07 июля 2004, 04:10

Проверки и задержания чеченских беженцев в Ингушетии

После нападения боевиков на Ингушетию, в компактных поселениях чеченских беженцев начались проверки, спецоперации и массовые задержания. На территории Ингушетии не осталось крупных палаточных лагерей, но сохранились места компактного проживания вынужденно переселенных лиц (далее мы будем называть их беженцами). Люди здесь живут в помещениях бывших сельскохозяйственных или промышленных предприятий, в щитовых домиках или палатках.

23 июня спецоперации проходили в поселке Альтиево, в городках беженцев "Логоваз" и СМУ-4.

23 июня сотрудники Правозащитного центра "Мемориал" присутствовали при "зачистке" места компактного проживания беженцев, расположенного на территории молочно-товарной фермы (МТФ) в пос. Альтиево. "Зачистку" проводили представители федеральных и ингушских силовых структур. С 3 до 8 часов вечера территория МТФ была заблокирована, мужчин заставляли раздеваться по пояс, укладывали на землю, избивали и увозили с собой. По подсчетам коменданта лагеря, Раисы Исаевой, в тот вечер были увезены более 50 человек. По свидетельству беженцев, представители силовых структур их оскорбляли и угрожали, говорили, что если в течение двух дней не уберутся из Ингушетии, им будет плохо. Вторая часть операции проводилась в присутствии представителей ПЦ "Мемориал" и "Общества российско-чеченской дружбы". При правозащитниках беженцев не избивали, но свыше десятка молодых людей увезли. О причинах задержания людей и о месте их предварительного заключения ни правозащитникам, ни родственникам не сообщили.

Ночью 24 июня нескольких человек отпустили. В "Мемориал" был передан список из 36 задержанных. Их место нахождение на тот момент было неизвестно. В "Мемориал" также поступило заявление от женщины, жестоко избитой во время зачистки в МТФ "Альтиево" накануне. В 9:30 утра комендант лагеря Исаева, представители ПЦ "Мемориал" и семей задержанных, обратились в ГУВД города Назрань. Правозащитники и беженцы хотели поговорить с представителями правоохранительного органа о причинах задержаний в Альтиево и месте содержания увезенных людей. В ГУВД принять правозащитников и беженцев отказались, вооруженные сотрудники отдела вели себя агрессивно и в грубой форме вытолкали их за пределы территории ГУВД.

В это время на территории МТФ работала бригада районной службы Электросети. В 9 утра электрики перерезали электропровода, ведущие в лагерь. Затем приехала бригада газовой службы со сварочным аппаратом, вырезала кусок газопровода около лагеря и заварила конец трубы, прекратив таким образом доступ газа в лагерь.

Комендант Раиса Исаева обратилась за помощью к заместителю начальника Управления по делам миграции МВД Республики Ингушетия Ахмеду Томову. Томов сказал "Я не в силах помочь. Если Вам угрожают, дают срок в два дня, уезжайте, покидайте лагерь. Я сам боюсь этих людей".

Днем Раиса Исаева выступила по местному телевидению и по радио "Эхо Москвы". Описав ситуацию в лагере, она обратилась к российским и иностранным правозащитным организациям с просьбой защитить права беженцев. "Нам некуда идти. Наши дома разрушены. Мы сами бежали от боевиков. Пожалуйста, заберите нас в другие регионы России", - сказала Исаева.

Вернувшись домой после интервью, Раиса узнала, что МТФ посетили миграционные службы и передали беженцам фамилии людей, исключенных из списков миграционной службы. Среди них была и она.

24 июня большая часть беженцев, проживавших в МТФ "Альтиево", покидала Ингушетию. В бараке N1 из 74 проживавших там семей, остались лишь 10. Из барака N 4 уехали 4 семьи, еще четыре готовились к отъезду. Решительно отказывались уезжать лишь те семьи, чьи родственники были задержаны 23 июня.

В 5 часов вечера в МТФ "Альтиево" была снова проведена "зачистка". Со слов беженцев стало известно, что "зачистку" проводили российские военные в масках. Военные вели себя крайне грубо, нецензурно оскорбляли жителей городка, забрали ценности и золотые вещи, и задержали одного человека.

Утром 25 июня беженцам городка МТФ "Альтиево" было предложено подписать заявления о добровольном возвращении в Чечню. Никакой помощи в переезде и обустройстве со стороны миграционной службы предложено не было.

26-28 июня

Следует отметить, что операций, по грубости подобных "зачистке" в месте компактного проживания вынужденно переселенных лиц в пос. Альтиево, не было.

Место компактного проживания "Колос"

26 июня в МКП "Колос" (г. Карабулак) силами бойцов ОМОН проводилась спецоперация по проверке паспортного режима.

В 9.30 утра к воротам компактного поселения подъехали 3 машины, из которых вышли вооруженные люди в масках. Пройдя по домикам, они вывели всех мужчин на площадку возле школы (около 30 человек), откуда их поэтапно вывезли в РОВД г. Карабулака. В РОВД всех мужчин проверили по компьютерной базе, сняли отпечатки пальцев, после чего отпустили. В милиции беженцам угрожали: "Вы здесь никому не нужны, уезжайте домой!" Однако насилия не применяли. Проверка продолжалась с 10 до 16 часов. Лицам, не имевшим временную регистрацию, пришлось заплатить штраф, в размере 100 рублей.

Надо отметить, что произвольное исключение из списков миграционной службы с последующим отказом в оформлении временной регистрации, являются распространенной формой дискриминации жителей Чеченской Республики, с целью их выдавливания к местам постоянного проживания в Чечню. Юристы "Мемориала" помогают вынужденным мигрантам восстановить регистрацию через суд.

Место компактного проживания "Агроснаб" (г. Карабулак)

26 июня в 7.00 утра совместная группа ингушских и российских силовых структур проводила спецоперацию по проверке паспортного режима в месте компактного проживания "Агроснаб". Вооруженные люди, в масках и без масок, окружили лагерь и проходили по домикам, проверяя документы жильцов. Со слов жителей городка, военнослужащие вели себя корректно. Из "Агроснаба" беженцы не уезжают, хотя многие семьи отправили своих молодых мужчин в Чечню.

Здесь проживает 224 человека, в списках миграционной службы числится 175 человек.

Место компактного проживания в Молочно-товарной ферме "Альтиево" (Назрань)

28 июня, несколько дней спустя после массовых задержаний, лагерь опустел. Из 1300 проживавших в лагере до 21 июня, осталось около 70 человек. В основном это главы семей, оставшиеся, чтобы охранять вещи. Лагерь не охраняется, хотя в этом есть явная необходимость. В полупустые бараки 26 июня ночью уже пытались проникнуть воры.

Со слов жителей городка, из 36 человек, задержанных 23 июня, отпущены все, кроме семерых:

  1. Хасимиков
  2. Хасимиков
  3. Махаев
  4. Махаев
  5. Таипов Муса
  6. Магомадов Аслан
  7. Дакаев Ваха

Им назначена мера пресечения "заключение под стражу". Назначены адвокаты. По сведениям родственников, задержанные перевезены в Нальчик. Следователи ФСБ приезжали в МТФ "Альтиево" и опрашивали родственников и их соседей задержанных. Их семьям посоветовали не тратить деньги на адвокатов, а воспользоваться услугами бесплатно предоставляемых "процедурных". Малообразованным родственникам задержанных располагающие улыбки следователей ФСБ показались вполне обнадеживающими, и 29 июня только две семьи сами выбрали адвоката Костоева, остальные пять семей согласились с предложением следователей ФСБ. В МТФ "Альтиево", по-прежнему, нет света и газа.

Место компактного проживания "Пищекомбинат" (г. Слепцовск)

Здесь проживает около 300 человек. Незарегистрированных в списках миграционной службы нет. Обстановка спокойная. Проверок паспортного режима не было. Люди не уезжают.

Место компактного проживания "Консервный завод" (г. Слепцовск)

Проживает около 100 человек. Проверок паспортного режима не было. Представители 6-го отдела МВД РИ потребовали у хозяина территории лагеря Султана Пугоева список проживающих там вынужденных переселенцев. Люди не уезжают, но обстановка в лагере напряженная.

МРО "Рассвет" (г. Слепцовск)

В момент посещения лагеря сотрудниками ПЦ "Мемориал", несколько семей уезжали в Чечню. Уезжали те семьи, которые проживали на территории МРО в палатках (здесь же располагаются щитовые домики, в которых проживают беженцы). Кроме транспорта, никакой помощи миграционные службы им не оказывают. В разговоре с правозащитниками переезжающие беженцы признались, что на них оказывалось давление, но более подробно говорить отказались. "Мы боимся", - сказали они. Проверок паспортного режима после 21 июня не было. Представитель миграционной службы Сунженского района Ингушетии Паров, находившийся здесь же в лагере, в резкой форме отказался говорить с правозащитниками.

Место компактного проживания "СМУ 4" (г. Слепцовск)

24 июня в 6.00 утра сотрудники ингушского ОМОНа и ОМОНа, командированного в Ингушетию из других регионов России, провели проверку паспортного режима. В домиках некоторых беженцев произвели обыск. Всех мужчин лагеря собрали в одном месте. 16 из них, в возрасте от 18 до 44 лет увезли в отделение милиции. Там взяли отпечатки пальцев, фотографировали. После этого всех отпустили. Во время спецоперации троих ударили прикладом. Уходя из лагеря, угрожали, что если через три дня беженцы не уедут, им будет плохо.

На следующий день 8 из 72 семей написали заявление на возвращение домой. Всего в лагере проживает около 300 человек. 265 зарегистрированы в списках миграционной службы.

Место компактного проживания "Оскановские гаражи" (г. Слепцовск)

28 июня в 8.30 утра сотрудники ингушского ОМОНа и ОМОНа, командированного в Ингушетию из других регионов России, провели в лагере операцию по проверке паспортного режима. Всего проверяющих было около 20 человек, большинство из них в масках. Всех мужчин собрали в одном месте, проверили документы; паспорта 12 молодых мужчин забрали, сказав, что за ними можно придти в РОВД Сунженского района. Перед тем как вернуть паспорт, молодых людей допросили, сфотографировали, сняли отпечатки пальцев. Документы вернули. Одного беженца избили.

3 июля 2004 г.

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

21 января 2017, 13:02

21 января 2017, 13:02

21 января 2017, 12:24

21 января 2017, 12:07

21 января 2017, 11:38

Архив новостей
Все SMS-новости