14 мая 2004, 16:07

Чечня - волк у дверей

Роберт Брюс Вэр, известный эксперт по Северному Кавказу и Чечне, недавно ответил на вопросы Питера Лавелля об убийстве чеченского президента Ахмада Кадырова и о перспективах развития событий в этой неспокойной российской республике. Вэр является адъюнкт-профессором философии в университете Южного Иллинойса, Эдвардсвилль.

- Сначала вопрос о последних новостях, которые сообщили российские СМИ. Есть свидетельства, что убийство Кадырова было внутренним делом. Имея непосредственное представление о службе безопасности Кадырова, можно утверждать, что такая версия правдоподобна. А каковы другие версии?

- В чеченской политике сегодня трудно сказать, что такое "внутреннее" дело. Сейчас в Чечне идет гражданская война, в которой участвует не две и не три стороны, а множество конфликтующих группировок. Более того, все стороны-участницы конфликта представляют собой смесь порой враждующих между собой кланов. Например, среди группировок, составляющих федеральные силы Чечни, существует соперничество и периодически возникающая вражда. Боевики, со своей стороны, всегда представляли собой весьма фрагментированные силы, что увеличивало их гибкость и живучесть в периоды усиления давления со стороны федеральных войск и вместе с тем не очень сильно ослабляло их наступательные возможности. Среди боевиков наличествует чрезвычайно широкий мотивационный спектр: в их рядах воюют и непримиримые борцы типа Шамиля Басаева, и обычные наемники или люди, чье участие в вооруженной борьбе дает им дополнительные возможности для преступной деятельности. Посередине находятся боевики, воюющие по националистическим убеждениям, по личным мотивам и из чувства мести. Такой широкий разброс мотивации к вооруженной борьбе носит, кроме того, чрезвычайно гибкий и изменчивый характер: интересы большинства боевиков со временем меняются, что заставляет некоторых из них периодически выходить из рядов вооруженных группировок или возвращаться туда. Вероятнее всего, убийство президента Кадырова стало либо результатом противоречий внутри его собственной организации, либо итогом проникновения в ряды службы безопасности боевиков.

Следовательно, наиболее логичным объяснением является то, что Басаев и Халилов хотели достичь символического эффекта от серии зрелищного теракта в День Победы, и что в рядах службы безопасности Кадырова действовал один или несколько их сторонников. Кадыров хорошо знал о таких устремлениях лидеров боевиков. В связи с этим следовало ожидать, что он должен с большой осторожностью появляться на публике в День победы.

Есть и другие версии. Некоторые боевики утверждают, что Кадырова уничтожили российские спецслужбы. Полностью исключать это нельзя. К Кадырову с недоверием относились некоторые кремлевские круги, особенно связанные с Министерствами обороны и финансов. Ряд кремлевских официальных лиц выражал двойственные чувства по поводу кандидатуры Кадырова на президентский пост в июне и июле 2003 года. Более того, Кадыров начал ощущать зависимость от него Кремля и оказывал на него собственное давление. Вместе с тем, версия кремлевского заговора выглядит неправдоподобной, поскольку смерть Кадырова поставила российское руководство в очень трудное положение. В конце концов, нельзя исключать и личных, а не политических, мотивов для убийства. В Чечне зачастую трудно проводить такое различие.

- Последует ли возмездие?

- Да, однако опять же трудно будет отличить личные чувства от политики, по крайней мере, находясь в удалении от мест событий. Во внутренних кругах Кадырова возникнут подозрения в предательстве. Произойдет замена части сил безопасности, возможно, будут репрессии. Однако больше всего месть будет направлена против боевиков. Но поскольку сторонники Кадырова и без этого всегда направленно действовали против сил боевиков, здесь никаких принципиальных изменений не произойдет. Скорее всего, острие атак будет направлено на Басаева и Халилова, однако этому может помешать то, что они периодически покидают Чечню.

- Считаете ли Вы, что у Кремля нет иного выхода, кроме поиска другого чеченского лидера, так же преданного путинскому плану урегулирования в Чечне, как Кадыров? Или убийство Кадырова исключает такой вариант? Если поставить вопрос по-другому, не слишком ли кремлевские политики в своих действиях в Чечне полагались на способности и личные качества одного человека - Ахмада Кадырова?

