16 июня 2004, 11:19

"Поступление оружия в Южную Осетию ничего не меняет"

Свое первое интервью российским СМИ на новом посту недавно назначенный министром обороны Грузии Георгий Барамидзе дал собкору газеты "Время новостей" в Тбилиси Михаилу Вигнанскому.

- Не испортит ли российско-грузинские отношения обострившаяся ситуация в Южной Осетии? Тбилиси утверждает, что в непризнанную республику через российскую границу поступило вооружение...

- Несмотря на истерию в правительственных кругах Южной Осетии, президенты России и Грузии контролируют ситуацию. И я верю, они смогут найти приемлемый выход, чтобы не довести дело до конфликта, избежать столкновений, в которых не заинтересованы ни Москва, ни Тбилиси, ни жители данного региона - они достаточно настрадались во время военных действий 1989-1992 годов и не желают новой войны. Владимир Путин все более и более интересуется разрешением этой проблемы. Между ним и Михаилом Саакашвили поддерживаются постоянные контакты по этому и другим вопросам. Практически по всем вопросам мнения руководителей наших государств совпадают. Мы думаем, в скором будущем возможна новая рабочая встреча президентов России и Грузии.

Что касается поступления оружия в Южную Осетию, то да, по нашей информации это произошло. Но, по сути, это ничего не решает и не меняет. Значение будут иметь позиция руководителей России и Грузии и настроение населения Южной Осетии.

- Рассматривают ли в Тбилиси возможность использования военной силы в Абхазии и Южной Осетии?

- Это было бы самым нежелательным развитием. Мы будем делать все для того, чтобы не допустить военного решения. Есть много механизмов - политических, экономических, социальных. В то же время мы не можем не готовиться к разного рода неожиданностям.

- 21 июня исполнится десять лет со дня ввода в Абхазию российских миротворцев. Как вы оцениваете их миссию?

- Мы чтим память почти ста офицеров и солдат, которые погибли во время выполнения служебного долга в зоне грузино-абхазского конфликта. Но также надо сказать, что за эти десять лет к "голубым каскам" накопилось немало претензий. В зоне, контролируемой миротворцами, погибло свыше двух тысяч мирных граждан. Так что операцию нельзя назвать очень успешной. В основном люди погибали от рук абхазских сепаратистов - достаточно было только заподозрить их в нелояльности сухумскому режиму. Мы считаем, что пришло время расширить мандат миротворцев, продвинуть зону контроля в глубь Абхазии, в первую очередь для защиты населения Гальского района, где исторически почти 100% населения составляли грузины.

- Скоро после полуторагодичного перерыва возобновятся российско-грузинские переговоры по военным вопросам. Изменилась ли позиция Тбилиси по выводу российских военных баз из Батуми и Ахалкалаки?

- С военной точки зрения присутствие этих баз в Грузии уже ничего не дает России. Базы - это важный вопрос, но увязывать с ним перспективы наших двусторонних связей мы не собираемся. В последнее время российско-грузинские отношения в целом изменились к лучшему, в сторону стратегического партнерства. Поэтому "базовый вопрос" будет решаться в контексте соблюдения законных интересов России в регионе. Сегодня интересы России и Грузии в сфере безопасности практически совпадают. Мы передали Москве наши предложения, сейчас ведем конструктивный диалог, чтобы снять проблему с учетом интересов как Грузии, так и России. Речь идет о создании в Грузии совместного с Россией антитеррорического центра. Вот это в наших общих интересах и пойдет на пользу всему региону Южного Кавказа. Так мы сможем устранить из нашего военного сотрудничества такие анахронизмы, как базы, сделать его долговременным. Что касается непосредственно вывода баз, наша позиция остается прежней: для этого вполне достаточно трех лет. Я также надеюсь, что в самом скором будущем состоится моя встреча с министром обороны России.

- В конце июня в Стамбуле пройдет саммит НАТО. Грузия еще два года назад официально заявила о стремлении вступить в Североатлантический альянс.

- Как и Россия, Грузия стремится тесно сотрудничать с НАТО. В нашем регионе НАТО никому не создает угроз. Мы участвуем во всех натовских программах. Наша цель - членство в НАТО. Но эта цель не должна достигаться за счет легитимных интересов безопасности России. Мы уже заявили, что в Грузии после вывода российских баз не разместятся базы других государств. При этом грузино-российский антитеррористический центр будет существовать на постоянной основе.

- Грузия уже направила миротворцев в Ирак, недавно стало известно еще и о планах отправить военных в Афганистан...

- В ближайшие месяцы мы увеличим численность наших миротворцев в Ираке с нынешних 160 до 558 человек, то есть до полного батальона. В Афганистан мы направим боевое подразделение, а не группу врачей, как сообщалось ранее. Участие в таких операциях позволяет представить Грузию достойным партнером и не допустить расползания терроризма. Мы ведь очень близко расположены к этим регионам. Для нас не безразлично, что происходит в Ираке и Афганистане, - возьмем, например, наркотранзит. Это напрямую касается Грузии, через которую, как и через Россию, могут пролегать пути поступления наркотиков в Европу.

- Президент Саакашвили объявил, что военные сборы должны проходить все граждане страны, включая министров. Нового министра экономики Каху Бендукидзе тоже служить отправите?

- Раз президент так сказал, значит, так и будет. Что касается Кахи Бендукидзе... Ну, если найдем форму его размера!

Опубликовано 16 июня 2004 года

Автор: Михаил Вигнанский; источник: Веб-сайт "Время Новостей Online"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 мая 2017, 05:54

25 мая 2017, 04:55

25 мая 2017, 04:00

25 мая 2017, 03:12

  • Проблемы реабилитации радикальной молодежи Северного Кавказа стали темой "круглого стола" в Москве

    В заключительный день круглого стола «Проблемы и лучшие практики противодействия радикализации части молодежи на Северном Кавказе» дискуссии участников мероприятия развернулись вокруг проблем исламского образования для женщин и возможностей создания в условиях России неформальной и не модерируемой правоохранительными органами структуры для реабилитации молодых людей, отказавшихся от участия в экстремистской деятельности.

25 мая 2017, 01:55

Архив новостей