27 марта 2004, 18:04

По аджарскому мосту

События прошлой недели стали серьезным испытанием и для молодой власти, и для ее проекта новой грузинской государственности. Вплоть до сегодняшнего дня творцы ноябрьской либеральной революции умудрялись достигать своей цели, не пролив ни единой капли крови. Правда, для этого им часто приходилось ходить "по лезвию ножа". Например, 22 ноября, когда в Тбилиси народ ворвался в здание парламента, переполненное спецназовцами Аслана Абашидзе, достаточно было одного выстрела, чтобы явления приобрели иную окраску - правда, результат наверняка был бы тем же, но для страны, а не для конкретных личностей. К счастью, тогда никто не посмел выстрелить, и этому в значительной степени способствовали, с одной стороны, наши СМИ, а с другой, решительность лидеров революции, действовавших "без оглядки". Как ни парадоксально, чем более осторожно действовали тогда (и сейчас) наши лидеры, тем больше было шансов кровопролития (как и сейчас), ибо другая сторона непременно сочтет осторожность проявлением слабости. Соответственно, тактика новой власти Грузии - ходить "по лезвию ножа" или по канату без балансира, чтобы у всех оставалось впечатление, что власти знают что-то, чего не знает противная сторона, и могут гораздо больше, чем кажется с первого взгляда.

Та же методология работала и в случае "аджарского кризиса". Кровь не пролилась только потому, что в Батуми поняли - Тбилиси не отступит и доведет до конца всё, что задумал. В этих обстоятельствах "выстрел" означал еще большую ответственность, и поскольку Аслан Абашидзе не смог взять эту ответственность на себя, никто не захотел сделать это вместо него. Таков еще один, очень странный парадокс любого авторитаризма: система целиком привязана к конкретной личности и не может функционировать без ее волеизъявления. Аслан Абашидзе не усомнился в твердости воли грузинского президента - и это спасло от кровопролития Аджарию и всю Грузию. Так же, как и внешне эмоциональные, но по существу довольно рациональные действия стоящей у власти тройки. Например, обратим внимание - власти не задействовали без необходимости или раньше времени ни одного фактора, который был бы на руку правящей группировке автономии. Например, во время главных событий не видно было основных оппонентов Аслана Абашидзе - они "на всякий случай" находились в Поти, как и было предусмотрено с самого начала. Кроме того, на этот раз "прессинг" был не для того, чтобы загнать Аслана Абашидзе в такой тупик, где у него не будет возможности капитуляции, оформленной как компромисс или отступление. Это тоже был точный инструмент политической технологии - в критический момент очень серьезную роль сыграло выступление Зураба Жвания, как всегда, точно учитывавшего сложившуюся ситуацию: премьер-министр вовремя напомнил Аслану Абашидзе пример президента Татарстана Минтимира Шаймиева, "который одно время считался сепаратистом, а потом принял предложенные Москвой правила игры и теперь по-прежнему правит своей автономией".

Это вовсе не искусственная аналогия - тем более, в том политическом контексте, в который она вписалась: правда, в отличие от татарстанских обстоятельств, в Аджарии живут настоящие грузины, но что касается властей, то в своих отношениях с центром власти обоих образований используют примерно одни и те же технологии.

Заявление Зураба Жвания было сигналом (правильно воспринятым абашидзевской элитой), что Тбилиси не тронет их автономии в случае признания общих правил игры. В число этих правил, разумеется, входят ликвидация автократического режима и создание более плюралистической среды в Аджарии, что не только означает приверженность ценностям "прав человека", но имеет и чисто прагматическое назначение: в плюралистической среде руководителям регионов всегда сложнее осуществлять сепаратистские проекты, чем в условиях автократического режима.

Что до результата, то Тбилиси, как видно, не прочь оставлять автономии часть собранных в Аджарии налогов. Тем более что эти суммы и так возвращаются в республику для выполнения расходной части центрального бюджета. При этом должно соблюдаться условие, что остальное непременно будет перечислено в центр и (что самое главное) местная власть не будет иметь возможности нарушать единую систему таможенных тарифов. Вплоть до сегодняшнего дня тарифы на батумской и сарпской таможнях искусственно занижались для привлечения грузов на это направление. Соответственно, Тбилиси не мог контролировать финансовые потоки, равные примерно 30% бюджета страны, которые "со вкусом" растрачивала местная олигархия. Назначение представителей президента в оба стратегических пункта означает, что на случай присвоения каких-то сумм или очередного самоуправства в сфере таможенных тарифов у Тбилиси уже готова схема "переадресации" грузопотоков, успешно апробированная за короткий срок.

Осень бабуинов

То, что правящему Аджарией олигарху "указали" полагающееся ему законное место - очень серьезный успех не только конкретных властей (прежде всего, президента), но и всей страны - может быть, это первая настоящая победа за все последние годы. Можно с уверенностью сказать, что, с точки зрения политического ресурса, страна наконец-то, впервые после 9 апреля 1989 года, обрела действительно сильное и действенное правительство, которому этот политический ресурс (более широкое понятие, нежели "кредит доверия" - тут дело не только в доверии) дает возможность действовать так радикально и предпринимать такие шаги, которые не могла предпринять ни одна предшествующая власть.

Батумский компромисс - серьезный "мессидж" для правящей элиты Аджарии о том, что она (в первую очередь именно она), исходя из собственных интересов, должна активно думать об альтернативе Аслана Абашидзе. Многолетний правитель Аджарии уже, бесспорно - вчерашний день, но чтобы до конца исчерпать этот феномен, Тбилиси должен предложить аджарской элите приемлемый для обеих сторон "модус вивенди".

