16 августа 2004, 19:11

Кто хочет войны между Россией и Грузией

- Господин президент! Грузия и Россия в полушаге от военного конфликта в Южной Осетии. Ситуация очень сложная. К огромному сожалению, есть жертвы: погибли грузинские полицейские. Что, по-вашему, нужно срочно сделать и Грузии, и России, чтобы избежать войны?

- Во-первых, нужно захотеть избежать войны. Я считаю, что многие люди, которые подталкивают нас к противостоянию, недопонимают, во что оно может вылиться. Стандартная схема очень проста: Грузия - слабая сторона, Россия - большая, у России - сильная армия, Грузия только встает на ноги, значит Грузию надо поставить на место - маленькая война только на руку. Но они вряд ли понимают, что значит "маленькая война" на Кавказе. Тут любое военное противостояние обязательно выйдет за рамки своей территории.

Я думаю, что с этими людьми и о каких-то нормах поведения разговаривать не приходится. Если они говорят, что нельзя поддерживать сепаратизм в Чечне, но его нужно поддерживать в Грузии... Они просто недопонимают, во что эта война может превратиться и для них. Серьезная война сейчас будет иметь гораздо более серьезные последствия, чем военные конфликты начала 90-х годов. Сейчас в регионе гораздо больше оружия, чем тогда. Воюющие люди научились организовываться, они более дисциплинированны, чем раньше. У них просто больше опыта. Все выльется в долгосрочное вооруженное противостояние. Для Грузии это - катастрофа, но и для всех других участников это также крайне нежелательное развитие ситуации. Когда это все поймут, войны не будет.

- Вы считаете, сейчас уже необходимо срочное и личное вмешательство президента Путина, чтобы остановить назревающий конфликт?

- Я думаю, что президент Путин следит за той ситуацией, которая здесь развивается. Насколько я понимаю, он принял решение прислать сюда своих дипломатов. Вообще желательно, чтобы такие решения принимались на уровне президента России. Это не то решение, которое можно делегировать нескольким генералам, или каким-то офицерам ГРУ, или даже сотрудникам президентской администрации. Я, конечно, хотел бы, чтобы президент Путин сам уделял этим вопросам внимание каждодневно.

- Какие именно силы в России - политики, бизнесмены, военные - поддерживают сепаратистский режим Кокоева?

- Во-первых, "сепаратисты" давно уже выродились в криминальные группировки, тут нет даже разговора о благих целях, о какой-то независимости. Тут просто клановые интересы по наркотрафику, по контрабанде, по торговле оружием... Все это опасно для нас и для России. Давно пора задуматься, нужно ли поддерживать криминал вблизи границ России? У нас нет абсолютно полных данных, кто финансирует эти группировки. Но, насколько мы понимаем, в первые дни конфликта деньги они получали из разных частных коммерческих структур России, которым давали поручения официальные структуры России. Это мы знаем совершенно точно. Собственной инициативы там не было. Действовал принудительный механизм: коммерческие фирмы получали указания от министерств России, от силовых ведомств, в том числе от некоторых сотрудников администрации президента. Координация пропагандистской кампании шла на уровне официальных лиц. Речь идет не только о телевизионных каналах, но и о прессе: редакциям прямо давали указание, как освещать события в Южной Осетии и Абхазии. Я знаю точно те коммерческие структуры, которые финансировали все это, но, если честно, у меня нет желания их называть, потому что это не имеет никакого значения: сегодня одна структура, завтра - другая. Кому поручат, тот и будет финансировать. Добровольцев, которые сами бы захотели в это влезть, не было. Я это знаю совершенно точно. Были люди, которых призывали и которым прямо давали поручения. Среди них - крупные российские фирмы.

- Скажите, а дружественные Грузии политические силы в России есть? Они влиятельны?

- В первую очередь для нас дружественными являются все силы, которые хотят видеть Грузию сильной и современной. В России такие силы есть, но их голос слышен меньше - не потому, что их мало, а потому что пробиться в средства массовой информации они просто не могут. Видимо, к сожалению, на принятие тех или иных решений они практически не имеют влияния. Но, я думаю, это временно.

- Нино Бурджанадзе сказала в интервью "Новой газете", что Грузия отлично усвоила поговорку: "Хочешь мира - готовься к войне". Известно, что резко возрос военный бюджет Грузии. Вы считаете, что сегодня это верная позиция? Вы готовитесь к войне?

- Я прямо хочу сказать, что, как бы ни возрос военный бюджет Грузии, на полноценный он не тянет и мы не можем позволить себе роскошь войны. Война - это перенапряжение всех сил: экономических, человеческих, душевных. У нас таких ресурсов нет и в ближайшее время не будет. Для нас сейчас важно все ресурсы тратить на восстановление и строительство страны. Армию мы действительно будем развивать. Увеличим расходы на эти цели, потому что это последняя линия защиты, самый худший вариант, который не дай Бог использовать. Это как когда человек умирает и ему делают искусственное дыхание. Конечно, лучше в такую ситуацию не попадать.

Мы и теперь не в лучшем положении. Нервозность передается экономике - пока никаких резких ухудшений нет и даже какой-то рост идет, но я знаю, что какие-то возможности для развития мы сейчас безнадежно упускаем. Мне важно развитие страны, а не война. Мне важно, что мы в этом году удвоили бюджет, а в следующем году его утроим. Мне важно, что мы создаем новые рабочие места, собираемся строить дороги?

Вот, к примеру, если говорить о городе Цхинвали. Даже если мне завтра принесут Цхинвали на блюдечке, это только добавит мне проблем, потому что в Грузии очень много таких городов-призраков, с которыми трудно понять, что делать. Люди бедствуют, инфраструктуры нет, как ее возрождать - непонятно. Это для меня самая главная задача сегодня.

А что касается армии, то армия нужна любому государству. В Грузии будет маленькая армия, дисциплинированная. Она нужна для того, чтобы не допустить беспредела, но никак не для широкомасштабной войны, тем более - со сверхдержавой. Поймите! Мы сейчас имеем дело даже не с сепаратистами, а с военными и околовоенными кругами России. И говорить о войне сейчас очень и очень тревожно, это худшее для нас, что может произойти.

- Михаил Николаевич! Случайно ли, что ваши самые жесткие заявления по поводу российской политики на Кавказе - в Южной Осетии и Абхазии - прозвучали именно тогда, когда вы находились с визитом в Америке? Поддерживают ли вашу позицию в США?

- Это, конечно, не случайно. Но это не было связано с моим визитом в Америку. Это связано с тем, что как раз в это время нажим на нас резко увеличился и хронологически совпал с моей поездкой. Я даже не исключаю, что некоторые люди думают: раз я уезжаю в Америку (сам лично я этой поездке особого значения не придавал), то обязательно нужно что-то такое сделать. Уровень подозрительности в России по поводу моих контактов с Западом мне непонятен. Это ревность, которая не поддается для меня рациональному объяснению.

- Это политическая ревность?

- Абсолютно. Я собирался поехать в Америку на два дня, получить премию. На полдня задержался в Вашингтоне, так как возникла конфликтная ситуация по поводу Абхазии, и я сделал заявление.

Конечно, администрация Белого дома нас поддерживает, но это вызвано не тем, что мы что-то просим от Америки, а она от нас чего-то хочет. Кстати, это самый лучший для меня показатель, потому что дружба между странами не должна основываться на корыстном интересе. Точно такую же дружбу мы всегда предлагали России. Причем с Россией это будет более теплая, естественная дружба, потому что мы исторически и культурно переплетены. Все семь месяцев я пытался втолковать это официальным лицам России, но, к сожалению, результата пока нет.

- Мне известно, что ваша поездка в Америку была связана со строительством нефтепровода Тбилиси - Джейхан и с тем, что "Бритиш петролеум" торопит Грузию. А это действительно угрожает экологии страны?

- В официальных встречах в Вашингтоне этот вопрос практически не поднимался. Но, естественно, у нас были некоторые проблемы, связанные с экологией и безопасностью. Эти вопросы остаются. Но нефтепровод у нас пройдет - кстати, не единственный нефтепровод. Такой же масштабный проект мы предлагали и России - провести нефтепровод по параллельной линии в Турцию. Мы ничего против сотрудничества в энергетической области не имеем. Что касается нефтепровода Тбилиси-Джейхан, то мы действительно будем отстаивать свои экологические интересы. Сейчас у нас на предварительном этапе есть взаимопонимание, и я совершенно уверен, что проект уложится в срок. Что касается вопросов безопасности, то я уверен, что их решение не помешает закончить строительство к марту следующего года.

- Ваш визит в Киев расценили как предупреждение Кучме от Вашингтона: если выборы будут фальсифицированы, то в Украине произойдет "революция роз" по грузинскому сценарию. Это действительно так?

- Я думаю, это домыслы. Хотя грузинская тема в Украине все время обсуждается. И у меня есть свои взгляды. Но, будучи президентом Грузии, я просто обязан не вмешиваться во внутренние дела Украины и поддерживать теплые отношения с любым руководством страны. Тем более что сам Леонид Кучма очень много сделал для укрепления наших отношений, он любит грузинский народ и Грузию, с ним очень легко разговаривать. Я поехал, чтобы поздравить его с днем рождения. Поехал сейчас, потому что он заканчивает свой президентский срок. И мне от него ничего не нужно. Я поблагодарил его за то, что он сделал для укрепления наших отношений. Я всегда буду рад видеть Кучму в Грузии и после того, как он перестанет быть президентом.

Я приехал в Ялту. Час провел с Кучмой, час покупался у Крымского побережья и улетел обратно. А к вечеру с большим удивлением узнал, что по поводу моего визита много домыслов и спекуляций.

- Наверное, заявление г-на Ющенко подтолкнуло журналистов к такой трактовке?

- Я не знаю, что сказал Ющенко. Но Ющенко - мой личный друг и действительно порядочный и умный человек. Еще раз скажу: кто бы ни победил на выборах в Украине, у нас в любом случае будут с этой страной хорошие отношения.

- Возвращаясь к ситуации Россия - Грузия. Российские СМИ открыли против вас лично информационную войну: вас оскорбляют, вам угрожают. Как вы на это реагируете?

- Я знаю, что идет такая кампания, но если кто-то рассчитывает, что я буду себе портить из-за этого нервы, - тот ошибается. Я сознательно не читаю газет и не смотрю российское телевидение, потому что не хочу, чтобы мои действия по отношению к России зависели от эмоций, спровоцированных этими негативными публикациями и телесюжетами. Я прекрасно знаю, какая дирижерская палочка их запустила. Но еще я знаю, что эта же палочка в любой момент их остановит и заставит так же истово любить Грузию, как они сейчас ее ненавидят.

- Если бы российские государственные каналы предоставили вам возможность обратиться к гражданам России, что бы вы им сказали?

- Российские каналы не предоставили мне прямого эфира, потому что существует боязнь такого действия. А сказал бы я то же самое, что постоянно говорю: мы хотим дружить с Россией. Иметь нормальные отношения. У меня были абсолютно четкие и теплые чувства по отношению к России, когда я только пришел к власти. Вроде бы за первый месяц мне удалось доказать многим, что мы не те "антирусские элементы", какими нас все представляли. Но сейчас, видимо, кому-то нужен новый образ врага, чтобы отвести внимание от каких-то внутренних российских проблем.

Допустим, Чечню сейчас все в России подзабыли и перекинулись на Южную Осетию. Но долго такой метод не будет действовать. Власти будут меняться. Рано или поздно внутриполитические проблемы встанут на более актуальный уровень.

- Михаил Николаевич! 22 июня в Ингушетии произошла страшная трагедия. По сути, это означает географическую эскалацию чеченского конфликта. Угрожает ли эта кавказская война безопасности Грузии в силу геополитической близости к Ингушетии и Чечне?

- Во-первых, ингуши - очень близкий нам народ. То, что там произошло, - это действительно трагедия. Никто не может чувствовать себя там защищенным. Поэтому в целях борьбы с терроризмом мы - и, к сожалению, пока только в одностороннем порядке - перекрыли границы с Чечней. Как раз в то время, когда по Рокскому туннелю через российские пограничные КПП шли боевики, чтобы убивать грузин в Южной Осетии, мы перекрывали и держали под контролем участок границы с Чечней, чтобы боевики не перешли на нашу территорию.

- Я заметила, что тему Панкисского ущелья наши СМИ в это лето совсем не поднимали?

- Конечно, раньше надо было все беды валить на Панкиси, теперь - на Южную Осетию. Кажется, у России просто нет другой дымовой завесы для прикрытия своих внутренних проблем. Я считаю, что это просто глупо.

- Михаил Николаевич! В октябре должен состояться визит президента Путина в Грузию. Это - первая поездка Владимира Владимировича в вашу страну. Что, по вашему мнению, главное: что Путин должен увидеть в Грузии?

- Надеюсь, что президент Путин приедет. По крайней мере, другой информации на данный момент у нас нет.

Я считаю, что если бы к тому времени удалось урегулировать южноосетинский конфликт, то это было бы просто здорово. В любом случае я бы хотел, чтобы Владимир Владимирович понял, что мы не намерены играть и шутить. Мы хотим открытых и честных отношений. Даже сейчас, несмотря на все события, враждебных чувств к России в Грузии нет. Но напряженность есть, и люди нервничают. Если удастся эту нервозность снять - будет хорошо.

- Каха Бендукидзе сказал, что, несмотря на политические проблемы, в Грузии нормально прошли и российский, и турецкий конгрессы бизнесменов. Каха Автандилович заметил, что наши деловые люди готовы вкладывать деньги в развитие туристического бизнеса в Грузии?

- Я буду только рад этому. Не так важно, кто именно будет вкладывать деньги в Грузию, но было бы очень здорово, если бы это были российские капиталы. И самое главное - чтобы российские туристы сюда вернулись.

Когда российские СМИ заявили, что я отдал приказ стрелять и топить российских туристов, это была наглая ложь, распространенная российским телевидением. Можно даже просмотреть запись моего выступления, там четко видно, что ничего такого я не говорил. Хотя действительно предупредил туристов, чтобы держались подальше от Абхазии, потому что в Абхазии сейчас неспокойно. Нужно немножко подождать. Есть и другие курорты в Грузии - например, в Аджарии. Недавно был в Батуми и увидел теплоход с российскими туристами. Очень обрадовался?

Елена Милашина

Опубликовано 16 августа 2004 года

источник: "Новая газета" (Москва)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

22 октября 2017, 19:59

22 октября 2017, 19:03

22 октября 2017, 18:19

22 октября 2017, 17:58

  • Оппозиция не признала итоги выборов в Грузии

    "Совет лидеров" в составе глав 16 непарламентских оппозиционных партий Грузии объявил о полном недоверии к результатам выборов и признал их нелегитимными. Оппозиция сможет защитить свои голоса только массовыми уличными протестами, считает политолог Торнике Шарашенидзе.

22 октября 2017, 17:12

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей