03 августа 2004, 00:16

Сергей Ястржембский сдал журналистов милиции. За работу прессы в Чечне ответит МВД

Вчера вступил в силу новый порядок получения журналистских аккредитаций для работы в Чечне. Отныне за разрешением на работу в республике репортеры должны обращаться не в аппарат помощника президента РФ Сергея Ястржембского, а в Министерство внутренних дел России. То есть теперь в ведении МВД находятся не только само проведение контртеррористической операции, но и контроль за работой прессы, освещающей события на Северном Кавказе. Новшества в информационной политике Кремля комментируют корреспонденты Ольга Алленова и Муса Мурадов.

Сначала никаких аккредитаций не было. Зимой 1999 года они не были нужны потому, что в Чечню журналистов вообще не пускали. Журналисты пребывали на военном аэродроме в Моздоке. Позже репортерам центральных телеканалов м выдавал пресс-центр Минобороны. С этими бумажками в Чечню пускали. Но по телевизору от этих самых телекорреспондентов мы слышали то же, что и от военных - что в Грозном боевики и поэтому его бомбят. А потом и другие журналисты раздобыли маленькие желтые бланки, заполнили их сами и попросились в машины к сотрудникам МЧС, которые направлялись в Грозный. В разбомбленном городе они не увидели ни одного трупа боевика, но видели тела женщин, заваленные битым кирпичом.

Вторая чеченская война шла уже полгода, когда в Моздок приехал помощник президента РФ Сергей Ястржембский, отвечавший за пропагандистское обеспечение контртеррористической операции, и объявил, что теперь журналисты в Чечню будут допускаться только со специальными аккредитационными удостоверениями. Он был поражен, узнав, что ни у одного из корреспондентов, присутствовавших на военной базе в Моздоке, нет страховки. Поэтому одним из условий новой аккредитации стало наличие полиса страхования от несчастных случаев. В результате страховка стала бесплатной. В случае смерти журналиста его семья могла получить $10 тыс. Российских журналистов это устраивало. Западные коллеги только головами качали, узнав, сколько стоит их жизнь.

Через два года условия поменялись: теперь журналисты были обязаны оплачивать страховку сами. Конечно, за страховку надо все же сказать спасибо, ведь по своей воле большинство журналистов страховаться бы не стало. У каждого на этот случай был готов ответ: "Я умирать не собираюсь". То, что журналистов приучили думать о возможных последствиях их работы, хорошо. Но вот почему они были обязаны выстаивать очереди на Старой площади, чтобы сдать документы на аккредитацию, и через неделю снова становиться в очередь, чтобы ее получить, нам никто не объяснял. Чечня была субъектом РФ, где официально никакой войны не было, однако ездить туда, как обычные граждане, журналисты не могли, и никто из них с этим не спорил. Не спорили не только российские журналисты, но и, что удивительно, их западные коллеги, которых привозили в Чечню автобусами на один-два дня, как на экскурсию. Впрочем, вскоре и иностранцы правила аккредитации стали нарушать.

Одним из правил был запрет передвигаться по Чечне без сопровождения военных. Но ждать военных в таких поездках бесполезно: один рейд в Грозный с десятком омоновцев, которые следят за каждым шагом репортеров, никого из них не устраивает. Поэтому журналисты нанимают такси и ездят сами. До сих пор на блокпостах аккредитационная карточка с надписью "Аппарат помощника президента РФ" им только помогала, ведь, как показала практика, ни один военный правил аккредитации не знал. Например, в марте 2000 года в Грозном, когда чеченская столица еще была закрыта, одного из журналистов задержали на блокпосту. Омоновцы были в ярости: "Как вы сюда попали? Мы вас посадим в яму!" Но спецназовца осадил офицер, внимательно изучавший документы. "Он командирован сюда из аппарата президента, отвези его в пресс-центр, -скомандовал начальник. - Нарушил он чего или нет, разберутся без нас".

Правда, если журналисты попали бы к боевикам, "карточка Ястржембского" только усложнила бы им жизнь. Поэтому сразу за блокпостами они прятали аккредитации поглубже в рюкзаки. Но трудно даже представить, что будет, если журналист вдруг попадет к боевикам с новой аккредитацией с логотипом МВД РФ. Ведь эту структуру в Чечне не любят куда больше, чем господина Ястржембского.

