09 августа 2004, 17:15

На выбор!

Предпочтения федеральной власти в Чечне определились. 19 августа, если не произойдет ничего непредвиденного, этот выбор будет оформлен де-юре. Какие способы управления Чечней имеются в наличии, какие из них реалистичны, а какие утопичны - от ответа на эти вопросы зависит жизнь и судьба чеченцев, российских военных, а в перспективе и всех граждан России.

Консорциум кланов?

Один чеченский клан при условии политической и силовой поддержки Кремля способен взять под контроль средства федерального бюджета, нефтяной комплекс, а также районные администрации. Попытки установить более глубокую систему контроля будут встречены достаточно жестким сопротивлением со стороны других кланов. Власть этого клана будет держаться только до тех пор, пока он будет в состоянии сдерживать это сопротивление. Если учесть существование еще и третьей силы - остатков ичкерийцев и ваххабитов, заинтересованных в дестабилизации и подрыве авторитета любой власти, то положение такого клана осложнится вдвойне и будет зависеть еще и от объемов финансирования, получаемого ичкерийцами из арабских стран.

Менее утопическим и даже в определенной степени жизнеспособным является вариант с привлечением нескольких влиятельных кланов к участию в управлении республикой. Это могли быть, к примеру, беной, эрсаной, харачой, чинхой и нохч-махкой (несколько кланов равнинной части). Проблема в том, как в равных долях обеспечить участие выдвиженцев этих кланов в управлении республикой. К сожалению, дать ответ на этот вопрос затруднятся не только российские чиновники, но и представители самих кланов.

Элита не делится

Вариант ставки на лояльную элиту существует в умах многих чиновников и экспертов, но он также построен на конфронтации. Чеченская элита более агрессивна, чем дагестанская, поэтому опора только лишь на одну ее часть (вне зависимости от клановой принадлежности) также несет в себе зерна гражданской войны. В 1994 году такая попытка уже была сделана и провалилась. Умар Автурханов, призванный внести раскол в новую чеченскую элиту и стать пророссийским лидером, потерпел поражение от своего оппонента Джохара Дудаева. Попытки разделить элиту не по клановому признаку в сегодняшней ситуации приведут к тем же последствиям. Во-первых, место президента Чечни периодически будет становиться вакантным. А во-вторых, российские военные и силы МВД, на которых будет возложено наведение порядка после очередного кризиса, станут претендовать на расширение властных полномочий в республике и усиливать лоббистскую активность в Москве, усугубляя кризис.

Ингушский вариант

С точки зрения обеспечения жесткого контроля федерального центра вариант, примененный в соседней Ингушетии, где генерал ФСБ Мурат Зязиков занял пост главы республики, выглядит привлекательно.

Но это впечатление несколько поверхностно. Позитивная сторона заключается в том, что Зязиков сделал относительно удачную попытку модификации традиционной для Ингушетии клановой системы власти. На руководящие посты в республике были назначены представители наиболее влиятельных и известных ингушских кланов. За время своего правления Зязиков добился того, что напряженность в республике в плане взаимоотношений власти и населения значительно снизилась. Однако это не решило основных проблем Ингушетии.

Во времена Аушева, когда один клан держал в руках все нити управления Ингушетией, религиозные экстремисты, которых в республике явно не стало меньше, пытались сыграть на клановых противоречиях. Это создавало некий баланс сил, при котором регулярно проводились аресты наиболее рьяных последователей ваххабизма. Сегодня, когда у власти находятся представители почти всех кланов, зачистки и аресты стало проводить сложнее, поскольку они вполне могут привести к межклановым противоречиям. В свою очередь, религиозные экстремисты избрали новую тактику. Идет интенсивная обработка наиболее бедных и социально незащищенных слоев населения и вербовка сторонников из неработающей молодежи. Не прекращаются теракты, целью которых является устранение самого Зязикова и других членов руководства республики. Действия Зязикова фактически привели к тому, что религиозный экстремизм в Ингушетии приобрел более масштабный характер, поскольку сегодня экстремисты используют в своих целях не межклановую борьбу, а социально-экономическую ситуацию в республике. Очевидно, что прекратить межклановые "разборки" гораздо проще, чем решить социально-экономические проблемы дотационного региона.

Кроме того, следует учитывать, что чеченские кланы и тейпы отличаются от ингушских. Во-первых, их больше. Во-вторых, вражда между ними гораздо сильнее. При этом социально-экономическая ситуация в республике сложнее, чем в Ингушетии. Если Москва готова реализовать данный сценарий, то необходимо не только подыскать дееспособного и уважаемого в Чечне генерала ФСБ, но и пересмотреть инвестиции в республику. Главный акцент следует делать не на строительство (как говорилось выше, при наличии гарантий безопасности все может быть восстановлено и без федеральных денег), а на инвестициях в образование, социальную инфраструктуру, мелкие и средние предприятия, на базе которых можно в кратчайшие сроки создать рабочие места для молодежи.

Избрание Алу Алханова с трудом вписывается в этот сценарий, поскольку обязательства перед существующим истеблишментом не позволят ему пересечь клановый порог.

Москвич, но "свой"

Вариант избрания президентом "московского" чеченца жизнеспособен только при двух сопутствующих факторах. Во-первых, Кремль должен дать ему гласную или негласную санкцию на создание собственного вооруженного формирования, собранного по межклановому принципу, которое будет играть роль противовеса существующим у других кланов неофициальным формированиям. Иначе никто не гарантирует безопасность и, самое главное, независимость президента от других кланов. Как только такое формирование будет создано, выдвиженцу будет гарантирована либо поддержка, либо молчаливое согласие других кланов на избрание.

Вторым ключевым фактором является позиционирование такого президента как надкланового и неукоснительное соблюдение этой линии. Тогда тот факт, что президент не жил в Чечне последние 10 лет, превращается из минуса в плюс.

Важным фактором в деятельности такого президента является предоставление гарантий безопасности членам формирований Рамзана Кадырова. Любые репрессии и преследования моментально спровоцируют конфликт.

Самым важным позитивным фактором в избрании президентом "московского" чеченца является незаинтересованность большинства существующих кандидатов, являющихся представителями крупного бизнеса, в куске "чеченского пирога". Это дает веские основания полагать, что экономические и восстановительные программы будут иметь конкретные результаты, а не сгинут во время очередного взрыва или пожара.

Технического!

Вариант генерал-губернатора или технического президента может привести к двум сценариям. Если следовать первому, то в Чечне будут созданы условия безопасности, установлен жесткий контроль над всеми районами республики, а Чечня превратится в пронизанное коррупцией и казнокрадством военно-полицейское государство. Этот вариант приведет к замиранию Чечни на 2 - 3 года. За этот период будут созданы все условия для возрождения идей и сил чеченского сопротивления, распространения ваххабизма и рецидива военного противостояния с Россией.

При более мягком варианте ситуация в Чечне сможет балансировать на грани между войной и миром, и добиться какого-либо прогресса едва ли удастся. Более того, такая ситуация чревата расцветом криминала и ростом числа открытых протестов со стороны населения. Подобный сценарий наименее выгоден для Владимира Путина, поскольку военное управление сведет на нет все разговоры о мирном урегулировании и политическом процессе в Чечне. Кроме того, противники Путина в России и за ее пределами будут автоматически возлагать ответственность за каждый взрыв или иное чрезвычайное происшествие на территории Чечни на президента. Алу Алханов, в отличие от своего предшественника, будет отчасти техническим президентом. Вопрос: при ком? Это опять же придется решать Москве, которая, очевидно, от этого устала, а также остальным более мелким игрокам, стремящимся контролировать территорию и финансы Чечни. Их многочисленность и бесконтрольность была, есть и остается главной проблемой федеральной власти применительно к Чечне.

Абдулла Истамулов

Опубликовано 6 августа 2004 года

источник: Газета "Московские новости"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

17 октября 2017, 17:46

17 октября 2017, 17:23

17 октября 2017, 17:21

17 октября 2017, 17:12

17 октября 2017, 16:52

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей