10 июня 2004, 16:47

В России нарастают экстремизм и ксенофобия

Семен Токмаков протягивает руку и показывает широкий шрам, который он получил шесть лет назад во время нападения на чернокожего морского пехотинца из США. Это нападение стоило ему полтора года тюрьмы, однако Токмаков говорит, что не жалеет о содеянном. 28-летний Токмаков, неформальный лидер московских скинхедов, которые становятся все более активными, говорит: "Мы ведем священную расовую войну".

За последние несколько лет Россия стала чрезвычайно враждебной по отношению к выходцам из Африки, Азии или с Кавказа, то есть к тем, у кого более темная кожа и темные волосы.

Тот американский морской пехотинец был жестоко избит на московском рынке в 1998 году. Он был одним из нескольких иностранцев, подвергшихся нападениям за последние годы. За прошедшие несколько месяцев произошла целая серия жестоких нападений расистов. Одно из них было совершено в центральной России, в городе Воронеже. Его жертвой стал студент из Гвинеи-Бисау, которого убили ударами ножа. В Москве был убит беженец из Афганистана, обратившийся к властям за политическим убежищем. В Санкт-Петербурге от ножевых ран, которые были предположительно нанесены скинхедами, скончалась 9-летняя таджикская девочка.

Представители национальных меньшинств в Москве жалуются, что избиения и оскорбления инородцев стали обычным явлением. Глава московского бюро организации "За Права Человека" Александр Брод в интервью "Associated Press" сказал: "Количество и жестокость преступлений на почве расизма растет с каждым годом".

Результаты двухлетних исследований, проведенных бюро Брода и некоторыми другими организациями показывают следующее: в России около 50 000 скинхедов, причем в двух крупнейших ее городах - Москве и Санкт-Петербурге их число составляет полторы тысячи для каждого города. В последние годы в результате их нападений ежегодно погибает от 20 до 30 человек. Количество такого рода преступлений каждый год возрастает на 30 процентов.

Когда Токмакова спросили, не испытывает ли он жалости к убитой таджикской девочке, он ответил: "Когда вы давите тараканов, вы ведь их не жалеете?"

Причина роста экстремистских настроений в России кроется в экономических проблемах страны - высоком уровне безработицы в некоторых регионах и распаде Советского Союза, в результате которого тысячи выходцев из более бедных советских республик вынуждены направляться в Россию в поисках работы.

"Зачем они все приехали сюда? - спрашивает Токмаков, - они с собой привозят только наркотики и СПИД. Каждый день они пристают к нашим женщинам и крадут их".

Этнические трения подогреваются также почти десятилетним вооруженным конфликтом в мусульманской Чечне. Незадолго до начала второй чеченской кампании в 1999 году Москва и ряд городов юга России потрясли мощные взрывы и атаки смертников. Власти обвинили в этом чеченских повстанцев, что еще больше усилило националистические настроения.

Во время декабрьских парламентских выборов политические партии и отдельные политики открыто разыгрывали карту национализма, призывая к изгнанию рабочих-мигрантов и к созданию "России для русских". Две такие партии победили на выборах.

Токмаков говорит, что он и его сподвижники были включены в избирательные списки блока "Родина", однако позже их имена вычеркнули. Представители "Родины" это отрицают.

Говорит Брод: "Когда существуют экономические и прочие трудности, можно поступать двояко: либо устранять их, либо найти врага и обвинить его во всех проблемах. К сожалению, Россия избрала второй путь".

47-летний певец Рафаэль Аракелов, армянин, всю жизнь проживший в Москве, для которого русский язык является родным, испытал все это на себе. Он был в магазине, покупая шоколад и шампанское, чтобы пойти в гости к друзьям, когда какой-то человек попросил у него мелочи. Аракелов отказал ему. Этот человек подошел к двум молодым людям с бритыми головами, которые стояли неподалеку, и что-то прошептал. Через несколько минут, когда Аракелов вышел из магазина, кто-то прыгнул ему на спину.

"Они тыкали мне пальцами в глаза, били по лицу. Я понял, что ничего не вижу. Когда я упал на землю, они стали бить меня ногами, - вспоминает Аракелов, - если бы не женщина, которая закричала с противоположной стороны улицы: "Что вы делаете!". . . если бы не ее крики, думаю, меня забили бы до смерти".

Анализ Александра Брода показывает, что если власти не предпримут серьезных мер по борьбе с ксенофобией, число скинхедов за два года может вырасти до 80 000 - 100 000 человек. Представители МВД заявляют, что тщательно следят за деятельностью 10 000 человек, подозреваемых в участии в экстремистских группировках. Однако чаще всего, нападения расистов расцениваются как простое хулиганство.

"Явление расизма не является уникальным для России, - говорит Аракелов, - я знаю, что расизм существует в Европе и Америке. Однако в отличие от России, в этих странах расизм преследуется законом, и власти проводят специальную политику по борьбе с ним".

Мария Данилова

Опубликовано 9 июня 2004 года

Перевод веб-сайт ИноСМИ.Ru

источник: ИА "Associated Press" (USA)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

28 мая 2017, 17:58

28 мая 2017, 17:00

28 мая 2017, 16:05

28 мая 2017, 15:10

28 мая 2017, 14:30

Архив новостей