17 августа 2004, 18:31

В НКР состоялась презентация документального фильма "Карабах", снятого грузино-абхазской журналистской группой

В НКР состоялась презентация документального фильма "Карабах", снятого грузино-абхазской журналистской группой. В карабахских неправительственных кругах эту группу уже знают, так как в прошлом году она привезла в Степанакерт один из своих совместных фильмов - о Гальском районе Абхазии. Тогда и начались съемки карабахского фильма. В этот свой приезд грузинские и абхазские журналисты представили на суд нашего зрителя уже готовый фильм о карабахском конфликте, скорее - о людях, оказавшихся в зоне конфликта и испытавших на себе всю "температуру" так называемой "горячей точки". Авторы фильма хотели посмотреть на проблему сквозь призму человеческих судеб и душевных переживаний. Презентация длилась два дня - она прошла в Степанакерте и в Шуши, презентовали 3 фильма - грузинский, абхазский, карабахский. Конец каждого сеанса сопровождался оживленной дискуссией.

По словам автора фильма "Карабах", руководителя независимой студии "РЕ" Михеила Мирзиашвили, в целом творческая группа была довольна результатами презентации и извлекла для себя много полезного из процесса обсуждения фильмов.

Презентация фильмов состоялась и в Ереване. Ожидается, что в октябре фильмы смогут увидеть также в Баку.

Добавим, что созданию фильма содействовали немецкий Фонд Г. Бёлля и международная организация "Ресурсы примирения".

МЫ глазами других

Очень часто кажется, что наше мнение о себе - самое верное. Мы ощущаем себя именно так, а значит - другие просто обязаны воспринимать нас такими, какими мы сами хотим себя видеть. Но реальность порой бывает другой. Можем ли мы согласиться с нею и беспристрастно взглянуть на себя со стороны или сворачиваемся в клубок обиды и не можем оттуда выглянуть? Вот о чем думалось при просмотре документального фильма "Карабах", снятого грузинскими и абхазскими журналистами в сотрудничестве друг с другом.

Не хотелось бы давать оценку самому фильму - он такой, какой получился... Тем более что авторы не ставили перед собой задачи показать политическую предысторию конфликта или решить - кто прав, кто виноват. Журналистам просто было интересно, как сегодня живет человек, реально пострадавший от карабахского конфликта - без разницы, армянин он или азербайджанец. В этом смысле задачу свою они выполнили. Скорее, хотелось бы поговорить о карабахцах, с которыми мы повстречались во время съемок и обсуждения фильма - ведь именно эти случайные встречи с людьми и создают целостную картину, общее впечатление о народе, населяющем наш прекрасный уголок.

Встречи с представителями официальных структур и неправительственных организаций, конечно, не в счет. Это люди, имеющие достаточный опыт общения с иностранцами и знающие, что и в какой ситуации нужно говорить. А вот обычные карабахцы - другое дело. Прошедшие через конфликт с соседним народом, увидевшие войну и лишения, мы всегда с подозрительностью смотрим на чужеземцев и обязательно пытаемся довести до них свою правду, рассказать о своем горе и своих испытаниях в этой войне, доказать, что именно мы - более пострадавшая, более несправедливо обиженная, более правая сторона конфликта. Почему мы так думаем и из-за каких комплексов рождаются такие мысли - эти тонкости можем понять опять же МЫ: люди, непосредственно ощутившие на себе истоки конфликта и саму войну. А вот иностранцы не в состоянии "заходить" настолько глубоко - причем не в силу незнания, а просто потому, что сами не испытали того, что пришлось на долю карабахцу. И их взгляд - это отношение человека стороннего, которому по большому счету не важна история, а важны сегодняшние люди, с кем они завтра будут жить в одном сообществе под названием "мировое".

А почему нам так важно, что иностранцы о нас подумают - это, наверно, тоже из-за нашей излишней политизированности. Но ведь нам давно некому и нечего доказывать! Самое главное - решимость строить свою жизнь по-своему и быть хозяином своей судьбы - мы уже обрели. Поэтому сегодня нас больше должно волновать, какое общество мы стремимся строить дальше и как достичь лучшей жизни для наших граждан, чем то, как мы выглядим в глазах других. Но нас продолжает заботить другое. Почему нас показали не во всей красе, почему фильм не дает однозначной оценки, что именно мы правы и, как следствие, защитная реакция - ничего нового мы для себя не открыли! А что нового мог сказать сторонний взгляд человеку, который 10 лет подряд варится в одном и том же котле? Единственное новое - это взгляд со стороны соседа, с которым нам продолжать жить на Южном Кавказе. И этот взгляд нам может быть интересен постольку, поскольку он представляет нас же - но глазами других...

Фильм вызвал неоднозначную оценку в среде карабахских зрителей. Наряду с "хорошими" видеокадрами, в которых были представлены строящийся и развивающийся Степанакерт, многолюдные улицы, будни нашей армии и т.п., было показаны и некоторые явления без прикрас. Так, после показа фильма некоторым показалось "сомнительным", что в кадре появлялись карабахцы, плохо владеющие русским, живущие бедно, одетые "не очень". Да, действительно - на этот раз героями съемок стали такие люди, которым сегодня живется плохо. Те, которые после конфликта так и не оправились. Те, кто вынужден попрошайничать и жаловаться на судьбу. Но почему нам стало так стыдно перед представителями других государств? Ведь это тоже - МЫ! Эти с трудом сводящие концы с концами люди, просящие в Шуши на каждом шагу денег дети - это тоже МЫ. Почему нам не стыдно видеть этих людей рядом каждый день, но больно видеть, когда их показывают в фильме про Карабах?! Глаз режет? Да! Но и сердце должно болеть, а не только ум - за то, что наш недостаток увидели другие... Или другой пример: многих зрителей возмутило, что в кадрах Шуши не появилась церковь - наш символ, наша гордость, наш оплот. Сначала мне самой это показалось очень "политизированным шагом" - показать мечеть, но не обратить внимания на нашу церковь. Но автор фильма, известный грузинский журналист Михеил Мирзиашвили объясняет это по-своему: "После чистого и благоустроенного Степанакерта Шуши мне запомнился покинутым, разрушенным и бесхозным. Вид роскошной церкви просто не вписался в картину сегодняшнего Шуши. Она была как бы красивой декорацией, втиснутой в город, но не продолжением настоящего Шуши, который выглядит очень бедным по сравнению с соседним Степанакертом. Конечно, я понимаю роль этой армянской церкви, но уж простите, не она мне запомнилась после прогулки в Шуши"... Вправе ли мы осуждать человека за эти мысли и такое восприятие Шуши? Нет. Более того, это мнение даже примечательно в том смысле, что дает нам возможность посмотреть на нас же со стороны. Вот каким наш Шуши видится другим... Неужели иностранцы должны были нам показать его в таком ракурсе, чтоб мы вдруг осознали, что на благоустройство этого города тратится очень мало денег по сравнению с процветающей столицей, что в Шуши трудно найти работу, продукты, да и самого себя...

Мы пытаемся скрыть наши недостатки перед другими, чтоб показаться лучше. И именно это "благое" желание дает обратную реакцию, создавая впечатление "закрытого и тоталитарного" общества. Во время съемок начальник какой-нибудь местной структуры ГАИ может запросто подойти к иностранным журналистам и заявить: "Я, как человек в погонах, имею право знать - кто вы, что и зачем снимаете, и вообще - есть ли у вас разрешение соответствующих структур?"... А председатель сельской общины может спокойно потребовать документы за то, что журналисты снимают какой-то понравившийся сельский пейзаж! И это притом, что никто не уполномачивал "местных начальников" так резво бросаться на выполнение несуществующих обязательств и якобы "защищать" Родину! Тем более что мы ее уже защитили - в лучшем смысле этого слова. И разве не это дает нам право быть сегодня более свободными? Так почему мы напуганы? Кого мы боимся? Неужели правда может быть страшной? Неужели мы не оправились от давешней советской привычки приукрашать? Почему мы должны бояться предстать перед другими такими, какие МЫ есть - когда нет понятий ценнее, чем искренность и свобода? И неужели нам стыдно за нашу бедность и необустроенность не потому, что нам просто стыдно, а только потому, что это увидели другие...

Вот такими нелегкими вопросами задавалась я, когда мои сограждане пытались доказать грузинским и абхазским журналистам, что они, несомненно, лучше, добрее, богаче и умнее, чем это показано в фильме. Хотелось просто сказать: герои фильма - это тоже МЫ. И ценнее не отрекаться от них, а принять их такими, какими они предстали нашим коллегам. Ведь это МЫ - глазами других. И чтобы поменять этот взгляд, надо менять не объектив видеокамеры, а то, на что он направлен...

Карине Оганян

Опубликовано 15 августа 2004 года

источник: Газета "Демо" (Нагорный Карабах)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

22 сентября 2017, 18:31

22 сентября 2017, 18:09

  • ОНК призвала медслужбу обратить внимание на состояние Гольдера

    Члены Общественной независимой комиссии обратились к главе медслужбы УИН по поводу здоровья руководителя Ассоциации по защите прав потребителей Волгограда Юрия Гольдера, госпитализированного в тюремную больницу, и будут следить за условиями его содержания, заявил представитель комиссии.

22 сентября 2017, 18:03

22 сентября 2017, 17:12

  • Суд отказался допустить правозащитника к защите Стомахина

    Апелляционная инстанция 21 сентября оставила в силе решение суда, ужесточившего режим наказания Борису Стомахину, осужденному за публикацию о терактах в Волгограде. Суд также не разрешил представителю правозащитной организации участвовать в защите осужденного.

22 сентября 2017, 16:56

Справочник

Все справки

Архив новостей