27 мая 2004, 19:28

Чечня: кто будет президентом?

Две серебристые машины без номерных знаков проносятся по центральной улице Грозного, яростно сигналя. Другие пропускают их, прижимаясь к обочине.

Все знают, что на таких автомобилях передвигаются по Чечне кадыровцы - военизированные формирования взорванного 9 мая чеченского президента Ахмада Кадырова, и они очень не любят, когда их обгоняют. Известны случаи, когда в подобных ситуациях кадыровцы до полусмерти избивали "наглецов"-водителей, посмевших не уступить им дорогу.

Размышления о будущем среди простых чеченцев сводятся сегодня к одному вопросу: какое место в нем, этом будущем, будут занимать кадыровцы, теперь лояльные уже сыну почившего лидера, Рамзану Кадырову, который возглавлял службу безопасности отца? Впрочем, как и сам Рамзан.

"Неужели Рамзан станет нашим президентом?! -восклицает 54-летний житель пригорода Грозного Саид Муцалаев. - Лучше сразу тогда уезжать из республики".

Саид имеет основания так говорить: его сына в прошлом году кадыровцы забрали, по его словам, ни за что, избивали, держали в неотапливаемом помещении и отпустили только после того, как за него заплатили выкуп 15 тысяч долларов.

Простые жители опасаются репрессивных мер со стороны Рамзана Кадырова и его вооруженных отрядов, насчитывающих сотни, а возможно, тысячи человек. При жизни отца Рамзан Кадыров возглавлял его службу безопасности - некую вооруженную структуру, в официальных постановлениях или приказах местного МВД не числящуюся.

Несмотря на свое название, СБ занималась не столько обеспечением безопасности Ахмада Кадырова, сколько использовалась для борьбы с повстанцами - партизанами мятежного президента Аслана Масхадова и известного радикальностью взглядов полевого командира Шамиля Басаева. Под борьбой здесь понимаются как вооруженные столкновения с партизанскими отрядами, так и переманивание тех же партизан в ряды кадыровцев обещаниями хорошего заработка и гарантий безопасности.

Анонимный источник в МВД Чечни рассказал, что официально СБ президента не существовало. По его словам, под этим названием в Чечне действовали пять подразделений: спецрота по охране высших должностных лиц МВД (она же сейчас охраняет и.о. президента Чечни Сергея Абрамова), комендантская рота, спецподразделения Минобороны "Восток" и "Запад" и некий чрезвычайный особый полк (ЧОП). Источник не смог назвать численность сотрудников этих подразделений. "Их действительное количество знает, наверное, только сам Рамзан Кадыров", - сказал он. По разным оценкам, в эти структуры входят от одной до шести тысяч человек.

По рассказам сотрудников базирующейся в Москве правозащитной группы "Мемориал", кадыровцы занимались похищениями людей, а также "крышевали" многие виды криминального и околокриминального бизнеса: вывоз цветных металлов, нефтедобычу и последующие переработку и транспортировку нефти.

Молодых людей в этой "работе" привлекает возможность прилично заработать, а также некоторые гарантии безопасности.

"Я собираюсь пойти в кадыровцы, так как там неплохая зарплата, выдают оружие, машину, удостоверение, по которому ни один пост меня не сможет остановить", - говорил корреспонденту IWPR 21-летний житель Грозного Анзор, который торгует кассетами на рынке.

Многим кадыровцы напоминают вооруженные формирования, безнаказанно бесчинствовавшие в республике в период ее фактической независимости в 1997-99 годах. "Известна история, когда они выгнали из квартиру старушку и потом вселились в нее сами", - рассказывает Наталья Эстемирова из "Мемориала".

По мнению Усама Байсаева, который также представляет "Мемориал", деятельность кадыровцев строится на сотрудничестве с российскими военными - по крайней мере, в большинстве случаев. "Все их действия согласованы с федералами, и похищения часто имеют политический характер. Но иногда кто-то из кадыровцев начинает сводить и собственные старые счеты -  имея на руках оружие, сделать это очень легко", - говорит он.

После гибели Ахмада Кадырова Рамзан был принят в Кремле президентом России Владимиром Путиным. Кадры Рамзана в голубом спортивном костюме в Кремле обошли все телеканалы. Уже на второй день он был назначен первым вице-премьером правительства Чечни, сохранив при этом свой пост начальника службы охраны президента и, соответственно, все прежние силовые ресурсы.

Сегодня все задаются вопросом о том, кто станет следующим президентом республики, выборы которого назначены на 5 сентября. Неизменно сопутствующим здесь является анализ вероятности назначения на этот пост Рамзана. Учитывая недавний опыт Чечни, никто не ждет свободных, независимых выборов, и вопрос, ответ на который тщатся найти аналитики, не о том, каким будет их исход, но "кого хочет видеть президентом Чечни Кремль".

Очевидная растерянность премьера Чечни Сергея Абрамова, неожиданно ставшего после гибели Ахмада Кадырова первым лицом в Чечне, мешает представить его в качестве претендента на пост президента республики. Да и сам он, по всей видимости, об этом не помышляет.

