14 августа 2004, 11:03

Пресса на минном поле. Как закрывали "Чеченское общество"

"Пресса на минном поле". Так называлась статья в газете Die Tageszeitung, в которой шла речь о "Чеченском обществе". Публикация в немецкой газете стала очередным и пока последним по счету откликом на попытку властей закрыть независимое издание прямо перед президентскими выборами в Чечне.

Давление на газету было оказано сразу с двух сторон: на ее редактора Тимура Алиева и на директора типографии, где печатается "ЧО", Сулеймана Костоева. Оба были вызваны в УБОП при МВД Ингушетии, где Тимур Алиев был вынужден написать объяснительную записку по поводу своей работы. Сотрудников УБОП при МВД РИ интересовали источники финансирования газеты, территория распространения и самое главное, характер публикуемых материалов. Как сообщил редактору "ЧО" сотрудник УБОПа, в адрес Министерства внутренних дел Ингушетии поступило письмо из Чечни, в котором их просят прекратить издание газеты "Чеченское общество".

Вот как рассказывает сам Тимур Алиев об этой беседе: "27 июля я, главный редактор газеты "Чеченское общество" Тимур Алиев, был вызван в МВД Ингушетии. На мое имя была выписана повестка, в которой было сказано: "на основании ст.11 Закона "О милиции" Вам необходимо явиться в УБОП при МВД РИ к старшему оперуполномоченному подполковнику милиции Баширу Гандарову 28 июля 2004 года в 9 часов утра". Повестка была прислана мне после проведения в течение последней недели нескольких проверок документов в редакции. На следующее утро 28 июля я явился в МВД, и меня первым делом спросили, на каком основании мы выпускаем антигосударственную газету. Достав из папки фотографию, сделанную во время встречи президента Ингушетии Мурата Зязикова с чеченскими правозащитниками, на которой в один кадр с ним попал и я, я ответил: "Если бы мы делали такую газету, то сидели бы в подполье, и у нас бы не было такой фотографии". После внимательного просмотра фото, меня назвали "другом Зязикова" и поменяли тон беседы на более доверительный. Милиционеров интересовали принесенные мной с собой учредительные документы "Чеченского общества" и наличие счета в банке. Просмотрев документы газеты, в том числе свидетельство о регистрации, выданное Теруправлением МПТР РФ в ЧР, Гарданов спросил у меня: "Здесь написано - территория распространения - Чечня. Почему же вы распространяетесь в Ингушетии?" "Мы распространяем газету исключительно в Чечне. В Ингушетии мы лишь печатаемся. Все по закону", - ответил я. "Где вы имеете счет в банке?" - следующий вопрос. "У нас его нет", - ответ. "А как же вы работаете? Кто вам дает деньги?" "На мои личные средства издаемся". "И никто не помогает?" "Нет". "А откуда у тебя деньги?" "Я их получаю в качестве гонораров за свои статьи в различных газетах, в том числе и российских". "А зачем тебе это нужно?" "Я хочу, чтобы в республике была нормальная газета, сообщающая своим читателям правду". "А почему ваша редакция находится в Ингушетии?" "Здесь есть телефон и Интернет". "А в Чечне?" "Там слишком дорого поставить телефон - официально нужно платить 31 тысячу рублей". Под этот доверительный тон один из милиционеров записывает мои слова. Заходит другой, и повторяется вопрос о нашей антигосударственной деятельности. Снова демонстрируется фото с Зязиковым. Тогда из стола достаются ксерокопии наших последних номеров. "А почему вы печатаете такие статьи?" Передо мной перелистываются страницы. Один раз, другой. Палец милиционера утыкается в статью об убийстве молодого парня. Он был арестован, его пытали в тюрьме, там же он и умер. Материал со слов его матери написала Наталья Эстемирова. "Откуда у вас такие данные?" "Они все есть в "Мемориале". "Ну, все равно не надо такие статьи печатать. Их молодежь прочитает и пойдет воевать. Наверное, их ни одна российская газета не захотела печатать, они к вам пришли". "Да нет, это я попросил Наташу написать статью. Да и на эту тему же вышла статья в "Новой газете". Первый милиционер уходит - его вызвали в Магас. Второй продолжает записывать мои слова за него. Он аккуратно заносит в бумагу все газеты, с которыми я сотрудничаю, а также пишет название журналистских премий, полученных мной за прошлый год. Мы общаемся уже практически по-дружески. "К нам пришло письмо от вас (из Чечни - авт.). Просят остановить деятельность вашей газеты". "Это сделать невозможно. Мы работаем по закону. Единственно, кто может нас закрыть - Теруправление МПТР РФ в ЧР". "А вчера здесь был директор типографии. Он обещал, что не будет вас печатать. Что тогда вы будете делать?" "Он не может не печатать нас, у нас договор о сотрудничестве". "Ну а если не будет?" Пауза. Я молчу. "Вы сейчас печатаетесь?" "Нет". "А с какого времени вы не выходите?" Я называю дату. "А до какого?" "До сегодня". Милиционер все записывает, дает мне расписаться и провожает до двери. "Лучше приостановите пока вашу деятельность. Не нужно печатать такие статьи", - советует он. "Хорошо, такие не будем", - обещаю я в надежде, что газета все же получила шанс на выход. На следующий день в типографии выясняется, что ничего подобного. Ее директор Сулейман Костоев объясняет мне, что не может печатать газету. "Было письмо приостановить выход "Чеченского общества". Я был в МВД, подписался, что газета не будет печататься", - говорит он".

У директора типографии сотрудники милиции спрашивали, на каком основании газета печатается в типографии. Несмотря на объяснения Костоева о том, что между редакцией газеты, имеющей все законные документы, в том числе свидетельство о регистрации, и типографией заключен договор о предоставлении печатных услуг, силовики "рекомендовали" прекратить печатание газеты, мотивируя это тем, что ими получено соответствующее указание от начальства. Директор типографии был вынужден написать объяснительную записку и расписаться в том, что выпуск газеты в типографии будет остановлен.

Власти ударили по самому "слабому" месту газеты - ее сложному финансовому положению. Учитывая тот факт, что других типографий, обеспечивающих требуемый газете формат, ни в Чечне, ни в Ингушетии не существует, газета, чтобы не прекращать выход, должна была искать возможности печатания за пределами этих республик, что неизбежно сопряжено с увеличением расходов. Этого редакция никак не могла бы себе позволить, если не разовые оказания помощи со стороны друзей-коллег. Тем не менее, некоторое время в течение предвыборной кампании в Чечне газета не имела возможности выходить полноценно.

Одновременно коллеги - журналисты и правозащитники - выступали со статьями и заявлениями, в которых призывали власти России и Ингушетии принять меры для продолжения деятельности газеты "Чеченское общество".

Так, 2 августа Генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко и директор Центра экстремальной журналистики СЖР Олег Панфилов направили Генеральному прокурору РФ Владимиру Устинову, руководителю Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ Михаилу Сеславинскому и президенту Ингушетии Мурату Зязикову письмо, в котором призвали их принять меры для продолжения деятельности газеты "Чеченское общество", особенно в условиях, когда в Чеченской республике начата предвыборная кампания.

3 августа Американский Комитет по защите журналистов обратился к властям РФ с призывом не допустить прекращения выхода издающейся в Назрани газеты "Чеченское общество".

5 августа "Новая газета" опубликовала статью Анны Политковской "Газету закрыть по статье 57 УК СССР. "Чеченское общество" запретили за "антигосударственную деятельность". Политковская считает, что суть претензий страны к газете "Чеченское общество" в том, что она позволяла себе больше, чем другие - печатать статьи о внесудебных расправах над людьми, например.

5 августа Международная Хельсинкская Федерация по правам человека и Московская Хельсинкская группа выразили протест против фактического закрытия независимой газеты "Чеченское Общество" и давления на ее редактора Тимура Алиева. Эти правозащитные организации расценили события вокруг "Чеченского Общества" как еще одну попытку российских властей ужесточить информационную блокаду вокруг Чечни. МХФ и МХГ присоединились к Комитету по защите журналистов и призвали президента РФ проконтролировать соблюдение прав человека властными структурами Ингушетии и Чечни и прекратить кампанию преследования независимой газеты и ее редактора Тимура Алиева. В заявлении МХФ и МХГ "Чеченское Общество" названо одним из немногих печатных изданий, по-прежнему предоставляющих объективный обзор событий, происходящих в регионе конфликта. По мнению правозащитников, с фактическим закрытием газеты Чечня и чеченская диаспора теряют единственное региональное издание, на постоянной основе предоставляющее обзоры ситуации с правами человека в республике. Директор программ МХГ Татьяна Локшина заявила, что преследования Тимура Алиева начались приблизительно полгода назад, но сегодня особенно важно, чтобы независимые журналисты и правозащитники в России и за рубежом открыто выразили поддержку Алиеву и выступили в его защиту, направив письма протеста российским властям.

Кроме того, статьи о ситуации вокруг газеты "Чеченское общество" опубликовали следующие газеты и интернет-сайты: российская газета "The Moscow Times", чешский сайт The Prague Watchdog, немецкие Frankfurter Rundschau и Netzeitung, правозащитные сайты - "Кавказский узел", "Антивоенный клуб", "Права человека в России", а также прозвучали в эфире радиостанций: "Немецкая волна" и Радио Флора (Германия), Радио Свобода и "Эхо Москвы". Кроме того, немецко-швейцарская организация "Gesellschaft fьr bedrohte Vцlker" направило соответствующий запрос в ОБСЕ.

Дополнительно

Кстати, трения и конфликты с властями у "Чеченского общества" начались еще весной этого года. Вначале Территориальное управление Минпечати РФ в ЧР вынесло газете строгое предупреждение. Теруправление обвинило газету в нарушении закона РФ о СМИ. Причиной подобных заявлений стала публикация в 6 номере газеты от 23 марта за этот год статьи "В Чечне распространяются листовки-некрологи памяти Яндарбиева". По мнению руководителя ТУ МПТР РФ в ЧР Исмаила Мунаева, газета "под видом информационной заметки фактически опубликовала целый ряд провокационных призывов и деклараций экстремистского характера". "Провокационными призывами" теруправление посчитало использование нескольких фраз из распространяемой в Чечне листовки, процитированных в статье. По мнению Мунаева, этот факт не может быть прикрыт или оправдан редакционными вставками, вроде: "...сказано в листовке; ...указывается в некрологе". Подобное предупреждение опасно для СМИ тем, что после третьего его могут официально закрыть.

Затем по поводу той же заметки редактор газеты Тимур Алиев был вызван в прокуратуру республики и был вынужден написать объяснительную записку. По словам вызвавшего его следователя прокуратуры, публикация этого материала подпадает под статью 282 Уголовного кодекса РФ "Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды". Основание так полагать дают приведенные в материале выдержки из листовки и отсутствие авторского комментария, сообщил он. В свою очередь редактор объяснил следователю, что размещение данного материала не было вызвано умышленным желанием газеты призывать к национальной вражде. Наличие в тексте цитат и отсутствие авторской позиции вызваны следованием международным стандартам журналистики, заявил он.

Но на газету продолжало оказываться давление. Критическую статью в адрес "ЧО", опубликованную в государственной газете Южного Федерального округа "Южный Федеральный", перепечатала республиканская государственная газета "Вести республики". По мнению автора этой статьи - "Вахи Абаззова из Грозного" - "Чеченское общество" занимается нагнетанием обстановки в Чечне, а "каждый номер ее представляет собой агитплакат в пользу войны". В то же время редактор газеты Тимур Алиев вместе с некоторыми российскими и западными журналистами и правозащитниками (лордом Джаддом, Андреем Бабицким, Савиком Шустером, Татьяной Локшиной) обвиняются автором в том, что "все они... кровно заинтересованы в продолжении войны в Чечне". "Ибо могут зарабатывать только там, где страдают и гибнут люди", - так пафосно завершается статья.

Все это происходило под аккомпанемент более мелких претензий к газете, вроде угроз со стороны блок-поста "Кавказ". У всех проезжающих журналистов солдаты на посту спрашивали: "Вы не из "Чеченского общества"? Нет. Ну, пусть они к нам не приближаются, а то мы им всю машину разберем!" Это была реакция на статью в газете, где "кавказовцы" обвинялись в том, что берут мзду с проезжающих автомашин.

Мурад Магомадов

Опубликовано 13 августа 2004

источник: Газета "Чеченское общество"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

18 января 2017, 23:59

18 января 2017, 23:52

18 января 2017, 23:32

  • Каладзе назвал подробности соглашения с "Газпромом" коммерческой тайной

    Огласить подробности соглашения властей Грузии с "Газпромом" о монетизации транзита газа в Армению, как того потребовала оппозиция, пока невозможно, поскольку это коммерческая тайна, заявил министр энергетики Грузии Каха Каладзе. При этом он заверил, что никакого вреда Грузии соглашение не принесет.

18 января 2017, 23:16

18 января 2017, 22:57

  • 1 Дядя задержанного студента Касаева отпущен из полиции

    Нариман Отигенов, задержанный в Ставрополе при попытке подать заявление о похищении своего племянника Рахмета Касаева, освобожден из полиции. К самому Рахмету полицейские допустили адвоката, сообщили родственники молодого человека.

Архив новостей
Все SMS-новости