12 августа 2004, 12:39

"Народу решать, кто возглавит Абхазию"

Какие бы мотивы ни принуждали отдельных политиков и далеких от политики людей публично или кулуарно обращать внимание общественности на сугубо негативные моменты современного этапа развития Абхазского государства во главе с его первым президентом - личная обида, взаимное непонимание, реальные проблемы - история, скорее всего, зафиксирует имя одного человека: Владислава Григорьевича АРДЗИНБА, лидера, возглавившего нацию в самый ответственный момент и приведшего страну к независимости. Безусловно, были соратники, народ поддержал, доверился ему. Но почему другого раньше не поддерживал в не менее опасные времена? Вероятно потому, что бывали руководители, но не было лидера, с которым не страшно было бы принять удар. Как бы ни казалось несправедливым всем другим, несомненно заслуживающим уважения, политическим соратникам первого Главы независимой Республики Абхазия, истина такова. Увы, бессмертие имени и исторические победы в дар судьбой не даются. По злой исторической традиции это, как правило, сопряжено с известными трудностями, часто граничащими с трагедией: и в масштабах всей страны, и в личной жизни. К великому сожалению, исключением не стали ни наш народ, ни наш лидер. Но, как бы ни сложилась судьба народа в будущем, кто бы ни возглавил страну впредь, вероятно никто не сможет в самых благородных своих порывах во благо страны выдержать конкуренцию с этим именем.

Президент Республики Абхазия Владислав Григорьевич Ардзинба - о войне и мире, о верности идеалам и предательстве, о предстоящих выборах нового Президента РА - поделился мыслями в интервью Кристиану Бжания.

- Прежде всего, спасибо за Ваше согласие ответить на вопросы "Деловой Абхазии". Владислав Григорьевич, наш первый вопрос вынуждает вернуться в малоприятное прошлое. Почти сразу после Вашего первого избрания Президентом в отношении Абхазии были введены жесткие экономические санкции. По прошествии почти 10 лет как бы Вы расценили их: как давление лично на Вас, или Россия на самом деле тем самым хотела защитить свои южные границы от проникновения вооруженных групп?

- Спасибо вам за то, что обратились ко мне с вопросами. Я видел несколько номеров "Деловой Абхазии". На мой взгляд, это - красочное издание, я приветствую его появление и желаю вам успехов в работе. Вместе с тем, хотел бы высказать пожелание, которое относится не только к "Деловой Абхазии", но и другим СМИ: при подготовке материалов, прежде всего, необходимо опираться на факты, а не на слухи, чтобы творческий процесс не происходил путем высасывания информации из пальца.

Что же касается существа вашего вопроса, то, несомненно, с помощью санкций на нас пытались оказывать давление, с тем, чтобы принудить нас к политическим уступкам. Как известно, наша победа не вписывалась в планы определенных сил. Но наше положение могло бы быть гораздо хуже. Вы бы, наверное, пришли в ужас, если бы увидели предложения, которые вносила грузинская сторона на заседания Совета глав государств СНГ.

Если заглянуть в наше недалекое прошлое, то, как мне кажется, принимая решение о вводе войск в Абхазию в августе 1992 г., грузинские власти не предполагали, что начнется широкомасштабная война. Дело в том, что до передачи по Ташкентскому соглашению вооружений Грузии существовал определенный паритет военных возможностей Абхазии и Грузии. Однако этот баланс был резко нарушен в пользу Грузии, у которой появились сотни танков и другой бронетехники, артиллерия и боевая авиация. Вследствие этого у грузинской стороны возникла иллюзия, что поход в Абхазию станет легкой прогулкой. Они полагали, что захватят Абхазию, сменят власть, кого-то постреляют, кого-то посадят, а кто-то убежит, как зайцы, и проблема будет решена раз и навсегда. Но не получилось ни со сменой власти, ни с теми, кто должен был бежать: не на тех нарвались. Надо было лучше изучать историю.

Поэтому мне вдвойне обидно, что тех, кто говорил "грузины нас переедут", "сам заварил кашу, пусть сам и расхлебывает", планируют выдвинуть в качестве кандидатов в Президенты Абхазии. Разве это не кощунство в отношении тех, кто с оружием в руках защищал Родину?

- Владислав Григорьевич, страна вошла в предвыборную кампанию, словно в цейтнот. Если не касаться персоналий, заявленных на участие в борьбе за президентство, как бы Вы охарактеризовали общую ситуацию?

-Я не буду касаться персоналий. Общую ситуацию Вы обрисовали верно, она обуславливается началом предвыборной кампании. Поэтому, чем больше золотые горы обещают, тем лучше (во всяком случае, они так думают).

