25 июня 2004, 11:17

Путин: "Поймать и уничтожить"

Когда репортеры российского телевизионного канала НТВ в ночь на вторник ехали в Назрань, они были остановлены на одном из блок-постов. Но там были не милиционеры, а вооруженные люди, назвавшиеся моджахедами. Они сообщили журналистам, что власть перешла в их руки, и потребовали покинуть город. На обочине лежали трупы расстрелянных милиционеров. Ингушетия, маленькая северокавказская республика по соседству с Чечней, в ночь на вторник оказалась в руках 100-200 или более мятежников. Утром, оставив разрушенные здания и сгоревшие автомобили, они отошли. Но главное, они оставили более 70 убитых.

Акция была тщательно спланирована. Вечером мелкие группы мятежников в гражданской одежде проникли в Назрань, крупнейший город Ингушетии. Другие направились в станицу Слепцовскую и поселок Карабулак, туда, где до недавнего времени были лагеря беженцев, пока их не закрыла Москва, подозревавшая, что оттуда рекрутируются террористы. Как сообщают очевидцы, некоторые из боевиков отправились пешком, другие на машинах, захватив с собой оружие. В Назрани они окружили здание министерства внутренних дел, в других населенных пунктах - отделения милиции. Одновременно другие группы напали на блок-посты, перекрыли дороги и подъезды к центру города. В половине одиннадцатого из засады началось наступление на здание милиции. Огонь велся из автоматов и гранатометов. Перед этим наступающие перерезали телефонные линии и электропровода. Подкрепление пришло только через несколько часов.

Взятие заложников и устрашение

Бои продолжались почти 6 часов, многие сотрудники милиции погибли. Погиб и сотрудник ООН, попавший под обстрел на своем автомобиле между сражавшимися сторонами. Как сообщается, мятежники убили также много гражданских лиц. Однако целью нападавших было государство, милиция, юстиция. Как сообщил один сотрудник дорожной милиции, в центре города они остановили автомашину с двумя мужчинами и, узнав, что это сотрудники уголовного розыска, застрелили их на месте. "Потом они остановили белый Мерседес, в котором находились два прокурора со своими сотрудниками. Они вытащили мужчин из автомобиля и расстреляли их". Были убиты и российские военнослужащие, не пожелавшие остановиться.

В последние месяцы в Ингушетии постоянно имели место случаи взятия заложников. Там повторяется то, что давно известно по Чечне: людей берут в заложники, и они исчезают. Кому повезет, могут через посредников найти и выкупить своих родных. Но иногда семья получает только труп. Во взятии заложников обвиняют российские спецслужбы, будто-то бы заложники содержатся в военном лагере в чеченском городе Ханкала. Несколько недель назад 1500 человек, родные которых исчезли, организовали акцию протеста в Назрани. По рассказам самих организаторов демонстрации, они были арестованы и их запугивали. Им говорили, что они сами могут скоро исчезнуть. Есть ли связь между взятием заложников и нападением вчера ночью, не ясно. Ясно только, что заложники пополняют ряды мятежников. Во вторник в связи с нападением неоднократно упоминалось имя Шамиля Басаева как организатора. Это чеченский террорист номер один, которого Москва уже много лет не может поймать.

Обманчивая стабильность

Официальная реакция во вторник, как в Москве, так и в Назрани, свидетельствует о беспомощности. Президент Ингушетии, Мурат Зязиков, заявил, что мятежники хотят дестабилизировать положение на Кавказе. Бывший офицер КГБ, переживший легкое ранение во время теракта чеченской террористки-смертницы, он все больше теряет контроль над республикой. В Москве президент Путин среагировал, как обычно: террористов следует "поймать и уничтожить". Но сильные слова вряд ли могут скрыть, что после убийства Ахмата Кадырова, наместника Кремля в Чечне, нападение в Ингушетии является вторым тяжелым ударом за последние несколько недель для чеченской политики Путина.

После того, как Кремль обеспечил себе послушный парламент, его меры в Чечне критикуют только немногие политики. Во вторник, по крайней мере, была высказана критика в отношении спецслужб. Заместитель председателя Думы, Олег Морозов, заявил: "Каждый гражданин имеет право спросить, как могло случиться, что 200 вооруженных мятежников могли собраться вместе. Мы обманываем себя, говоря, что война в Чечне окончена".

В Грозном тем временем верное Москве чеченское руководство опасается того, что нападение на Ингушетию является предвестником нового наступления мятежников. Аслан Масхадов, вождь чеченских сепаратистов, заявил, что изменит тактику: вместо актов саботажа он обещает проводить "большие наступления". После смерти ставленника Москвы Кадырова ситуация в Чечне стала еще более нестабильной.

Опубликовано 23 июня 2004 года

Перевод веб-сайт ИноСМИ.Ru

Автор: Маркус Венер; источник: Газета "Frankfurter Allgemeine Zeitung" (Германия)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

30 марта 2017, 14:20

30 марта 2017, 14:12

30 марта 2017, 13:45

30 марта 2017, 13:45

30 марта 2017, 13:29

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии