23 апреля 2004, 13:09

Задержание и убийство восьмерых жителей с. Дуба-Юрт Шалинского района Чеченской Республики

Село Дуба-Юрт, 27 марта 2004 года: задержание восьмерых жителей. Село Сержень-Юрт, 8 апреля 2004 года: обнаружение тел людей, ранее задержанных в с. Дуба-Юрт.

В ночь на 27 марта 2004 года, после 2.00, в с. Дуба-Юрт Шалинского района, представителями неустановленной федеральной силовой структуры были задержаны в своих домах восемь местных жителей:

1. Шарип Хамидович Эльмурзаев, 1971 г. р., прож. ул. Партизанская, д. 10;

2. Идрис Саид-Хусейнович Эльмурзаев, 1874 г. р., прож. ул. Родниковая, 23;

3. Бай-Али Абдулаевич Эльмурзаев, 1968 г. р., прож. ул. Родниковая, д. 15;

4. Иса Имранович Хаджимурадов, 1965 г. р., прож. ул. А. Шерипова, д. 70;

5. Хусейн Имранович Хаджимурадов, 1975 г.р., прож. ул. Родниковая, д. 21;

6. Лечи Абуязидович Шаипов, 1960 г. р., прож. ул. Подгорная, д. 36;

7. Зелимхан Умиевич Осмаев, 1973 г. р., прож. ул. Береговая, д. 10;

8. Апти Ацаевич Муртазов, 1964 г. р.

Силовики приехали в село со стороны с. Чири-Юрт на пяти микроавтобусах УАЗ-452 ("таблетка"), автомобиле "Нива", микроавтобусе "Газель", автомобиле УАЗ-469 и двух бронетранспортерах. По словам очевидцев, проверки и задержания в с. Дуба-Юрт носили, на первый взгляд, спонтанный и бессистемный характер. У задерживаемых людей спрашивали только имя и фамилию, только у Лечи Шаипова проверили паспорт. Силовики вели себя грубо, а в некоторых случаях применяли физическую силу в отношении как задерживаемых, так и их родственников. Имел место как минимум один эпизод грабежа: в доме Шаиповых военные похитили деньги и женские золотые кольца. Кроме перечисленных домовладений, нападению подверглись и некоторые другие, были задержаны еще четыре человека, из которых одному удалось бежать, а троих военные выбросили из машины на окраине села.

Родственники похищенных людей поехали вслед за военной колонной и установили, что военные проехали через с. Чишки на юг, мимо Старых Атагов и, не останавливаясь, направились в сторону Грозного.

В тот же день, 27 марта, родственники приехали в г. Шали и попытались подать заявления в прокуратуру и РОВД - однако заявления у них не приняли под предлогом выходного дня (была суббота).

На следующий день, в воскресенье, 28 марта, в знак протеста жители Дуба-Юрта перекрыли проходящую через село дорогу. На протест никто из руководства не обратил внимание.

В понедельник, 29 марта, люди, в основном - женщины, снова перекрыли дорогу, устроив импровизированную баррикаду. В полдень к ним на двух БТРах подъехали несколько десятков военных, разогнали женщин и раскидали завалы. Через несколько минут подъехали представители власти - заместитель главы администрации района, сотрудники РОВД и прокуратуры.

Зам. главы администрации Шалинского района по имени Хасанбек сообщил родственникам похищенных, что ему известно местонахождение их близких и что ничего плохого с ними не случилось. Он пообещал, что после проверки, через два-три дня, их отпустят, и, чтобы не осложнять ситуацию, предложил всем разойтись. Люди поверили обещаниям и разошлись по домам.

Однако на третий день, 1 апреля, никто из задержанных домой не вернулся. Через неделю после похищения, 2 апреля, жители Дуба-Юрта перекрыли трассу Грозный-Шатой возле с. Чири-Юрт. Они вновь требовали освобождения своих родственников и односельчан. Вновь последовали уверения представителей власти, что местонахождение их известно, и обещания, что по крайней мере некоторые из задержанных скоро вернутся.

Официальным путем их местонахождение установить не удавалось. Однако неофициально удалось получить внутреннюю справку прокуратуры о результатах проверки, произведенной на военной базе в поселке Ханкале - там находились все восемь задержанных (факсимиле этой справки было представлено журналистам 8 апреля на пресс-конференции в Москве сотрудниками Human Rights Watch).

Родственникам между тем все обещали, что, как только закончатся следственные мероприятия, все задержанные будут освобождены - в последний раз сказали, что отпустят 9 или 10 апреля.

* * *

9 апреля 2004 года, утром, на северной окраине села Сержень-Юрт тракторист, выехавший для обработки поля, обнаружил девять трупов. Местные жители позвонили в милицию и сообщили о том, что обнаружен фугас. Они опасались, что сообщение о трупах сотрудники правоохранительных органов могут проигнорировать - в начале марта 2004 года так было при обнаружении захоронения на окраине Шали.

Через некоторое время к месту обнаружения тел приехали милиционеры и сотрудники комендатуры. Собрались и местные жители. Кто-то попытался снять трупы видеокамерой, один из военных отобрал у него кассету.

Трупы привезли в Шалинский РОВД. По словам очевидцев, судмедэкспертиза произведена не была. Несмотря на то что в РОВД все знали о том, что двумя неделями ранее, в ночь на 27 марта, из села Дуба-Юрт похищены и затем пропали без вести восемь человек, никто из милиции не поехал в село к родственникам "исчезнувших", и не предложил произвести опознание. Дубаюртовцам о находке сообщила посторонняя женщина, и родственники похищенных сами выехали на место. Там они опознали восемь тел.

По словам родственников, погибшие были убиты выстрелами в головы - у каждого на затылке имелось входное отверстие. Кроме того, на всех трупах имелись многочисленные следы насилия. Так, у Шаипова, помимо многочисленных огнестрельных ранений, имелись множественные гематомы, пальцы на руках были багрового цвета, с почерневшими ногтями. У Бай-Али Эльмурзаева на месте правого глаза зияла глубокая рана. Предположительно, убиты они были незадолго до обнаружения тел - не было явных следов разложения, трупный запах не ощущался, из ран выступала кровь.

Девятого человека опознать в тот день не удалось, его тело осталось в РОВД.

Однако позднее личность его также была установлена - это оказался уроженец села Дуба-Юрт Хасан Сайд-Альвиевич Абдулмежидов, проживавший в Октябрьском районе г. Грозного. Сотрудники силовых структур увезли его из дома в ночь на 2 апреля.

9 апреля в селе Дуба-Юрт прошли похороны убитых местных жителей. Никого из представителей власти на похоронах не было.

Показания очевидцев задержания в селе Дуба-Юрт

Аянт Сатаева, мать Шарипа Эльмурзаева:

"Тут у нас белая "газель" была. Они вошли в каждую комнату. Они закрыли дверь в нашу комнату. Я хотела выйти, а они меня начали бить и обратно толкнули. Они не дали мне зайти в комнату. Ничего они не спрашивали, паспорта его не взяли. Босиком увели."

Луиза:

"Восьмерых они забрали, а троих выбросили по дороге. Двоюродного брата, которому за 50, младшего, которому 26, третий тоже наш родственник, ему лет 25. Шарип работает таксистом.

Сразу в субботу с утра мы поехали в Шали, чтоб подать заявления, но ни в прокуратуре, ни в милиции у нас заявления не приняли, сказали, что у них выходной день. Глава администрации тоже возмущался, но его тогда с нами не было. Вчера к нам приезжали из администрации Шалинского района, неофициально нам сказали, что они находятся в Ханкале. Сказали, чтобы мы не беспокоились. Когда вчера женщины баррикаду устроили, приехали военные на двух БТРах, женщин разогнали, толкали их так, что они падали. Потом подъехали представители органов власти Шали. Вроде они их остановили. Женщины с ними поговорили, только потом разошлись. Потому что им пообещали, что дня через два-три их отпустят".

Саламбек, брат Шарипа Эльмурзаева:

"Они детей испугали, жену ударили в живот ногой. Там след остался на рубашке. Из прокуратуры приехали, они эту рубашку взяли. А она в таком состоянии была, что даже не помнит, как это произошло".

Лиза Хаджимурадова, мать братьев Хаджимурадовых:

"У меня забрали двоих сыновей. Не как людей, а как отпетых врагов забрали!

Вчера я разговаривала с замглавы администрации Шали Хасанбеком. Он сказал:

- Даем вам стопроцентную гарантию, что ваши дети живы-здоровы. С ними ведется работа. Даем вам гарантию, что через два-три дня их отпустят.

Второй был с ним, Лосев. Он, кажется, зам.коменданта. Он тоже дал нам слово. Где они находятся, нам не сказали. С ним был то ли зам.начальника милиции, то ли начальник милиции Магомед. Но, как бы ни было, он все равно начальник. Он очень сопротивлялся тому, чтоб мы там стояли. Женщины с воскресенья там стояли. Меня там, правда, не было, я больная, после операции, я только вчера была. А вчера они приехали на двух БТРах, наши перегородки разбросали, стали расталкивать женщин, одну, которая особенно сопротивлялась, они били. Все они были в масках.

Потом я сказала одному:

- С вами можно поговорить?

- Можно, почему нельзя?

- У нас же детей воруют ваши ребята, вы за ними не смотрите, а сейчас почему в масках пришли среди бела дня?

Минут через пять после этого подъехала эта делегация, шалинская. Они сразу поставили БТРы один поближе, другой подальше.

Женщины пожаловались на военных, но вскоре поняли что они были заодно. Те им просто дорогу проложили.

Мой младший сын ни в первую войну, ни во вторую, шага не ступил. Он больной у меня с детства. А старший по возрасту уже не подходит. А их и раньше забирали вот так, как сейчас. Два дня арматурой били их в Атагах на птичнике. 27 тогда забрали парней отсюда. Разве виновный парень будет дома спать с детьми?

Двухгодовалый ребенок спал со старшим сыном. Когда его схватили, ребенок так испугался, еле-еле его мы отходили. Меня толкнули так, что я под кровать покатилась. Наверное, у него ни отца, ни матери нет.