- Трагедия, произошедшая в День Победы, 9 мая 2004 года, является следствием выборов в Чечне в октябре 2003 года, и это следствие оказалось печальным как раз для тех, кто нес полную ответственность за результаты выборов: для высокопоставленных кремлевских политиков и самого Кадырова. Кремль загнал самого себя в угол, когда не смог воспользоваться президентскими выборами для создания противовеса власти Кадырова. Победа его соперника Малика Сайдуллаева не лишила бы Кадырова эффективных рычагов власти, поскольку у него были тысячи вооруженных сторонников, а у Сайдуллаева ни одного. Однако такая победа дала бы возможность Кремлю заставить Кадырова поделиться своей единоличной властью. Раздел власти мог бы воспрепятствовать убийству Кадырова, а также оставил бы Москве и Чечне ясную альтернативу на случай произошедшей трагедии. Рано или поздно Кремль будет вынужден предоставить чеченскому народу реальную возможность для мирного решения своей будущей судьбы, поскольку не будет в Чечне мира, пока народ такой шанс не получит. В этом регионе просто нельзя заставить людей делать что-то против их воли. Весь фокус состоит в том, чтобы предложить им то, чего они хотят. Для Москвы это будет особенно трудно, поскольку она испытала огромные экономические, социальные, политические и моральные поражения в связи с фактической независимостью Чечни в период 1996-1999 годов, не говоря уже о подобных поражениях более раннего периода чеченской автономии 1992-1994 годов. Однако сейчас большинство населения Чечни уже понимает, какие трудности его ожидают в случае отделения. Именно поэтому оно уже не будут поддерживать таких лидеров, как Басаев, Халилов и Масхадов. Но оно также не будут поддерживать и лидера, не пользующегося широким признанием и уважением народа. К сожалению, маловероятно, что кремлевские руководители прониклись этой мыслью. Более вероятно, что Кремль попытается выбрать такого лидера для Чечни, которого он считает способным навести там порядок, и с которым он сможет сработаться.

- И кто же это будет?

- Кремлю придется заключить срочную сделку с сыном Кадырова Рамзаном, который в настоящее время возглавляет силы безопасности, собранные его отцом. В то же время Рамзан быстро поймет, что его позиции непрочны и что ему придется приспосабливаться к Кремлю. Возможно, Рамзан получит какую-то временную должность, что даст Москве возможность следить за ним и одновременно отрабатывать другие варианты. В соответствии с конституцией Чечни 27-летнему Рамзану не хватает трех лет, чтобы иметь право на президентский пост. Такое препятствие можно без труда преодолеть, однако главной проблемой для молодого Кадырова будет сохранить личный контроль над отцовскими силами безопасности. Если он сумеет это сделать, и Кремль, и все те, кто претендует на власть в Чечне, вынуждены будут работать с ним. Если Рамзан потеряет власть над военизированными формированиями, он потеряет и политическую власть, а возможно, и жизнь.

Во время президентской кампании в Чечне в 2003 году Кремль выставил кандидатуру Асламбека Аслаханова в качестве номинального претендента на случай непредвиденных обстоятельств. В настоящее время Аслаханов не обладает реальной властью в Чечне, но возможно, произойдет некое разделение власти между Аслахановым и Рамзаном. В определенном смысле два этих человека будут дополнять друг друга, хотя склонность Рамзана к жестокости может стать серьезным, возможно, непреодолимым препятствием для любого, работающего с ним.

Малик Сайдуллаев представляет лучший выбор, он смог бы победить на свободных и справедливых выборах. Однако ему трудно будет осуществлять свои властные полномочия на практике в жестких условиях Чечни, поскольку он не имеет собственных отрядов милиции. В Чечне есть и масса других возможностей, поэтому одна из таких возможностей неизбежно проявится.

Самым плохим вариантом стало бы назначение Сергея Абрамова, нынешнего премьер-министра Чечни. Очевидно, Абрамов был кооптирован Кадыровым после того, как Счетная Палата направила его для проверки деятельности Кадырова. Когда его отодвинут, Чечня мало что потеряет, поскольку Чечней должен руководить чеченец. По этой причине введение прямого президентского правления также является плохим вариантом, хотя к нему могут прибегнуть в качестве временной меры, например, до тех пор, пока Рамзану не станет впору шапка отца.

- Будет ли означать введение прямого президентского правления усиление роли российских военных, и будет ли это означать полный провал политики Путина в Чечне?

- Президент Путин надеялся, что Чечня будет проблемой Кадырова, и что Кадыров будет проблемой Чечни. Однако его политика в отношении Чечни со временем стала настолько зависеть от Кадырова, что его убийство может привести к провалу путинской политики в этой республике. В связи с этим, нельзя исключать возможности введения прямого президентского правления, хотя Кремль постарается этого избежать или, в случае такого введения, всеми возможностями сократить его срок. Если прямое президентское правление будет введено, оно будет носить временный характер. Наращивания военной группировки не произойдет, произойдет задержка ее сокращения. Ирония в том, что путинская политика в отношении Чечни не имела бы успеха в любом случае. Кадыров, останься он жив, усилил бы давление на Кремль, став гвоздем в кресле Путина. В конечном итоге, единственный жизнеспособный политический курс в отношении Чечни - это предоставить чеченскому народу максимальную возможность для самоопределения в составе федеративного государства.

- Даже с учетом того, что режим Кадырова бесцеремонно обходился с правами человека, многие обозреватели, пусть и неохотно, но признают, что при нем в Чечне началась стабилизация. Не утерян ли этот успех? Не ощутят ли боевики прилива сил, чтобы нанести удар по центральной власти в Чечне на этапе перехода?

- Конечно, иллюзия политической стабильности утеряна. Убийство Кадырова воодушевит боевиков на новые нападения, на новые теракты. Однако сила боевиков во многом иллюзорна. Их нападения в последнее время носят все более спорадический характер. Боевикам-террористам не удалось развить достигнутый когда-то успех. Однако далеко не иллюзорным становится все возрастающая убежденность чеченцев в том, что, во-первых, им необходимо найти пути для стабилизации собственной жизни; во-вторых, что боевики, террористы и вакхабиты им в этом не помогут; в третьих, что воссоединение с федеральным центром в той или иной форме неизбежно. Если Чечня найдет лидера, который будет строит свою политику на такой убежденности населения, стабилизация станет возможной. Если нет, Чечня снова погрузится в хаос и пучину самоуничтожения. В любом случае, хаос в ближайшем будущем возникнет. Однако стремление к стабильности среди большинства населения сегодня настолько велико, что оно поддержит почти любого, кто такую стабильность сможет обеспечить, и отвернутся от того, кто с этой задачей не справится. Когда люди отчаянно хотят мира, они его получают. К сожалению, зачастую мир приходит на условиях, несовместимых с демократией и самоопределением. Сочетание демократии и мира - главный вызов истории Чечни.

- Наверняка, долгое время будут обсуждать роль Кадырова в истории Чечни. Как оцениваете ее Вы?

- Ахмад Кадыров сыграл очень важную, отчасти конструктивную роль на переходном этапе. Чечне нужно было найти выход из того катастрофического положения, в котором она оказалась в 2000 году. Вскоре после назначения в июне того года Кадыров указал единственное реалистичное направление. История жизни самого Кадырова является символом того, как Чечня отказалась от исламского и националистического радикализма в пользу прагматического реализма. Однако в нем сочетались огромное личное мужество и ограниченное политическое мировоззрение. Кадыров силой собственной воли привел Чечню на порог стабильности и главенства закона, однако не смог войти в эту дверь. Вместе с кремлевскими политиками он манипулировал президентскими выборами и принес верховенство закона в жертву усилению личной власти. Чудовища рождают уродство, а уродство порождает чудовищ. Кадыров был продуктом своей эпохи и порождением своей родины. Он не мог действовать иначе, и в этом проявился его анахронизм. Чечня стоит на пороге перемен, и задача других - перешагнуть этот порог. Кадыров был тем волком из сказки, который открыл дверь, но которому не хватило сил войти внутрь. Его смерть останется в памяти как отражение его собственного внутреннего антагонизма.

Питер Лавелль

Опубликовано 12 мая 2003 года

Перевод - веб-сайт "ИноСМИ.ру"

источник: Веб-сайт "United Press International", США

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

30 мая 2017, 07:18

30 мая 2017, 06:19

30 мая 2017, 05:20

  • Политики заявили об оптимистическом настрое в НАТО относительно членства Грузии

    Парламентская ассамблея НАТО, прошедшая в Грузии, оправдала ожидания грузинских политиков. В НАТО оптимистически настроены относительно членства Грузии, считает Виктор Долидзе. Факт проведения такого мероприятия в стране, которая не является членом Североатлантического альянса, окажет влияние на будущие шаги страны в организации, сообщил Ираклий Сесиашвили. Сомнительно, что при действующей власти Грузия вступит в НАТО, заявил Георгий Барамидзе.

30 мая 2017, 04:21

30 мая 2017, 03:22

Архив новостей