14 июня 2004, 17:33

Дагестанскую столицу заполонили мигранты

Патимат Тагирова и Магомед Алиев переехали в столицу Дагестана Махачкалу вместе со своими двумя юными сыновьями из горного села в Цумадинском районе. Купить дом в городе они не могли, а потому решили строиться своими силами на его окраине. Раньше Магомед работал на Ирганайской ГЭС. В 1991 году перестали платить зарплату, поиски новой работы оказались безрезультатными, и в конце концов семья вынуждена была податься в город.

Таких, как Алиевы, выходцев из сельских районов в Махачкале десятки тысяч - ноша, с которой городу с его ограниченными ресурсами едва удается справиться. По данным последней переписи населения, в дагестанской столице проживают 545 тысяч человек, тогда как в 1989 году горожан было около 337 тысяч - всего за несколько лет население выросло более чем на 60%!

Найти работу в городе чрезвычайно трудно. Еще труднее обзавестись там жильем, вот и приходится переселенцам импровизировать: Магомед и Патимат приобрели на окраине Махачкалы садовый участок, на котором уже начали строить дом. Однако, говорит Магомед, строительство на садовом участке жилого дома не признается законом. Сейчас соседи живо обсуждают возможность индивидуального выхода из садового товарищества и получения собственной домовой книги, которая легитимировала бы их домостроение, а также постоянное проживание в Махачкале.

Но ходят слухи, что на сбор одних только справок может уйти около двух тысяч долларов. "Это нам не по карману", - вздыхает Магомед. Все коммуникации к строящемуся дому Алиевы подводили за свой счет, а теперь к ним приходят из городских служб, требуют платить за канализацию. "Домой в любой момент могут прийти с проверкой из милиции, - говорит Магомед. - В поликлинике мне не делают бесплатную флюорографию - в паспорте нет штампа о местной прописке. Хорошо, что все здоровы, лечиться не надо". Каждый год только из родного села Магомеда в город переезжают по 10-15 семей. В селах часто остаются одни старики, а то и вовсе никого - как, например, в соседнем селе Акнада, говорит Патимат.

Городские власти пытаются контролировать приток сельских мигрантов. С этой целью глава столичной администрации Саид Амиров издал постановление "Об упорядочении регистрационного учета граждан и усилении контроля за миграционными процессами в Махачкале". "За последние 10 лет в Махачкалу мигрировало более 165 тысяч человек, большая часть которых проживает без регистрации, необоснованно пользуясь коммунальными, медицинскими и социальными услугами, не оплачивая налогов. Это обстоятельство создает социально-экономическую напряженность, осложняет криминогенную ситуацию, приводит к возрастанию нагрузки на рынок труда и городское хозяйство", - говорится в постановлении.

Как отметил заместитель главы администрации города Абдурахман Гусейнов, столица Дагестана теряет 40 миллионов рублей в год из-за постоянно проживающих без регистрации мигрантов. "Эти люди не оплачивают коммунальные платежи, в то же время пользуются питьевой водой, газом, их дети ходят в школу, - сказал он. - Такое положение создает дополнительную нагрузку на городской бюджет, который формируется из расчета официально проживающих. Однако никаких ограничений на пребывание выходцев из сельских районов не вводилось и не предусматривается, так как это противоречит закону". Власти города заняты упорядочением регистрационного учета и легализацией всех мигрантов. По словам переселенцев, в селе не найти приличной работы, потому Махачкала - их единственный шанс. При этом от безработицы страдает и сам город - по официальным данным, 39% трудоспособного населения Махачкалы не имеет постоянного источника дохода.

23 летняя Карина - прошлогодняя выпускница биохимического факультета Дагестанского Государственного педагогического университета. Вернувшись после его окончания домой - в селение Маджалис, Карина поняла, что на родине она не будет "востребована". "Три месяца я тщетно искала хоть какую-нибудь работу, и когда мне предложили место в Махачкале, то уехала назад, в город", - рассказывает она.

Свой нынешний оклад - 1100 рублей (около 40 долларов США) - она получает в качестве педагога-психолога в одном из городских центров дополнительного образования детей Махачкалы. 1000 рублей она отдает за комнату в 16 квадратных метров, которую снимает вместе с братом-студентом. Условия проживания здесь самые примитивные: общая кухня с холодной водой, душ во дворе, в котором нельзя мыться зимой, и туалет, также расположенный на некотором расстоянии от дома. "Девяносто процентов моих однокурсников были приезжими из сел, и подавляющее большинство после окончания вуза остались в городе", - говорит Карина. Переехали в город и ее одноклассники: из 30-и человек в Маджалисе остались трое, причем двое из них - безработные.

Махачкалинцы в большинстве своем - горожане в первом или втором поколениях, и все сохранили крепкие связи со своей малой родиной. Те, кто уже давно живут в городе, хотели бы, чтобы родственники оставались в селах, куда можно было бы приезжать летом на отдых. Предназначаемые для провинции правительственные деньги часто находят применение в городе.

27-летняя Патя живет в Махачкале уже десять лет - с тех пор, как родители купили ей там квартиру. После событий 1999 года, когда на территории высокогорного Ботлихского района, откуда она родом, произошли вооруженные столкновения с чеченскими повстанцами, родители Пати получили денежную компенсацию за понесенный материальный ущерб, хотя в действительности их дом и не пострадал. "Тогда деньги давали многим, - говорит Патя. - И все односельчане вложили их в покупку жилья в Махачкале".

Теперь у Пати в селе осталась одна мать, а Патя и ее брат-студент не знают покоя в своей малогабаритной двухкомнатной квартире. "Иногда придешь с работы домой, везде люди ходят, даже сесть негде", - рассказывает Патя. Там ночуют, а то и временно проживают многочисленные родственники, которые недавно обосновались в Махачкале или ищут здесь работу.

В интервью местной газете директор ООО "Институт профессиональной оценки" Гаджимурад Алиев сказал: "Массовая миграция сельского населения моментально породила спрос на жилье. За 100 км от столицы республики царят нищета и полный развал хозяйств. Экономическая жизнь в селе парализована. За деньги, полученные при каждой компенсации при наводнении, оползне и т. д., селяне предпочитают тут же приобретать жилье в Махачкале".

При этом перспективу возвращения домой - в село - рассматривают многие. Та же Карина - вкусив самостоятельной жизни в городе, она уже думает, что в селе выжить все легче: есть приусадебное хозяйство, меньше расходов, неизбежных в городе, например, на транспорт: "На нашу мизерную зарплату жилье в городе купить или даже долго снимать нельзя. Возможно, я просто вернусь в родное село".

Нина Агаева, корреспондент газеты "Махачкалинские Известия"

Опубликовано 2 июня 2004 года

источник: Кавказская информационная служба Института по освещению войны и мира (IWPR, Лондон)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

29 мая 2017, 11:08

29 мая 2017, 10:46

29 мая 2017, 10:42

29 мая 2017, 10:17

29 мая 2017, 10:07

Архив новостей