25 мая 2004, 11:04

Смерть чеченского лидера нанесла сокрушительный удар по надеждам на возврат к нормальной жизни в республике

 Пока пациенты ожидали в переполненном коридоре за дверью, доктор Зоя Мумаева сидела в своем крохотном кабинете, который был похож на живые руины, как и все прочие разбомбленные и заброшенные здания, которые окружают ее в жизни.

"У меня в голове туман, - сказала она, пытаясь описать свои чувства. - Все что я знаю, так это, что я устала. Это продолжается 10 лет, и я устала. У меня внутри пустота".

Она говорила монотонным голосом, как будто механически.

"И вот теперь они убили президента", - сказала она. - Ой, ой, ой, ой. Что мы теперь будем делать? Что теперь будет?"

После десятилетия войны измученный чеченский народ позволил себе надежду на нормальную жизнь при выбранном Москвой президенте Ахмаде Кадырове. Его убийство на грозненском стадионе 9 мая больнее всего ударило по тем людям, которые начали потихоньку избавляться от внутренней настороженности и воображать себе возможность другой жизни.

Сейчас по радио часами читают Коран в память о г-не Кадырове, и в этих звуках проскальзывает все та же нотка отчаяния, что и в горестных причитаниях г-жи Мумаевой.

Г-н Кадыров, ставший президентом в октябре прошлого года в результате сфальсифицированных выборов, постепенно начал завоевывать неприязненное уважение своими откровенными манерами, своими намеками на вызывающее поведение в отношении Москвы и небольшими улучшениями, которые он начал приносить народу.

"Я его ненавидел, - сказал 37-летний инженер-нефтяник Бехан Мусостов. - Но я увидел, что этот человек от души желает, чтобы что-то было сделано. Он дал нам некоторую надежду, что он на самом деле работает ради нас".

И вот теперь, сказал г-н Мусостов, в том вакууме власти, который воцарился в ожидании назначенных на сентябрь с.г. новых выборов, надежду снова потеснил страх.

Петитат Алхазова, торгующая с прилавка военным обмундированием, сказала, что ее дочери-подростки снова настаивают на том, чтобы спать в ее спальне, как было во времена открытых уличных боев. "Мама, что будет?" - спрашивают они.

Столица республики, город Грозный, все еще представляет собой абсурдную панораму разрушений - многие мили разрушенных и пустых зданий, которые испещрены следами от пуль, этими шрамами, оставленными насилием и ненавистью. Но вокруг этих руин появились крохотные лавочки и кафе. Со стоящих на обочине дороги грузовиков идет торговля кирпичами, песком, цементом, досками и дверными рамами.

Чечня все еще представляет собой ужасное место, ибо ее истязают похищения людей, пытки, засады и убийства; однако люди говорят, что стрельбы по ночам, кажется, стало меньше. С многих улиц убраны уродливые бетонные военные контрольно-пропускные пункты и установлен с десяток светофоров, большинство которых пока не действует.

Повсюду снуют мужчины с оружием, которое они носят самыми разными способами. Но много и гордых и элегантных чеченок, одетых в самые лучшие свои одежды и деликатно ступающих в туфельках на высоких каблуках по грязи центральной рыночной площади.

Как если бы это была дурная шутка, городская администрация прикрепила новые голубые таблички с названиями улиц и номерами домов на целых кварталах пустых и обрушившихся домов, где когда-то жили люди.

В одном переулке, который уже покрылся порослью кустарника, какой-то житель повесил объявление "Продается дом".

Местный люд говорит, что не потребуется многого, чтобы Чечня снова оказалась в хаосе.

Смерть г-на Кадырова разрушила усилия Кремля, который намеревался привести к власти покорное ему местное правительство, сократить численность российских войск и позволить чеченцам сражаться друг с другом и умирать. Г-н Кадыров, сильный лидер с личной армией, насаждавший политическую покорность, устранил соперников и персонифицировал свое правительство.

В данный момент лучшее, что, кажется, может придумать Кремль, это заменить г-на Кадырова его покорным сыном, Рамзаном. Ему всего 27 лет, он не имеет политического опыта. Его широко ненавидят в народе за его жестокость как руководителя армии своего отца.

В Чечне ходят слухи, что его презирают - справедливо это или нет - за то, что он кончил всего 3 класса начальной школы.

После убийства г-на Кадырова в Чечне побывали российский президент Владимир Путин и один из его главных экономических министров, чтобы лично взглянуть на причиненные войной разрушения и обещать чеченцам улучшение их жизни. Повсюду в Грозном люди были в ярости от последовавшего за визитом заявления г-на Путина, что город "выглядит ужасным с вертолета".

"Итак, это для него сюрприз", - саркастически заметил один бизнесмен. - Он, что, единственный, кто не знает, что здесь произошло?"

Последние 4 года войны в Чечне именуют путинской войной, демонстрацией мачизма, которая в 2000 году помогла ему выиграть президентство. И с тех пора эта война его преследует, породив десятки террористических нападений в Чечне, в Москве и в других местах.

Террор стал в Чечне образом жизни. Похищения мирных граждан, совершаемые вооруженными людьми в масках, нередко заканчиваются садистскими убийствами. Представляется, что ими занимается чуть ли не каждая вооруженная группировка - солдаты, милиционеры, повстанцы, рэкетиры и особенно люди из личной армии г-на Кадырова.

Похищения стали настолько частыми, что масками торгуют с придорожных прилавков в комплекте с любым камуфляжным или черным обмундированием. В некоторых уже есть отверстия для рта и для глаз, что, по словам 49-летней Райшат Эвендиевой, нравится курящим.

У этих прилавков, где продается также обычное военное обмундирование, ботинки, кобуры, патронташи и прочее военное снаряжение, толпятся мужчины сурового вида - это своего рода нейтральная зона для тех, кто, быть может, станет убивать друг другу с наступлением ночи.

На вопрос, чувствует ли он себя в безопасности в Грозном в наши дни, 67-летний Хамзад Солтакулов, который прячется в подвале своего дому на протяжении большей части боев последнего десятилетия, ответил так: "Как вам сказать? Когда утром мы просыпаемся живыми, то чувствуем себя счастливыми".

А реальное прекращение войны кажется невероятно далеким. В результате войны в этом клановом обществе стало так много кровников, что для лечения этой раны могут потребоваться многие поколения.

В прошлое воскресенье более 100 человек собрались на похоронах молодого сельского чиновника, который был убит выстрелом из проезжавшего автомобиля. "Это должно было случиться, - сказал один из этих мужчин. - Он родственник моего троюродного брата - племянник его жены".

Этот человек рассказал, что, когда несколько лет назад вымогатели похитили другого его родственника, он со своими друзьями выследил и убил всех четырех похитителей.

Убийство г-на Кадырова сейчас стало еще одним сигналом к отмщению. Кое-кто говорит, что его личная армия уже приступила к работе, хотя пока не ясно, кто несет ответственность за его убийство.

На стадионе, где он погиб, остались обломки и следы крови. По всему полю разбросаны битый кирпич, куски дерева и осколки бетонной кладки.

На этом всеми заброшенном и пустом месте дует ветер, еще одно свидетельство безнадежности в этом городе, где ничего не восстанавливают.

Опубликовано 24 мая 2004 года

Перевод веб-сайт ИноСМИ.Ru

Автор: Сет Майданс; источник: Газета "The New York Times" (США)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

24 июля 2017, 07:40

24 июля 2017, 06:45

24 июля 2017, 06:29

24 июля 2017, 05:30

24 июля 2017, 04:31

Архив новостей