17 августа 2004, 10:30

Ищу работу...

Центр Грозного. Рынок. Жаркий летний полдень. Солнце печет, коричневая пыль оседает на прохожих. Тут же на небольшом пятачке расположились около 40 мужчин и женщин. Мужчины либо стоят, либо сидят на корточках, а женщины, укрывшись от солнца зонтиками, устроились на лавочках. Одеты все по-рабочему. Кое у кого в руках сумки.

К обочине подъезжает автомобиль. Скучающая толпа мигом оживляется. "Нужно на кухне положить кафель, 10 квадратов", - говорит водитель. Из общей массы выступает один, и после недолгих переговоров садится в машину. На сегодня-завтра он обеспечен работой, за которую получит примерно тысячу-полторы рублей (около35-50 долларов).

Этот неофициальный рынок поденных рабочих - лишь один из симптомов угрожающих размеров безработицы в Чечне. Проблема безработицы стала основной темой в преддверии президентских выборов в Чечне, которые должны состояться 29 августа.

Этот вопрос особенно остро стоит в столице Грозном, который некогда был большим промышленным городом, но почти полностью разрушенный сначала в 1994-96 гг., а затем в 1999-2000 гг., на начальном этапе последней войны.

"За эти годы все робкие попытки восстановления Чечни практически не коснулись ее промышленного сектора. Налицо ужасающая картина: нефтекомплекс Чечни разрушен полностью, не восстановлено ни одно промышленное предприятие, кроме нескольких кирпичных и цементных заводов. Естественно, что рабочие места, которые могли бы быть обеспечены за счет роста промышленного производства, по-прежнему остаются в дефиците", - говорит бывший начальник Отдела развития Министерства промышленности Чечни (в начале 90-х годов) Алауди Темирбаев.

Многие из тех, кому приходится терпеть летнюю жару на стихийном рынке труда в Грозном, умелые и квалифицированные люди.

Жительница села Старые Атаги Тамара более десяти лет проработала на домостроительном комбинате, а теперь приходит на рынок в поисках случайной работы. Она говорит, что ее семья состоит из 13 душ, но никто из них не работает.

47-летняя жительница Грозного Таус с 22-летним стажем работы в качестве бухгалтера говорит, что она теперь в "безвыходном положении", так как ни один из ее троих детей не работает. Она обращалась в центр занятости населения, но там ей предложили работу по уборке мусора на улицах города за 1500 рублей (30 долларов) в месяц. "Но на эти деньги я не смогу прокормить семью из четверых человек, вся зарплата уйдет на дорогу и питание", - говорит она.

48-летний газосварщик Магомед подтверждает слова Таус: "По специальности работы нет. А пособие по безработице слишком мало, чтобы прокормить семью. Ради 500-600 рублей в месяц не стоит простаивать в длинных очередях".

До прихода два года назад на биржу Магомед попытался работать в частных предприятиях. "Работал в фирме, которая задолжала мне 15 тысяч рублей и свернула свою деятельность. Фирма оказалось муляжной, нас - меня и еще несколько рабочих просто "кинули"... Мы подали в суд в надежде получить свои деньги, но из этого ничего не вышло".

Магомед не может заняться и самостоятельной частной деятельностью. "Нужно оборудование, а на это у меня нет денег", - говорит он.

По официальной статистике, один из десяти жителей Чечни безработный, что составляет 110 тысяч человек из миллиона жителей. Однако, очевидно, что эта цифра чрезвычайно занижена. Руководитель пресс-службы Минобразования Чечни Асламбек Тимергераев заявил IWPR, что чеченские учебные заведения ежегодно выпускают тысячу выпускников. "Из них трудоустраивается около ста человек, а остальные не работают. Нет в республике для них подготовленных рабочих мест", - говорит он. Он также говорит, что часто оплата труда на предлагаемой работе ниже зарплаты на стройке.

Политолог Тимур Музаев считает, что корни нынешней ситуации с безработицей лежат в 80-х годах, когда было решено повысить уровень индустриализации бывшей Чечено-Ингушской АССР за счет сельского хозяйства.

После того, как чеченский лидер Джохар Дудаев попытался объявить независимость Чечни, промышленное производство резко упало и спрос на продукцию грозненской нефтеперерабатывающей промышленности снизился.

Безработица в Чечне достигла своего пика во время боевых действий в 1994-1996 и 1999-2000 гг., когда все заводы и фабрики были разрушены и разграблены. В результате, почти все рабочие промышленной сферы остались безработными.

Поддерживаемый Россией кандидат в президенты Чечни Алу Алханов заявил, что до 2013 г. Чечня должна получить статус "свободной экономической зоны", что поможет ускорить процесс восстановления и решения проблемы занятости. 8 августа он заявил в Москве, что, по его мнению, 76% населения Чечни не имеет работы.

"Чечня должна самостоятельно решать вопросы, связанные с использованием своих природных ресурсов. В ее ведении должны быть добыча нефти и газа, их переработка, транспортировка и продажа нефти и нефтепродуктов", - сказал Алханов.

Финансовый аналитик Рашид Юнусов полагает, что Москва вряд ли позволит местным чеченским властям иметь такие обширные полномочия в сфере экономики, так как это противоречит ее политическим интересам.

"Кремлю выгодно, чтобы в Чечне были разруха и безработица. Дотационную республику, "сидящую на финансовом крючке" федерального центра, легче контролировать", - считает он.

Опубликовано 12 августа 2004 года

Автор: Тимур Алиев, собственный корреспондент "Кавказского узла"; источник: Кавказская информационная служба Института по освещению войны и мира (IWPR, Лондон)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 мая 2017, 00:06

24 мая 2017, 23:54

24 мая 2017, 23:53

24 мая 2017, 23:36

  • Засекреченный свидетель дал показания против Панова и Смышляева

    Артур Панов признавался Максиму Смышляеву, что хочет совершить теракт в Ростове-на-Дону, а Смышляев говорил ему, что нужно "взрывать мосты", заявил суду засекреченный свидетель. Панов потребовал проверить показания свидетеля на полиграфе, однако суд ему в этом отказал.

24 мая 2017, 23:34

Архив новостей