"С милицейской 'корочкой' вам будет проще работать"


Однако по большому счету аккредитация не была нужна ни журналистам, ни военным, ни даже госчиновникам, которые с ее помощью надеялись журналистов контролировать. Всем известно, что чем больше правил, тем больше способов их обходить. Неаккредитованных официально журналистов, например, не пускали в Дом правительства, где жили аккредитованные сотрудники телеканалов, но они могли жить в частном доме, а комментарии чиновников получать по телефонам. Без аккредитации их могли не пустить в Центризбирком в день выборов Ахмата Кадырова, но они могли спокойно общаться с людьми в избирательных участках, что было гораздо важнее.

Впрочем, в последние полгода аккредитация аппарата Сергея Ястржембского уже практически не работала - о ней забыли чиновники, военные и сами журналисты. Да и сам господин Ястржембский вскоре занялся совершенно другими делами, став спецпредставителем президента РФ по вопросам развития отношений с Евросоюзом. И только в начале лета власти вдруг спохватились, что работающая в Чечне пресса осталась "без присмотра", и разработали новые правила аккредитации. При этом набор документов, который необходим для ее получения, остался прежним: заявка редакции, страховка и т. д. Практически не изменились и требования к журналистам: как и раньше, запрещается распространять сведения, раскрывающие наименования воинских частей и подразделений правоохранительных органов и места их постоянной дислокации, а также данные о военнослужащих, численности личного состава и военной техники, маршрутах передвижения подразделений. Изменился лишь "главный куратор" журналистов в Чечне - теперь это не Кремль, а МВД.

На пресс-конференции, посвященной новому порядку аккредитации, сотрудники управления информации и региональных общественных связей МВД пытались заверить журналистов в том, что новые правила только облегчат их работу. "С милицейской 'корочкой' вам будет намного проще работать в Чечне, в частности, значительно легче станет преодолевать очереди на блокпостах, - заявила представитель МВД Вера Фаляхова.- Конечно, если вы не будете нарушать установленные правила".

Но в том-то и дело, что определять сам факт нарушения этих правил теперь будут не гражданские чиновники из администрации президента РФ, а заинтересованная сторона в лице Министерства внутренних дел, отвечающего за проведение контртеррористической операции. То есть фактически новые правила дают министерству законное право удалять из Чечни тех журналистов, которые будут говорить и писать не то, что нужно руководству МВД. И тот же милиционер с блокпоста, который когда-то уважительно отнесся к пресс-карте со словами "аппарат помощника президента РФ", теперь без лишних разговоров отправит журналиста восвояси. Или куда-нибудь еще подальше.

Опубликовано 2 августа 2004 года

источник: ИД "Коммерсантъ"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Регионы:
Темы:
Лента новостей

24 января 2017, 01:53

24 января 2017, 01:34

  • Власти Краснодара пообещали дольщикам ЖК "Анит-Сити" наказать застройщика

    Глава администрации Краснодара, его зам, застройщик, представители УМВД и прокуратуры провели встречу с дольщиками ЖК "Анит-Сити", объявившими бессрочную голодовку. В отношении застройщика предпринимаются необходимые меры, заявил замглавы администрации города Сергей Васин. Но участники голодовки остались недовольны результатами встречи с чиновниками и отказались прекратить голодовку.

24 января 2017, 01:03

23 января 2017, 23:52

  • Локшина и Джемаль усомнились в скрытном вывозе вымогателей в Чечню

    Чеченские полицейские не похищали в Сургуте предполагаемых мошенников, имитировавших голос Кадырова, а просто попросили местных коллег закрыть глаза на задержание и вывоз подозреваемых, предположил журналист Орхан Джемаль. Противозаконные практики распространяются за пределы Чечни, констатировала правозащитница Татьяна Локшина.

23 января 2017, 23:44

  • Ставропольский студент Касаев освобожден после ареста

    Пятикурсник Ставропольской медакадемии Рахмет Касаев отбыл административный арест за мелкое хулиганство и сегодня вечером вышел на свободу. По уголовному делу о незаконном обороте наркотиков в отношении него избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, сообщил адвокат.

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии