23 июля 2004, 19:35

Накал страстей в Южной Осетии не ослабевает

Как говорят жители Цхинвали, с ночи на понедельник, 12 июля, в зоне грузино-югоосетинского конфликта "началось перемирие" - эта была первая за последние две недели ночь, когда в городе не слышали ни одного выстрела. В тот же день из Цхинвали и из Тбилиси в Москву выехали высокопоставленные чиновники, чтобы попытаться возобновить оказавшийся на грани срыва переговорный процесс.

Президент Грузии, между тем, отправился с официальным визитом в Великобританию. Перед вылетом в Лондон утром 12 июля он заявил журналистам, что "международное давление и координация с Кремлем позволили избежать вовлечения Грузии в новую войну".

А за день до этого лидер Южной Осетии Эдуард Кокойты во время выступления в Цхинвале выразил удовлетворение тем, что "и осетины, и грузины Южной Осетии готовы дать отпор военным приготовлениям Грузии". Говоря это, он имел в виду грузин, по сей день проживающих на территории республики.

14-15 июля в Москве прошло заседание четырехсторонней Смешанной контрольной комиссии (СКК), которая из-за острого спора всех четырех сторон - югоосетинской, североосетинской, грузинской и российских миротворцев - не могла реально продолжать работу с весны этого года. Одним из реальных итогов встречи стала договоренность о выводе из зоны конфликта всех вооруженных подразделений, не включенных в перечень, ранее согласованный СКК. "Мы прибыли в Москву для того, чтобы обеспечить абсолютные, безоговорочные гарантии мира в этом регионе. Ключ - в руках Москвы", - сказал госминистр Грузии по урегулированию конфликтов Георгий Хаиндрава.

После окончания более 12-ти лет назад военной фазы конфликта в Южной Осетии не происходило обострения, сравнимого с тем, что произошло с начала июля, когда в зоне конфликта оказались сконцентрированы тысячи сотрудников грузинской полиции и югоосетинской милиции, и по ночам снова и снова повторялись перестрелки с "неизвестными вооруженными группами".

Эскалация напряжения в зоне конфликта прогнозировалась еще весной - после того, как в мае нынешнего года новый президент Грузии Михаил Саакашвили благополучно изгнал промосковского лидера Аджарии Аслана Абашидзе.

Непосредственным видимым глазу началом чрезвычайного развития событий вокруг Южной Осетии стала объявленная в середине июня правоохранительными органами Грузии анти-контрабандная операция на территории Южной Осетии и прилегающей зоны (см. статью "В Южной Осетии опасаются войны", выпуск Кавказской информационной службы 238 от 16 июня). В результате был закрыт так называемый "осетино-грузинский" рынок Эргнети, на котором концентрировалась практически вся продукция, поступающая в Грузию из России без прохождения грузинского таможенного досмотра и налогообложения.

Одновременно грузинская сторона заявила о намерении установить таможенно-полицейский грузинский пост на югоосетинском участке российско-грузинской границы. В ответ югоосетинские блокпосты перекрыли на несколько дней движение по так называемой "дороге жизни" - транскавказской магистрали, по которой идет основной пассажирский и товарный поток из России в Грузию и другие страны Южного Кавказа.

"Экономическое" противостояние перешло в вооруженное после двух громких событий. 2 июля грузинская полиция, вступив в конфликт с российскими миротворцами, арестовала их машины с вооружением, заявив о незаконности его пребывания в зоне конфликта. Инцидент вызвал резкую реакцию в Москве, министр обороны России обвинил Тбилиси в краже не принадлежащего ему имущества. Этот груз по сей день остается предметом спора между Москвой и Тбилиси.

А на следующий день в грузинском селе Ванати югоосетинской милицией были захвачены и препровождены в цхинвальскую тюрьму несколько десятков военнослужащих внутренних войск Грузии - по данным южноосетинской стороны 38, согласно заявлениям грузинских официальных структур, 50. По телеканалам показали кадры этих людей, поставленных на колени. Позднее все полицейские, кроме трех, были освобождены.

С этого момента обострение ситуации стало стремительно нарастать. С обеих сторон началась концентрация сил, стычки и перестрелки. 9 июля на дороге, связывающей Горийский район с грузинскими селами в ущелье Большое Лиахви в обход Цхинвали, шли позиционные бои, в результате которых были ранены несколько человек.

Но еще больше ситуация усугубилась противостоянием сторон в самой Смешанной контрольной комиссии.

Представители грузинской стороны обвинили командующего миротворческими силами Святослава Набздорова в "антигрузинской позиции". "Российские миротворцы - полностью на стороне сепаратистов, и это не вызывает сомнений. Пришло время пересмотреть мандат миротворческой операции в зоне грузино-осетинского конфликта", - заявил президент Грузии Михаил Саакашвили.

Возмущение грузинской стороны вызвало также заявление по ситуации в Южной Осетии, принятое в конце прошлой недели Госдумой РФ. В заявлении говорится, что "в Тбилиси игнорируется тот факт, что обострение обстановки в данной зоне ставит под серьезную угрозу безопасность населения Южной Осетии, большинство которого составляют граждане РФ и российские соотечественники". Надо сказать, что большинство жителей республики действительно имеют российские паспорта.

В свою очередь, руководство Южной Осетии выступило с резкими обвинениям в адрес ОБСЕ в том, что эта организация выражает исключительно грузинские интересы и не может являться посредником в переговорном процессе.

"Депутатский корпус находится почти на военном положении, - сказал IWPR 12 июля председатель парламента Южной Осетии Знаур Гассиев. - Парламент рассматривает возможность одобрения указа президента Южной Осетии о введении чрезвычайного положения в республике. Но, конечно, такой акт при возможности лучше не вводить, мы хотим умиротворить нынешнюю обстановку, а не обострить ее".

Командир одного из отрядов самообороны Владимир Дзуцев, участник грузино-осетинского конфликта начала 90-х годов, в беседе с IWPR заметил: "Пока нам, воевавшим в то время, не выдают оружия, но если положение будет осложняться, думаю, мы его получим".

По словам заместителя министра иностранных дел Южной Осетии Алана Плиева, республика получила значительную помощь от Северной Осетии, а также Абхазии и Приднестровья (обе последние - также непризнанные республики, самовольно вышедшие из состава, соответственно, Грузии и Молдовы).

Угроза кризиса, перед которой оказались южные осетины, серьезно встревожила их этнических сородичей по другую сторону границы - в российской автономной республике Северная Осетия-Алания. Министр по делам национальностей и внешним связям Северной Осетии Сергей Таболов в беседе с IWPR заявил о том, что какое бы развитие ни получила сложившаяся на сегодняшний день ситуация в зоне конфликта, Южная Осетия "не останется без нашей помощи".

По многим приметам новое военное противостояние казалось почти неизбежным. Но горячая фаза сошла на нет так же резко, как началась. Стороны вновь сели за стол переговоров.

Но положение полной готовности к неприятностям в Южной Осетии сохраняется.

Как сказал IWPR советник президента Южной Осетии Петр Гассиев, "конфликт в Южной Осетии начался не здесь, а в Аджарии. Грузия решила применить тот же сценарий здесь. Они думали идти по возрастающей степени сложности конфликтов, по их градации - сначала Аджария, потом Южная Осетия, а потом Абхазия".

"Все вплоть до деталей совпадает - вдруг власти Грузии озаботились состоянием сельского хозяйства, неправительственного сектора, обычными гражданами Южной Осетии. Если до того НПО республики с трудом могли получать какие-то гранты от международных и других организаций в Тбилиси, то тут вдруг сами организации начали представлять массу предложений по финансированию каких угодно проектов. Ни у кого нет сомнений, для чего это делается - они хотят создать в республике пятую колонну".

И не только в самой Южной Осетии немногие верят в то, конфликт близок к разрешению - ведь основные противоречия остаются нетронутыми.

"Эти две-три недели на самом деле кардинальным образом изменили политическое полотно, - считает политолог Георгий Робакидзе. - В течение 12 лет вялотекущего переговорного процесса позиции сторон оставались полувуалированными. Сейчас позиции даны как нельзя более ясно. Сделаны программные заявления, подкрепленные конкретными программными же шагами".

По мнению политолога, все стороны пока лишь произвели "разведку боем", чтобы посмотреть, как может поступить "противник" в той или иной ситуации. "Но после того, как полученная информация будет проанализирована, можно ожидать новой фазы конфликта. И она, возможно, не заставит себя ждать".

Пребывая в Лондоне, Саакашвили так обозначил состояние дел на начало недели: "Наша задача на этом этапе выполнена - экономическая граница Грузии закрыта, контрабанда пресечена, население Большого и Малого Лиахвских ущелий защищено". Но ближнюю по времени задачу он декларировал незадолго до этого, заявив, что неконтролируемые сейчас территории вернутся в состав Грузии еще во время его первого срока президентства, "и без единого выстрела".

Об этом прогнозе хорошо знают и Южной Осетии. И судя по всему, намерены оказать резкое сопротивление любым попыткам в этом направлении.

Маргарита Ахвледиани, координатор бюро IWPR по Южному Кавказу, Тбилиси. Валерий Дзуцев, координатор бюро IWPR по Северному Кавказу, Владикавказ.

Опубликовано 23 июля 2004 года

источник: Кавказская информационная служба Института по освещению войны и мира (IWPR, Лондон)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

22 января 2017, 23:17

  • МЧС: 79 человек участвуют в поисках пропавшего на Кубани ребенка

    Поиски пропавшего 21 января в Белореченском районе Краснодарского края десятилетнего мальчика за сутки не дали результатов. Создан оперативный межведомственный штаб, участники поисково-спасательной операции повторно обследуют лесной массив, поселок Молодежный и железнодорожное полотно.

22 января 2017, 21:52

22 января 2017, 21:12

22 января 2017, 19:54

22 января 2017, 18:45

Архив новостей
Все SMS-новости