Отсутствие реальной кандидатуры на роль преемника Кадырова вызывает в Кремле серьезное беспокойство. "Для Кремля Кадыров был единственным решением, никакого запасного варианта не было, - считает российский политолог Борис Кагарлицкий. - Его роль была в том, чтобы бороться с сопротивлением собственными методами. Российская армия не смогла боевиков подавить, но Кадыров сумел многих переманить. После его гибели эта стратегия более невозможна".

Между тем уже предпринимаются попытки убедить российского президента в том, что отца мог бы заменить сын. Так, на прошлой неделе с просьбой "принять все меры по устранению препятствий для регистрации Рамзана Кадырова в качестве кандидата на пост главы республики" к Владимиру Путину обратился Госсовет Чечни. По Чечне развернута целая кампания: в ряде населенных пунктов готовятся митинги, в обязательном порядке на всех предприятиях и учреждениях республики собираются подписи - и то, и другое в поддержку Кадырова-младшего.

Главное препятствие - возраст последнего. 27-летний Рамзан не может участвовать в выборах главы республики из-за несоответствия конституции Чечни, устанавливающей минимальный возраст кандидата на пост президента - 30 лет.

Председатель Центральной избирательной комиссии России Александр Вешняков уже провел в связи с этим обстоятельством пресс-конференцию, на которой однозначно заявил, что изменить Конституцию "невозможно" и "недопустимо". "Изменить основной закон республики невозможно хотя бы потому, что некому внести соответствующие поправки: президент погиб, законодательное собрание пока не избрано", - сказал он.

По мнению Кагарлицкого, Кремль находится в растерянности. После фиаско прежней политики в Чечне Москва, тем не менее, не собирается покончить с должностью президента Чечни и назначить русского губернатора.

"Губернатора-то назначить можно, но что он делать будет? - говорит Кагарлицкий. - Ужесточит репрессии? Но тогда насмарку все, достигнутое при Кадырове. Бывшие боевики вернутся в горы. Оставить все по-старому? Но не имея опыта и связей Кадырова, российский чиновник не справится. Единственное, что может объяснить назначение русского губернатора, это подготовка к переговорам с Масхадовым".

Продолжая эту мысль, Кагарлицкий говорит, что "хороший назначенец Кремля мог бы провести переговоры жестко, но эффективно, подготовив почву для поэтапного урегулирования в стиле Северной Ирландии - сохранение целостности "большого государства", но с участием сторонников независимости в управлении территорией". "Но беда в том, что Кремль к такому решению не готов. А потому вакуум сохранится", - утверждает он.

По словам Кагарлицкого, кандидата "на роль Кадырова-2" не видно пока ни в Москве, ни в самой Чечне, и поиски такового, скорее всего, завершатся тем, что выбор остановится "на первой внятной фигуре, которая подвернется". "Здесь важно, чтобы нужный человек оказался в нужном месте - на свету, под рукой", - говорит он.

По мнению же политолога Игоря Бунина из Центра политических технологий, возможно, что ставка будет сделана на так называемого "коллективного Кадырова": команду из сторонников Ахмада Кадырова. Рамзан при таком раскладе, как и прежде, будет отвечать за силовую поддержку, а "гражданским лидером" станет Таус Джабраилов.

Между тем Рамзан уже заручился обещанием Путина, что ни сокращениям, не расформированию его служба безопасности подвергнута не будет. О встрече с российским президентом, состоявшейся в Грозном 11 мая, рассказывает начальник штаба службы безопасности президента Чеченской Республики Артур Ахмадов. "На встрече с нами Путин сказал, что служба безопасности президента будет обеспечена всем необходимым на сегодняшний день. Он сказал, что обещает полную поддержку со своей стороны, и число сотрудников будет не только не сокращено, а увеличено, так как служба безопасности мне нужна не только в Чеченской Республике, но и на всем Северном Кавказе".

Кроме того, идя навстречу просьбе главы чеченского Министерства внутренних дел Алу Алханова, президент России распорядился увеличить на тысячу с лишним человек число сотрудников МВД Чечни.

При всем этом существует и мнение о том, что не следует придавать слишком большое значение команде Кадырова.

Чеченский политолог Тимур Музаев считает, что "клан Кадырова" - это миф. "На самом деле существует случайная группа людей, сплотившихся лишь благодаря одному лидеру - Кадырову. Такой же миф -  вооруженные формирования Кадырова", - заявляет он. По мнению Музаева, эти люди будут служить любому, кто будет им платить.

Май 2004 г.

Автор: Тимур Алиев, собственный корреспондент "Кавказского узла"; источник: Газета "Чеченское общество", N 11, 2004

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

20 января 2017, 18:59

  • Ширханян отказался ехать в суд

    Суд в Ереване отложил процесс по делу о вооруженной группе Артура Варданяна, поскольку один из подсудимых, бывший министр обороны Ваан Ширханян отказался ехать на заседание, пока ему не предоставят медицинские носилки. Суд выполнять требование Ширханяна не стал.

20 января 2017, 18:20

20 января 2017, 17:56

20 января 2017, 17:30

20 января 2017, 17:07

Архив новостей
Все SMS-новости