29 апреля 2004, 17:43

Аджарский урок: Идея федерализма теряет актуальность

События в Аджарии вновь со всей остротой поставили на повестку дня вопрос об административно-территориальном устройстве страны. Закон об Автономной Республике Аджарии, который намеревается принять новоизбранный парламент, рассчитан на то, чтобы заполнить пробел в конституции по части административного устройства. Возникновению этого пробела способствовала нерешенная проблема территориальной целостности страны. Правда, без возвращения Абхазии в состав Грузии проблема административно-территориального устройства страны не решится, но, видимо, события в Аджарии ускорили этот процесс, и работа над конституцией начинается с определения полномочий этой автономии.

Парламентарий Давид Бердхенишвили - не унитарист, но с учетом создавшейся сегодня политической ситуации он активно склоняется к проведению в Аджарии центристской политики. По словам Бердзенишвили, статус аджарской автономии не должен иметь сегодняшнего вида - он должен подразумевать создание демократической административной единицы. Бердзенишвили говорит, что вскоре статус аджарской автономии будет определен по такой модели, которая понравится даже самым серьезным унитаристам.

В самом деле, события в Аджарии хорошо показали, что при формировании единого государства неизбежно возникают центробежные тенденции. Сегодня всё больше вырисовываются контуры децентрализированного унитаризма. Например, можно, чтобы в культурно-административной сфере произошло размежевание прав с регионами (автономиями), социально-экономические права центра и регионов регулировались единым нормативным актом, а правоохранительная система и оборона относились к ведомству только центральной власти. В двадцатых годах прошлого века новая советская власть заменила европейскую модель культурно-административной автономии политическим статусом автономии, и сейчас хорошо видно, как аджарская власть использует эти права (между прочим, по тому же Карсскому соглашению, заключенному еще до создания Советского Союза, аджарской автономии предоставлялись только культурно-административные функции).

Создавшееся положение и грозящая опасность фактически сняли федерализацию Грузии с повестки дня. Сам президент Саакашвили заявляет, что в будущем центр будет иметь федеративные отношения только с Автономной Республикой Абхазии. Имеется в виду ассиметричная модель территориально-административного устройства страны, когда разные регионы получают разные права, в зависимости их этно-географических особенностей и экономических ресурсов. Например, международные организации не исключают предоставления абхазской автономии, в отличие от аджарской, таких прав, как право иметь собственные полиэтнические вооруженные силы; открывать собственные представительства в третьих странах; вводить чисто символическую разницу в банкнотах, как это наблюдается, например, в случае Бельгии и Люксембурга. Абхазия будет такое государственное образование в составе Грузии, т.е. субгосударство, жители которого могут иметь двойное гражданство, то есть они будут гражданами как субгосударства, так и единого государства (такой проект был опубликован в 2000 г. по инициативе Верховного Комиссара ОБСЕ по этническим меньшинствам, но насколько он приемлем для Грузии - это уже другой вопрос).

Параллельно этому, мы видим, что со стороны тех же международных организаций поддержку центральной власти в ее борьбе за усиление своего влияния на Аджарскую Автономную Республику, то есть они рассматривают аджарскую проблему отдельно от абхазской. В таких условиях становится реальной ассиметричная модель административно-территориального устройства - Аджарии, как и другим регионам Грузии, будут предоставлены культурно-административные правовые полномочия (в этом отношении права Аджарии могут отличаться от прав других регионов), а Абхазия будет пользоваться большими правами, чем любой другой регион, то есть сохранит политический статус автономии. Однако политический статус абхазской автономии тоже есть временное явление, так как на определенном этапе, после возвращения 300 тысяч грузин в Абхазию, мы станем там свидетелями такой же центростремительной тенденции, какую наблюдаем сегодня в Аджарии. Таким образом, со временем произойдет трансформация статуса абхазской автономии.

То, что Аслан Абашидзе рассматривает Аджарию и Абхазию в одном разрезе, является прорусской демагогией: в интервью, распространенном русской прессой, Аслан Абашидзе заявляет, что для абхазцев и осетин Аджария сегодня представляет собой своеобразное зеркало, в котором они видят свое прошлое и результаты конфронтации.

"Они видят, что делает сегодня Тбилиси со своей единственной автономией - Аджарией. Они не поверят обещаниям о предоставлении им обширных прав в составе Грузии. Абхазский лидер даже сказал: как мы можем верить правительству Грузии, когда оно так поступает с грузинской автономией." То, что такие заявления Аслана Абашидзе есть составная часть прорусского плана, видно и из одной русской публикации. Журналист из "Эха" Ниджат Гулиев предлагает нам модель швейцарской конфедерации: "Конфедеративное устройство есть та форма, которая защитит новые государства от гегемонии центра..."

План этот не нов, в своей модернизированной форме он восходит к девяностым годам прошлого века. Его называют "планом Сахарова", и по этому плану Грузия как малая империя должна была быть разделена на "штаты" с центром в Москве - как и всё постсоветское пространство. Русские тогда не смогли перестроится "в соответствии" с моделью США, а сегодня, как видно, они пытаются сохранить "державу" уже с помощью европейских моделей.

(публикуется с сокращениями)

Лаша Андриадзе

Опубликовано 24 апреля 2004 года

Перевод веб-сайт Рankisi.info

источник: Газета "Мтавари газети"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 мая 2017, 18:15

24 мая 2017, 18:06

24 мая 2017, 17:58

24 мая 2017, 17:48

24 мая 2017, 17:47

Справочник

Все справки

Архив новостей