24 июля 2004, 17:08

Зязиков сыграл на Масхадове

Осенью 2001 года в Москве, на Лубянке, проходило заседание руководителей управлений ФСБ. Заседание вел генерал-лейтенант Александр Зданович. После его окончания Зданович попросил остаться заместителя руководителя УФСБ по Астраханской области Мурада Зязикова, ингуша по национальности, для разговора с глазу на глаз.

Через полгода после этой встречи Зязиков стал президентом Ингушетии. То, что последние президентские выборы в республике представляли собой бутафорию, - факт очевидный, известна и цель фактического назначения Кремлем Зязикова: местные власти не должны мешать спецслужбам "зачищать" республику по всем правилам военного времени.

До недавнего времени ингушский президент оправдывал доверие, не обращая ни малейшего внимания, ни на беззаконные действия силовиков, ни на стремительно увеличивающиеся списки похищенных ингушей и чеченских беженцев.

Однако грянули события 21-22 июня, и ставки Зязикова стали стремительно падать. Рейд боевиков по городам и селам Ингушетии раскрыл всю эфемерность заявлений о контроле Кремля над регионом. В Москве начали искать крайнего, силовики стали требовать введение военного положения (Чечня, Ингушетия). Чтобы вывести Путина из под удара критики, Кремль предоставил Зязикову неблагодарную роль громоотвода. Сразу после 22 июня в Назрани активизировались оппозиционные Зязикову силы, и в Москве решили их подержать. В прямом эфире телепередачи "Свобода слова" ингушскому президенту устроили публичную порку, заставив выслушать обвинения в его адрес со стороны лидера оппозиции Мусы Оздоева.

Тот выпуск "Свободы слова" всколыхнул Ингушетию, все больше людей стали требовать отставки президента. Антизязиковская кампания набирала обороты, казалось, что его судьба предрешена. 6 июля муфтий Ингушетии Албогачиев заявляет, что готов уйти в отставку из-за несогласия с политикой Зязикова. Из его послушных уст обвинения в адрес президента Ингушетии выглядели необычно, ведь этот контролируемый Лубянкой муфтий даже переносил религиозные праздники в угоду властям. По словам руководителя ингушского отделения общества "Мемориал" Марьям Яндиевой, два года назад Албогачев перенес дату окончания мусульманского поста (уразы), он объяснил это встречей Путина и Зязикова, которая приходилась на первоначальную дату.

Заявление, скорее всего, можно объяснить двумя причинами: либо на волне критики Албогачиев проявил несвойственную ему инициативу, либо муфтия подбили на это силовики, заинтересованные в низложении Мурада Зязикова. Их в полной мере устроил бы вариант с прямым президентским правлением, это автоматически означало бы официальную передачу Ингушетии под контроль армии и ФСБ.

Албогачиев был поддержан местными имамами, которые призвали муфтия остаться, а Зязикова покинуть свой пост. Демарш ингушских духовных лиц пришелся на 6 июля не случайно, в это время Зязиков находился в Москве, и в Кремле решали его судьбу.

Не долго думая, Зязиков наносит ответный удар, причем объектом его атаки становится не местная оппозиция, а сам Кремль. Прекрасно зная ахилесову пяту Владимира Путина (провал чеченской политики), ингушский президент в интервью радиостанции "Эхо Москвы" говорит о возможности переговоров с Асланом Масхадовым, причем, по мнению Зязикова, с российской стороны диалог должны вести не промосковские чеченские власти, а сам Путин ("федеральный центр"). Такой выпад, да еще сделанный в один день с публикацией в прессе интервью Масхадова, не мог не встревожить хозяина главного кремлевского кабинета. Уж слишком болезненна для него эта тема. К тому же Зязиков этим не ограничился. В интервью газеты "Время новостей" он раскритиковал действия федералов на Северном Кавказе, заметив, что никто закон не отменял, и, что государство не может действовать методами бандитов. Угроза Зязикова говорить, как есть, а не как надо, возымело действие: он остался президентом. Албогачиева срочно вызывают в Москву, где он подает в отставку. А 8 июля в Магасе имамы клянутся Зязикову в вечной любви и преданности.

Очередной раунд ингушской борьбы за власть еще раз демонстрирует слабое место российской власти: продолжающаяся война в Чечне. Становится очевидным, что какое-нибудь заинтересованное лицо, в мире, или внутри страны, может выторговать у Кремля все, что угодно, в обмен на обещание никогда не затрагивать чеченский вопрос.

Андрей Смирнов

Опубликовано 14 июля 2004 года

источник: ИА "ПРИМА"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

29 мая 2017, 20:10

29 мая 2017, 19:47

29 мая 2017, 19:17

29 мая 2017, 19:04

29 мая 2017, 18:10

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей