14 апреля 2004, 17:50

Чечня: повсюду царит нереальное спокойствие, а беженцы возвращаются домой

На площади в центре чеченской столицы Грозного можно наблюдать сюрреалистическую картину. Группы молодежи гуляют по аккуратно заасфальтированным дорожкам, окруженным свежевысаженными газонами, а другие фотографируются перед узорчатыми фонтанами.

Можно подумать, что эта сцена - из другого, на время забытого мира, но стоит поднять взгляд, и вы замечаете разрушенные здания вокруг. Этот маленький парк - лишь один из немногих "показательных" объектов, восстановленных после многолетней разрушительной войны в этой мятежной республике.

В начале второго президентского срока Владимира Путина его продолжают преследовать последствия жесткого подхода к решению чеченской проблемы во время срока первого. Восстановление материальной инфраструктуры началось, но идет медленно. Восстановление доверия и личная безопасность людей кажутся еще менее достижимой целью.

На первый взгляд, дела как будто начинают налаживаться. В Чечне больше не идут полномасштабные боевые действия, как в 2000 году. Номинально большая часть республики находится под контролем российских властей. Многие люди, бежавшие от насилия, начали возвращаться, а количество пешеходов, машин и магазинов на улицах Грозного свидетельствует о бурной экономической деятельности в последние годы.

Большинство лагерей беженцев в соседней Ингушетии уже закрыты, чтобы побудить людей возвращаться домой - как утверждается, без всякого давления со стороны властей. Однако сочетание стимулов и угроз, несомненно, сыграло здесь свою роль, ведь от чиновников все активнее требовали "решить" проблему беженцев.

Однако насилие по-прежнему правит бал в самой Чечне и вокруг нее. Время от времени оно вспыхивает и в более отдаленных регионах: свидетельство тому - кровавый теракт в московском метро в начале этого года.

Сотни тысяч россиян - призывников, милиционеров, солдат внутренних войск и контрактников - получили психологические травмы, участвуя в боевых действиях, и возвращаются в свои дома в разных уголках страны, зачастую не получив необходимой медицинской помощи.

Но больше всего жертв насилие уносит в самой Чечне. Зависимые государственные телеканалы, которые вообще почти не упоминают о Чечне, обходят молчанием тот факт, что от подрыва на минах, в перестрелках и в результате иных форм насилия в республике ежемесячно погибают десятки людей - солдат федеральных войск, мятежников, гражданских жителей и чеченских чиновников.

По оценке Международного института стратегических исследований, только с августа 2002 по август 2003 г. в Чечне погибло более 4700 российских солдат - это приближается к официальной цифре потерь за весь период боевых действий, начиная с 1999 года.

Простые чеченцы постоянно живут в страхе перед облавами, арестами и казнями. Даже Ахмад Кадыров, грубоватый чеченский президент, назначенный г-ном Путиным на пост руководителя республики еще в 2000 г., считает, что с начала последней войны в Чечне "пропало без вести" 3000 человек. Долгое время использование методов "управления путем террора" приписывалось главным образам федеральным войскам; свою роль в этом играли и повстанческие формирования, и просто бандитские шайки. Сегодня правозащитные группы все чаще говорят об участии в подобных нападениях представителей сил безопасности самого г-на Кадырова.

Г-н Кадыров, пообещавший решить эту проблему, придает большое значение и восстановлению материальной инфраструктуры республики. Но в условиях продолжающейся партизанской войны и сохраняющегося недоверия в России и за рубежом число потенциальных спонсоров ничтожно. У Чечни есть и собственные ресурсы, в том числе государственные нефтяные предприятия.

Кроме того, республику финансируют федеральное правительство. Однако в ходе недавней проверки, проведенной государственной Счетной палатой, обнаружились масштабные злоупотребления - большая часть средств, поступивших из Москвы, использовалась нецелевым образом, а лишь немногие здания были полностью восстановлены.

Одна из проблем заключается в политике самого г-на Кадырова, который пытается внедрить высокоцентрализованную систему руководства в регионе, не имеющем подобных традиций: власть здесь всегда делили между собой различные кланы и старейшины. Сегодня отсутствие подобных механизмов приводит к серьезному росту напряженности.

Ранее существовали планы провести выборы в республиканский парламент после или даже до президентских выборов, состоявшихся в октябре прошлого года, в результате которых г-н Кадыров стал законно избранным главой Чечни. Сегодня местные чиновники говорят, что по причинам, связанным, например, с их высокой стоимостью, провести эти выборы удастся не ранее октября 2004 г.

Тем временем г-н Кадыров, да и Кремль, судя по всему, делают ставку на устранение лидеров боевиков из окружения Аслана Масхадова - бывшего президента, возглавившего мятежников: их уничтожают или убеждают перейти на другую сторону. Но это опасная стратегия.

По мере того как у г-на Масхадова остается все меньше легитимности и ресурсов, подрывается и то влияние и репутация, которые он еще сохранил. Но ему на смену может прийти новое поколение более отчаянных и экстремистски настроенных чеченцев, не знающих ничего, кроме насилия, и куда менее лояльных в отношении России.

В обстановке подобного хаоса, увеличиваются и возможности получения мятежниками финансовой и иной поддержки от международного терроризма, предоставляемой в чисто прагматических целях. Возможно, выбор г-на Путина при разработке эффективной стратегии в Чечне ограничен. Но сегодняшние действия могут самым серьезным образом обернуться против него.

Эндрю Джек

Опубликовано 13 апреля 2004.

Перевод - веб-сайт "ИноСМИ.ру"

источник: Газета "The Financial Times" (Великобритания)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 мая 2017, 04:53

27 мая 2017, 03:54

27 мая 2017, 02:56

27 мая 2017, 01:57

27 мая 2017, 00:58

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей