09 августа 2004, 11:48

Генерал Набздоров: "Когда слово командующего будет окончательным, здесь будет порядок"

Предлагаем вниманию читателей интервью командующего Смешанными силами по поддержанию мира в зоне грузино-осетинского конфликта генерал-майора Святослава Набздорова собственному корреспонденту "Кавказского узла" Инге Кочиевой.

- Изначально грузинская сторона была против Вашего утверждения командующим. На первом же заседании СКК было заявлено об этом. Это что, инерция после Вашего предшественника, В.Приземлина, или есть другая причина?

- Этот вопрос надо задать товарищу И.Мачавариани, тогдашнему сопредседателю СКК, или Гиги Кублашвили, нынешнему секретарю делегации, который тогда тоже входил в состав СКК. Когда я спросил их, в чем дело, они сказали: "Мы против Вас ничего не имеем, но..". А что но, они с тех пор не объяснили.

- Ваше присутствие здесь ассоциируется у югоосетинского населения с решительной, радикальной позицией Москвы, поэтому Ваша возможная отставка вызывает беспокойство: не перешли ли события в какую-то новую фазу, когда можно и смягчить позиции? И, значит, Россия идет на уступки, если поддалась давлению грузинской стороны в вопросе с Вашей отставкой?

- Вопрос о моей замене был решен еще в мае. Я здесь уже полтора года, а должен быть год. С 1-го по 10-е мая я был в Москве, где решался кадровый вопрос. Так что это не грузинская сторона, как она возомнила, настояла на моей замене. Это была плановая замена. Когда она состоится, это решать Верховному Главнокомандующему.

- Как Вы считаете, в целом Вы справились с теми задачами, которые стояли перед командующим ССПМ по мандату? Вы не жалеете, что не действовали более жестко в некоторых ситуациях? Ведь посты так и не сняты, их стало еще больше.

- Такую оценку должны дать сопредседатели СКК, а также мое московское руководство. Я не могу сам себе давать оценку. В основном это решают сопредседатели СКК, от которых зависит также много, как и от меня. Я бы на их месте дал полномочия командующему, не мне Набздорову, а командующему, принимать окончательное решение, оставлять за ним последнее слово. К сожалению сейчас, если, скажем, югоосетинское или грузинское командование против, то решение не принимается и не выполняется. Наше Объединенное военное командование играет в демократию. Когда слово командующего будет окончательным, тогда здесь будет порядок.

- Вплоть до военного вмешательства?

- Зачем военное вмешательство, когда есть много других методов?

- Вы сделали для себя какие-нибудь прогнозы, как будут развиваться события дальше?

- В этом никто не может быть уверен. Сегодня все нормально, завтра может война начаться, послезавтра могут отменить миротворческий мандат. Грузинское руководство не теми методами стремится завершить этот процесс. Я имею в виду, прежде всего, министра внутренних дел И.Окруашвили, губернатора М.Карели и госминистра Г.Хаиндрава - это люди, которые жаждут не мира, а крови. Их появление в зоне конфликта сразу вызывает перестрелки, они провоцируют осложнение ситуации своими высказываниями, действиями. Президент Грузии дал министру внутренних дел очень большие полномочия, большую власть. Он иногда даже не докладывает, что делает, что предпринимает. А делает он противоправные действия, из которых, может быть, президенту многое неизвестно. Когда-нибудь за такие деяния своего министра внутренних дел президенту придется на весь мир оправдываться.

- Как Вы относитесь к тому, что сейчас грузинская сторона всячески старается расширить полномочия ОБСЕ, не означает ли это постепенного вытеснения миротворческой миссии?

- Мандат подписан двумя президентами: России и Грузии, не надо об этом забывать. Конечно, грузинская сторона хотела бы вытеснить, заменить российских миротворцев. Но только российские миротворцы здесь охраняют мир все эти годы. Что касается ОБСЕ, они прежде придерживались интересов только одной стороны, грузинской. А теперь они уже видят, кто виноват в эскалации конфликта. А у меня, не как у командующего, как у человека, таких перепадов не было, я всегда считал, что конфликт между двумя народами в любом случае должен решаться мирным путем. Не надо строить урегулирование на том, чья это земля, на ней же кто-то живет! Надо учитывать мнение этих людей. А как у командующего, моя задача - чтобы здесь не было войны.

- А каково мнение российского командования?

- Все хотят у меня что-то выпытать, хотят, чтобы я озвучил какое-то мнение российского командования. Вот мне задали такой дурной вопрос: какие страны разделяет Рокский тоннель? А потом обвинили в том, что я занимаюсь переделыванием границ. Я же ответил, что тоннель разделяет две стороны хребта, а граница там одна - там стоит российский пограничник. А когда заезжаешь дальше, то там уже нет ни американского, ни турецкого, ни осетинского, ни грузинского пограничника. Никто не проверяет паспорт. Это российская граница, а здесь - зона конфликта, и Россия не скрывает, что здесь у нее свои интересы, также как американцы не скрывают, что у них есть интересы в Грузии.  Я на сегодняшний день миротворец, вот когда я сдам эту должность, я скажу вам свое отдельное мнение. А пока моя задача - чтобы здесь не было войны.

8 августа 2004 г.

Автор: Инга Кочиева, собственный корреспондент "Кавказского узла";

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

22 января 2017, 14:59

22 января 2017, 14:54

22 января 2017, 14:08

22 января 2017, 13:19

22 января 2017, 12:24

  • 1 Черкесские активисты собрали средства на оплату обучения беженки Рагад Гиш

    70 тысяч рублей собрали за шесть дней в январе участники акции по сбору средств, откликнувшись на призыв черкесских активистов помочь оплатить обучение беженки из Сирии Рагад Гиш. Итоги акции говорят о преемственности адыгского обычая взаимопомощи, заявила руководитель региональной общественной организации "Очаг" Ольга Эфендиева-Бегрет.

Архив новостей