На нашей улице были "таблетки". Ни на одной номера не было. У нас улица очень хорошо освещена, мы старались посмотреть номера, но не было их. Лосев говорит:

- Напиши в прокуратуру.

А что я напишу? Номер машины или фамилию? Но написали мы все-таки, но не верю я в эти заявления".

Мать Идриса Эльмурзаева:

"В два часа ночи они ворвались к нам. У нас ворота не были закрыты. Мы спали с мужем. Муж у меня без ноги, я тоже инвалид второй группы. Узнала, когда их уже вывели. Они матом ругались. Паспорта они даже не спрашивали.

Они и раньше забирали, у него сотрясение головного мозга было, перелом челюсти, голова вся была распухшая - это было когда 27 человек забирали, всех арматурой били.

По рации они обращались только: "02, 03". У них были "винторезы".

У одного я спросила по-чеченски:

- Откуда ты?

Он по-русски мне ответил:

- Обращайтесь в районный отдел.

Даже свет включить мне не дали. Сам включил. Сын семнадцатилетний спал на диване, он на него посмотрел, потом на пол сбросил. Потом сразу закричал:

- Выключи свет!

Лариса, жена Бай-Али:

"В два часа ночи зашли они. На нем ничего не было, кроме плавок. Они не дали одеться. Били прямо по почкам. Детей пугали, направляли на них автоматы. Мать били. У нее давление повысилось. У него почки болят, он лечился, у него была температура. Постоянно у него температура. Паспорт они не взяли, только фамилию спросили. Здесь была "таблетка" военного цвета".

Луиза, жена Исы Хаджимурадова:

"Одного они искали, он успел выскочить через заднее окно. Потом они хотели забрать его младшего брата. Вывели уже со двора, потом позвонили куда-то, закинули во двор и опять ушли. К другим пришли. Там тоже немолодой. Сказали:

- Открой дверь! - а он подумал, что кто-то шутит и ответил:

- Зачем пришли? - по-чеченски. Они его вывели, положили на бетон, избили, потом он паспорт показал, и его отпустили.

Потом они собрались не перекрестке, где БТРы оставили, и ушли через Чишки. А прошли они со стороны Атагов".

Зулпа, мать Осмаева:

"Ничего они нам не говорили, просто спросили, где он. Он спал в комнате. Сначала они младшего брата спросили имя, он сказал, потом они спросили, где твой второй брат. Документы они даже не спросили. Никогда его раньше не забирали, никаких претензий к нему не было. Нигде мои дети не участвовали".

Муса, дядя Шаипова:

"Было два часа ночи. Я смотрел телевизор. Он спал на полу. Они заскочили, я успел дверь открыть. Они сразу мне стволом в живот, раза три ударили меня, положили на пол вниз лицом. Спросили фамилию, имя, отчество, сказали:

- Нет, не тот.

Потом по рации сказали:

- Третий, я - шестой. Здесь мы уже все подобрали.

Они не дали ни обуться, ни одеться. Забрали его паспорт. Он работает в системе Минсельхоза, привозит со Ставрополья муку, зерно. У него с собой были деньги. Не меньше восьми тысяч. А может, тридцать-сорок. Он же всех горючим обеспечивает. Отца больного, инвалида по зрению, скинули с постели. Жена моя закричала, я дернулся, а один мне ногой на голову наступил, говорит:

- Я сейчас тебя пристрелю, как собаку.

Они ее под прицелом держат, а она все равно кричит. У меня забрали 900 рублей и два золотых кольца жены. Свет на столбе они выключили. Лампочку во дворе разбили. Они были на "таблетках" серого цвета. Они были без номеров. Три машины стояли на расстоянии примерно в 50 метрах одна от другой. В дали стояла "Нива".

Говорят, что у нее спереди одни номера были, сзади другие. Всего было восемь машин: пять "таблеток", одна "Газель", "Нива", УАЗик и два БТРа. Они проехали Чишки и Старые Атаги. Их там видели - возле мельницы они не остановились. Я вчера привез сотрудника ФСБ военной прокуратуры Шалинского РОВД и гражданской прокуратуры. Они все фотографировали, в каждый двор заходили. Взяли фотографии. Следователь объяснил это так, что когда они приходят на Ханкалу, им людей показывают, но называют другие фамилии. Если по фотографии, они их узнают. Его зовут Александр."

20 апреля 2004 г.

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

29 мая 2017, 01:57

29 мая 2017, 00:58

28 мая 2017, 23:59

  • Около двух тысяч человек приняли участие в митингах оппозиции в Азербайджане

    Оппозиционные организации Азербайджана провели в День Республики митинги у памятника одному из основателей Азербайджанской демократической республики Мамед Эмину Расулзаде в бакинском пригороде Новханы. На митингах прозвучала критика в адрес властей Азербайджана за нарушение прав человека, коррупцию, забвение целей и ценностей первой Азербайджанской республики, созданной 99 лет назад, передает корреспондент "Кавказского узла".

28 мая 2017, 23:40

28 мая 2017, 22:53

Архив новостей