там началась самая неафишируемая страница его биографии: со слов российских армейских генералов известно только то, что эффективному противодействию войскам колонизаторов - в данном случае грузин - его учили специалисты российского ГРУ.

Однобокость этой подготовки проявляется в том, что Басаеву хорошо удаются диверсионные и террористические операции - Буденновск, "Норд-Ост", Беслан, налет на Ингушетию, и не удаются боевые - рейд на Дагестан оказался провальным, в первой чеченской он ничем себя не проявил в бою, во второй - неудачно командовал выходом из Грозного зимой 2000-го, когда понес большие потери и потерял ступню.

Большие потери, которыми всегда отличались операции под командованием Басаева - и среди мирного населения, и среди собственных бойцов, - одна из главных причин его малой популярности среди взрослого населения Чечни, отцов и матерей. И наоборот, его решительность, безжалостность и удачливость - основа его безусловной популярности среди того поколения чеченцев, которое войну считает нормой жизни, потому что ничего другого не видели. Именно чеченская молодежь голосовала за него на президентских выборах 97-го, когда он составил реальную конкуренцию будущему президенту Масхадову. Басаев сам давно не командует операциями, его дело - стратегическое планирование. Его сила в многочисленности лояльных и фанатичных исполнителей. Для Доку Умарова, Магомета Евлоева, Мовсара Бараева авторитет Басаева непререкаем, и воспитано это чувство не сегодня, а уже десять лет назад, когда эти полевые командиры были мальчишками, а Басаев - уже героем Абхазии и Буденновска. В их ряду и Кадыров-младший, которому уважение к Басаеву прививал его соратник - Кадыров-старший. Хотя, конечно, самый большой вклад в создание феномена Басаева внесли энтузиасты чеченских войн - и когда зачищали республику, и когда в 95-м убили во время бомбардировки 17 родственников Басаева.

И тем не менее биография Басаева не объясняет, почему именно он каждый раз оказывается в эпицентре самых масштабных и жестоких событий последнего десятилетия. И его очевидная природная одаренность - фантастическое чувство опасности, умение анализировать информацию, почти животная быстрота реакции - тоже этого не объясняют. Фанатизм, жажда мести - тоже недостаточный ответ, потому что таких, как он, в Чечне - сотни, если не тысячи. Почему Басаев?

Из наших с ним разговоров я вынес единственный ответ на этот вопрос. Шамиль Басаев не амбициозен и не честолюбив. Он сверхамбициозен и сверхчестолюбив. Всю свою жизнь и действия он рассматривает с единственной точки зрения - как об этом будет написано в учебниках истории (в чеченских - в последнюю очередь). Кто хочет, назовет его мегаломаньяком - он не обидится, он не заметит. Басаев твердо убежден, что совпадение его имени с именем имама Шамиля, возглавившего сопротивление русской экспансии в Чечне и Дагестане в середине позапрошлого века, - не случайность, а исторический знак свыше. Ради того, чтобы доказать свою правоту, он не пожалеет никого и пойдет на сотрудничество хоть с ГРУ, хоть с чертом.

Басаев - это функция. Убьют его - на это место придут другие чеченцы, ингуши, не важно кто. Они будут менее яркими, менее умелыми и оттого еще более кровавыми. Почва на Кавказе удобрена так, что эти всходы пробьются.

***

6 сентября 2004 года исполняется 145 лет с того дня, как имам Шамиль сдался генералу Барятинскому. Это стало возможно благодаря тому, что по приказу императора Александра Второго ему были предложены почетные условия сдачи: не просто сохранение жизни, но генеральский чин, но резиденция в Калуге, но дети в кадетском училище. Так закончилась война, длившаяся 25 лет.

Нынешняя война на Кавказе идет с перерывами уже 10 лет. Шамиля она уже породила. Дело за Александром.

5 сентября 2004 года

Автор: Михаил Шевелев; источник: Газета "Московские новости"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

28 мая 2017, 09:35

28 мая 2017, 08:36

28 мая 2017, 07:41

28 мая 2017, 06:42

28 мая 2017, 05:16

Архив новостей