Например, ОПД "Единая Абхазия". В ее руководство входят люди, находившиеся и находящиеся у власти. Хотел бы их спросить: если они знали секрет быстрого обеспечения процветания Абхазии, почему они держали его в кармане? Почему не рассказали?

В частности, в своей программе "Единая Абхазия" говорит о необходимости начала добычи нефти в Абхазии. Действительно, 5% наших запасов находится на суше, а 95% - на шельфе. Однако разработка этих месторождений - это постоянная угроза непоправимой экологической катастрофы. Кроме того, можно будет забыть о курортном бизнесе, который может принести гораздо большую отдачу и создать рабочие места для значительной части нашего населения. Или, скажем, говорят о возможности запуска всех производств на территории Абхазии, при этом ничего не сообщая о рынках сбыта этой продукции. Может, они находятся на территории СССР?

Меня также удивляет, когда к нашему государству предъявляют такие же требования, как к признанной международным сообществом, развитой стране, словно эти люди не в состоянии в полной мере оценить проблемы, с которыми сталкивается Абхазия в силу своего неопределенного международно-правового положения.

Именно в связи с предвыборной кампанией стали поднимать вопросы Фонда приватизации и дачи "Холодная речка". Я не понимаю, зачем стучаться в открытую дверь, когда можно напрямую обратиться к председателю Фонда, т. е. ко мне. Я сам принял решение о составе Фонда, и для его членов никаких секретов быть не может. Но, заметьте, обращаются не ко мне, а пытаются выяснить у других.

Тоже самое можно сказать и о "Холодной речке". Мы предлагали включить в состав комиссии представителей Парламента, с тем, чтобы был обеспечен надежный контроль за расходованием средств от возможной продажи этого объекта. Однако эту проблему превратили в повод для публичных дебатов, сорвав решение важного вопроса, затрагивающего интересы безопасности государства. Некоторые вопросы обороны и безопасности не могут и не должны решаться публично и использоваться в предвыборных целях. Может быть, кто-нибудь скажет мне, на какие средства во время войны мы приобретали вооружение, боеприпасы и обмундирование, кормили не только тех, кто был на позициях, но и тысячи беженцев, нашедших убежище в Гудаутском и Гагрском районах?

Когда Абхазия была автономной республикой, многие объекты, в том числе и "Холодная речка", не находились в нашей собственности. И сейчас Грузия заявляет, что мы не вправе распоряжаться своим имуществом, препятствует инвестициям в нашу экономику. Несмотря на все это, мы пытаемся изыскать возможности для того, чтобы привлечь инвесторов, определить адекватные цены. Мы должны определиться в приоритетах - что нам дороже: "Холодная речка" или безопасность страны, Абхазии как таковой?

Несмотря на это, несколько месяцев нам суют палки в колеса, проводят дебаты. Представьте себе, что было бы, если бы в момент ввода грузинских танков в Абхазию мы вместо того, чтобы принимать решения, которых ждал от нас народ, стали бы бегать и проводить собрания и диспуты?

Я убежден в том, что даже некоторые наши оппоненты не нанесли Абхазии столько вреда, сколько определенные наши политики. Помнится, один из участников прямого эфира на Абхазском телевидении говорил о миллиардах долларов, которые получены от приватизации. Ведущий не обратил на это внимания, а напрасно. Надо было этого участника попросить назвать эти объекты. Можно подумать, что инвесторы стоят к нам в очередь. Что-то я таких не видел. Я хотел бы, чтобы в подобных заявлениях было больше конкретики.

- Руководство Грузии официально заявило о своих надеждах на исход президентских выборов в Абхазии, имея в виду приход к власти лояльного Тбилиси человека. На Ваш взгляд, это политический ход или надежды грузинских политиков саакашвиливского призыва имеют реальную основу?

- Я думаю, что, к сожалению, такие заявления имеют реальную почву. Вспомните, как было взбудоражено наше общество, когда провели встречу детей в Боржоми. Однако поговорили и забыли. На самом деле подобные встречи были не только в Боржоми, но и в Сочи, и в Тбилиси. Некоторые под предлогом "народной дипломатии" вступают в сговор с врагом.

Разве для кого-нибудь является секретом, что на территории Абхазии свободно продаются совместные грузино-абхазские издания? Разве секрет, что некоторые, отрабатывая деньги, действуют вопреки интересам нашего народа? Поэтому не стоит удивляться, что наши оппоненты рассчитывают на приход к власти в Абхазии нужного для них кандидата.
Я никогда не был врагом грузинского народа. Но наш народ имеет такие же права, как и грузинский, мы имеем право на собственное независимое государство и не обязаны объединяться с Грузией. Я на этом стою твердо.
Поэтому нашему народу решать, кто возглавит Абхазию после меня - тот, кто гнётся и извивается, или тот, кто будет последовательно отстаивать позиции, касающиеся наших национальных интересов.

- Простите за, возможно, нетактичный вопрос. Со сменой власти в стране период Вашего правления в историю войдет как эпоха Ардзинба. К сожалению, не все было гладко. Тяжелое бремя власти и ответственности стало причиной и Ваших проблем со здоровьем. Владислав Григорьевич, могли бы вы выделить самый положительный и самый негативный момент в современной истории Абхазии, главным действующим лицом которой, безусловно, являетесь Вы?

- Войдет ли в историю как эпоха или нет, я не знаю. Это дело истории и народа. Точно так же я не могу сейчас сказать, какой момент самый положительный, а какой - самый негативный.

Вы, наверное, помните, что некоторое время назад в "Республике Абхазия" была опубликована статья бывшего грузинского высокопоставленного военного. Он писал, что главным фактором победы народа Абхазии в войне являлась лучшая организованность и сплочённость. И после войны кто как не власть организовал и создал всё то, что мы сейчас имеем. Ошибок у нас немало, но и сделано тоже немало. Если у нас не сформированы и не функционируют властные институты, интересно, куда стремятся многочисленные желающие? Те, кто стремятся к власти, не должны всё хулить - от этого бремя власти и ответственности становится только тяжелее.

- В одном из недавних интервью Вы сказали, что главное Ваше сожаление состоит в предательстве людей, которые стояли рядом. Преданность в дружбе и проблема предательства одинаково актуальны и для человека "простого", и для облаченного государственной властью. Вас настолько часто предавали, что Вы вынуждены были об этом сказать? Или предавали очень близкие, и от этого гораздо больнее?

-Я согласен с вами. Только для человека, обладающего государственной властью, предательство друзей гораздо тяжелее. К сожалению, предавали люди очень близкие. Если бы некоторое время назад мне бы сказали, что они могут позволить себе подобное, я бы не поверил и доказывал бы обратное. Однако, с другой стороны, надо знать историю человечества. Мы не уникальны в этом смысле, и у нас происходит то же, что и везде. Я могу только сказать, что приход в руководство людей, способных на предательство, очень опасен для общества.

- Создается впечатление, что президент Владислав Ардзинба сознательно не называет (или затягивает время) своего преемника. Это связано с тем, что глава государства не определился окончательно или считает преждевременным называть "человека, который продолжит дело Вашей жизни"?

-Не надо искать подоплеку в том, что я пока не выступил с соответствующим заявлением. Я обещал, что в свое время назову человека, способного возглавить Абхазию, и сделаю это, когда начнётся процесс выдвижения и регистрации.

- На что посоветовал бы обратить внимание в первую очередь уходящий глава государства новому руководителю страны?

- Проблем у Абхазии много, и я не буду их перечислять. Я думаю, что новый Глава государства еще в большей степени, чем я, будет нуждаться в поддержке граждан страны. Главная проблема нашего государства заключается в том, что не все на своем месте делают все, что необходимо. Идея о том, что всё будет делать один человек, мне представляется бесперспективной. Поэтому поддержка гражданами нового Президента является единственно правильным выбором.

Кроме того, хочу сказать, что мы должны ориентироваться на общемировые ценности, но при этом нельзя бездумно копировать все то, что делается на Западе. Недаром говорили "Ex oriente lux" ("Свет с Востока"). Мы - по своему менталитету - люди восточные. Поэтому для нас примером может служить, в частности, опыт Японии, которая, несмотря на высочайший уровень развития технологий и демократических институтов, сумела сохранить свои древние традиции, которые органично сочетаются с современными условиями жизни.

- Спасибо за ответы.

Кристиан Бжания

Опубликовано 4 августа 2004 г.

источник: Газета "Деловая Абхазия"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 марта 2017, 09:45

23 марта 2017, 09:36

  • Атаман Нестеренко заявил о готовности возместить ущерб мэрии Анапы

    Суд по делу заместителя атамана Анапы Николая Нестеренко допросил сотрудников горадминистрации и судью, который занимался рассмотрением иска Нестеренко к мэрии. Сам подсудимый, по словам его адвоката, заявил, что готов отказаться от спорного участка и выплатить мэрии ущерб. Зал судебных заседаний не вмещает всех желающих присутствовать на процессе, сообщил брат Нестеренко.

23 марта 2017, 09:24

23 марта 2017, 09:05

23 марта 2017, 08:17

Архив новостей
Все SMS-новости