Если мы все согласимся с тем, что ставить под сомнение автономный статус Аджарии - контрпродуктивно, тогда грузинский истеблишмент должен согласиться и с тем, что необходимо выработать новый "баланс" (!). Это понятие просто обязательно, как бы оно ни было дискредитировано, ибо, в конце концов, политика - искусство равновесия и совпадения интересов.

Но в любом случае - неотъемлемым фактором "нового баланса" (стратегического компромисса) для Аджарии должны стать чисто прагматические требования свободы слова, формирования плюралистической среды и функционирования политически "многосоставных" властных органов.

На самом деле Аслан Абашидзе вплоть до последнего времени выражал интересы не только своей семьи, но и аджарской элиты. Здесь образование определенных конфликтов интересов рано или поздно непременно даст "положительный" результат, то есть окончательно потеряв реальный контроль над проходящими через аджарскую территорию финансовыми потоками, Аслан Абашидзе неизбежно должен будет уйти туда, откуда пришел - в прошлое (наверное, в отличие от Шеварднадзе, который удовольствовался ХХ веком, в данном случае уместно говорить о средневековье).

Сам "патриарх" очень хорошо это понимает - поэтому и пытается под надуманными предлогами противиться назначению представителей президента и тому, чтобы этот институт заработал в полную силу. Но в условиях последовательной консолидации власти и продолжения принципиальной линии в "Тбилиси" эти попытки обречены на полный провал.

Случившееся подтверждает и то, насколько анахроничной является тупо традиционалистская (мы, разумеется, говорим не о конкретной партии) попытка экстраполяции исторически устаревших систем в современную среду - грузинам вовсе не надо "придумывать велосипед": власти должны меняться!!! Это простое и в то же время гениальное демократическое положение содержит в себе всю государственную философию. Тот, кто с ним не согласен - сует голову в мешок, так как столкнется с лавиной десятилетиями копившегося социального недовольства. А протестный сегмент в нашем социуме неиссякаем. Это и погубило предыдущего патриарха. Но на самом деле его победило время.

Если даже Аслан Абашидзе с помощью своих партикуляристских методов золотом осыплет большую часть своей олигархии, да хоть бы и значительную часть населения, единственным способом умиротворения протестующего социума останется периодическая смена властей, и этому автократия ничего не сможет противопоставить: в данном случае продуктивного контрметода просто не существует. Неизбежность "осени патриархов" не менее жестока и неотвратима, чем законы природы.

Если аджарская элита с этим не согласится и не признает необходимости формирования альтернативной системы - она всегда будет оставаться в проигрыше, всегда будет вынужденной подменять свои собственные интересы интересами одной конкретной семьи. Главное, чтобы она осознала собственные интересы, а они теперь уже не совпадают с интересами Абашидзе. А Тбилиси должен всячески помогать ей в этом "процессе осознания".

Ломаная линия России

В связи с аджарскими событиями "сердечные друзья" Грузии, российские политологи и журналисты, а также близкие к Кремлю политтехнологи - от Андраника Миграняна до Глеба Павловского - с "перекошенными лицами" признают, что грузинский президент одержал первую победу в решении региональные проблемы.

В результате официальная Москва оказалась в сомнительном положении: она сделала все, чтобы довести дело до кровопролития - об этом говорят провокационная "ротация", проведенная в Батумской мотострелковой дивизии, и последовавшие за ней антигрузинские заявления российского МИДа и приехавшего к своему батумскому "брату" Юрия Лужкова.

Обратим внимание: российский МИД поспешил заявить, что Юрий Лужков не имеет официального мандата и находится в Батуми с частным визитом, а когда ситуация разрядилась и кровопролития не произошло - та же Смоленская площадь в специальном заявлении благодарила мэра Москвы, который, оказывается, "способствовал мирному разрешению конфликта".

В действительности, роль Москвы как миротворца в аджарском кризисе не просто равна нулю - там, повторяю, сделали все, чтобы произошло кровопролитие. Но поскольку это не получилось, они сочли целесообразным задним числом создать впечатление (и объявить на весь мир), что их вмешательство якобы и предопределило мирный исход. Так что совершенно правильно поступил Михаил Саакашвили, отказавшись (несмотря на просьбу Игоря Иванова) от встречи с Юрием Лужковым. Москве надо было зафиксировать факт этой встречи только для того, чтобы с помощью Лужкова еще раз подтвердить свои геополитические приоритеты. Другими словами, кровь в Аджарии не пролилась не благодаря Москве, а как раз наоборот - вопреки ее провокационным действиям.

Так что значение консолидированных действий президента, премьера и председателя парламента еще более возрастает, поскольку нет никаких оснований для утверждений, что они добились успеха при помощи России. Что и определяет основную тенденцию прошедшей недели: в Грузии установилась власть, которая не всегда может избежать ошибок, но власть действенная, способная осуществлять сложные политические проекты.

Ника Имнаишвили.

Опубликовано 22 марта 2004 года.

источник: Газета "24 часа" (Тбилиси)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 марта 2017, 15:06

24 марта 2017, 15:05

  • Закрыта дорога из Владикавказа в Ларс

    Движение транспорта по Военно-Грузинской дороге на участке Владикавказ - населенный пункт Ларс запрещено в связи с ДТП на территории Грузии, сообщило МЧС.

24 марта 2017, 14:49

  • Защита Долженко упрекнула суд в желании получить “второго Магнитского”

    О своей невиновности по делу о преднамеренном банкротстве компании “Дальняя степь” заявил в последнем слове суду в Элисте обвиняемый Александр Долженко. Средства из компании выводились под контролем высокопоставленных чиновников, считают адвокаты подсудимого, заподозрившие суд и гособвинение в "желании сделать из Долженко второго Магнитского”.

24 марта 2017, 14:30

24 марта 2017, 14:27

Справочник

Все справки

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии