11 мая 2004, 16:54

Жестокая смерть жестокого правителя

В результате взрыва на стадионе в Грозном 9 мая погиб Ахмад Кадыров - муфтий, избранный президентом Чечни, который управлял ею в течение четырех лет с помощью железного кулака. Его поддерживала группировка российских войск, насчитывающая десятки тысяч военнослужащих, а также спецслужбы, которые применяли методы, которые в России не использовались с 1950-х годов.

Он и его младший сын Рамзан, который занимал должность начальника службы безопасности президента, установили режим, основанный на страхе, который оказался "драконовским" даже для видавших виды чеченцев.

Любой намек или слушок мог быть достаточным для того, чтобы ночью к человеку в дом пришли вооруженные люди в черных масках и без опознавательных знаков, так называемые "кадыровцы". Эта группировка представляет собой формирование, насчитывающее несколько тысяч человек, и давно зарекомендовала себя в качестве организации, исповедующей жестокость и пытки.

Шесть недель назад я посетил Чечню для того, чтобы встретиться с Кадыровым. В этом, одном из последних его интервью, я попросил его ответить на обвинения в том, что его люди творят нечто, неподдающееся контролю. Однако в ответ он все отрицал в жесткой форме.

"Похищения случаются, - сказал он. - Мы организуем розыск пропавших людей. На территории республики действует много различных организаций. У многих бандитов имеются фальшивые документы, удостоверяющие, что они - мои телохранители. На компьютере-то их несложно подделать".

В это стране, где блок-посты, похоже, понастроены повсеместно, добраться до президента было чрезвычайно сложно.

Российские власти запретили журналистам въезжать в Чечню, за исключением заранее подготовленных поездок. Однако те журналисты, которые занимают умеренную позицию, все же могут работать в разрушенной стране.

В Гудермесе на улице, на которой находился офис президента Кадырова, стоит огромное черно-белое ограждение, перекрывающее всю улицу. По обеим его сторонам - вооруженные люди, с автоматами наготове.

Однако президента на работе не оказалось. Тогда мы отправились в Центерой - некогда обветшалое родовое селение Кадырова, а ныне подобие крепости, находящейся под защитой пехоты, бронетехники и вертолетов.

Дорогу перекрывали бесконечные блок-посты. На некоторых из них были российские спецназовцы, а на остальных - сторонники чеченского президента. Мой чеченский проводник и я с огромным трудом, используя лесть и блеф, пробивались к селению.

На подходе к собственно Центерою - раскрашенный в разные цвета барьер, караульное помещение и угрожающего вида вооруженные люди в мятой форме. На плакатах, прикрепленных к палкам, можно было видеть разные лозунги. Один из них гласил: "Смерть террористам и ваххабитам". Другой ругал наркодельцов.

Домик президента на маленькой, петляющей дороге выглядел совсем непритязательно - среднего размера белое здание с оранжевой черепицей на крыше. У дороги стояли люди в новой военной форме дорогих ботинках и с Калашниковыми в руках и грызли семечки, сплевывая шелуху в придорожную пыль.

Десяток ребятишек бегали вокруг с пластиковыми ружьями и расстреливали друг друга игрушечными пульками. На поднятом флаге красовалась эмблема "Единой России" - партии президента Путина. На "Ладе-Самаре" с затемненными стеклами можно было увидеть постер с изображением Рамзана Кадырова.

Спустя полчаса прибыл президентский кортеж на чистых "Волгах". А через час меня тщательно обыскали и провели в покои. Предварительно не было никаких договоренностей или согласований, но чеченцы гордятся своим гостеприимством, поэтому мне позволили взять интервью.

Мы сели у стола, покрытого обычной скатертью - без помощников и телохранителей. Я сказал Кадырову, что его люди немногим лучше, чем наемные убийцы, однако он отверг все обвинения.

"Когда я совсем недавно был в Америке, мне задавали вопросы о моем сыне, подвалах и тюрьмах. Мой сын всего лишь старший лейтенант милиции, - сказал он. - Он старший лейтенант, начальник моей охраны. Во время прошлых выборов он был начальником предвыборного штаба президента Путина в Чечне".

Во многих чеченских городах одно упоминание имени президента вызывает страх в сердцах горожан. Если его люди приезжают к кому-либо, то это означает либо месяцы издевательских мучений, либо жестокую смерть.

Всего лишь за несколько дней до того, как в марте я познакомился с Мадиной, ее сына Аслана (оба имени изменены) жестоко избили люди Кадырова в следственном изоляторе, который не существует официально.

Группа следователей, возглавляемая Рамзаном Кадыровым, который вчера находилась рядом с российским президентом, когда тот обращался к народу, ломали ему ребра палками. Когда я поехал в родной город к Мадине и навестил ее, чтобы задать вопрос о здоровье сына, она начала трястись от страха и бессвязно лепетать: "Президент хороший, президент хороший. Мы его любим. В Чечне все в порядке, все в порядке. Теперь жить стало хорошо, очень хорошо".

Опубликовано 11 мая 2004 года

Перевод веб-сайт ИноСМИ.Ru

Автор: Джулиус Строс; источник: Газета "The Daily Telegraph" (Великобритания)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

22 января 2017, 17:38

22 января 2017, 16:44

22 января 2017, 16:11

22 января 2017, 15:59

22 января 2017, 14:59

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии