13 апреля 2004, 17:43

Грузия: Единственная роза среди шипов

"О, родина предков! Как я волнуюсь о твоей судьбе сейчас", - восклицала в комедии Еврипида Медея, принцесса древней Колхиды, которая теперь является частью Грузии. "Куда ни посмотри, везде проблемы". Современные грузины понимают древнюю принцессу как нельзя лучше, ведь за первые пятнадцать лет, что они получили независимость от Советского Союза, они видели только гражданскую войну, движение сепаратистов, ослабление экономики, мошеннические выборы и несостоятельное правительство.

Однако в последнее время Грузия, кажется, начала брать ситуацию под контроль. В ноябре грузины провели бескровный переворот, сместив президента Эдуарда Шеварднадзе за то, что тот способствовал проведению жульнических выборов в парламент. Когда Шеварднадзе собирался открыть первое заседание нового парламента, протестующие против этого депутаты мирным путем овладели зданием. Некоторые из них вручали присутствующим представителям правопорядка розы. Сначала Шеварднадзе попытался принять ответные меры и ввел в стране чрезвычайное положение, однако вскоре он понял, что не найдет поддержки в стане своих. Всего лишь несколько дней понадобилось ему, чтобы принять решение об отставке. Выборы нового президента, которые получили положительные отзывы от международных наблюдателей, заявивших, что они были достаточно свободными, состоялись 4 января 2004 года. Безоговорочную победу подавляющим числом голосов одержал Михаил Саакашвили, 36-летний юрист, выпускник Колумбийского университета, возглавлявший демонстрации против старого президента.

В течение своей короткой предвыборной кампании и срока пребывания в должности Михаил Саакашвили делал все правильно. Он пообещал бороться с коррупцией, провести реформирование государства - начиная от изменения конституции до внесения поправок в законы о налогообложении - а также наладить отношения с Россией, сохраняя при этом тесные контакты с США. Однако, прежде всего, его правительству необходимо найти способ завоевать доверие всех граждан его страны, включая непреклонных сторонников отделения от Грузии на севере и вздорного князька на Черноморском побережье. До того, как стать демократическим государством, Грузия должна стать просто государством.

Исчезающая власть

Мирное отстранение от власти президента Шеварднадзе явилось важным политическим сигналом для всех евроазиатских государств, но только лишь потому, что вряд ли такое было бы возможно где-либо еще в этом регионе. Грузия - это единственный представитель Содружества Независимых Государств, союза 12 республик бывшего СССР, о котором можно сказать, что он действительно стремится к демократии.

Некоторые из них - как, например, Россия, Украина и Молдова - продолжают использовать демократические лозунги, однако за последние несколько лет только и занимались тем, что обеспечивали установление собственного "нелиберализма" (illiberalism). Другие, такие как Азербайджан, Беларусь и Туркменистан, уже устали притворяться. С момента падения коммунистов в государствах региона на смену им пришли доморощенные "автократы" в различных интерпретациях. Выборы, в том случае если они вообще проводятся, неизменно контролируются заинтересованными лицами либо непосредственно у избирательных урн, либо более изощренными методами, например, посредством контроля СМИ и преследования оппозиции. В России "диктатура закона", насаждаемая президентом Путиным, очень напоминает просто диктатуру в ее открытой форме. В соответствии со старым пониманием слова, "демократия" - это такая общественная формация, при которой проиграть выборы не опасно. Однако в Евразии демократам все еще приходится быть очень внимательными в этом плане. "Бархатная революция" в Грузии - единственный пример успешного восстания народа против этих традиций, безыскусных правителей и коррупционеров, поддерживающих их.

Наблюдатели быстро определили источник успеха грузин, по крайней мере, каким он представляется другим странам Евразии и других частей света. Кажется, что миллиард долларов, потраченный США в качестве помощи становлению демократии в Грузии с 1991 года, - кстати, это самый большой инвестиционный проект США в страны бывшего СССР на душу населения - начинает приносить пользу. Сначала Вашингтон восхвалял Шеварднадзе в качестве маяка демократических реформ. Однако со временем стали возникать большие сомнения в его демократической ориентации. США и ряд неправительственных организаций, таких как Институт открытого общества, усилили поддержку растущей в стране оппозиции. И эта помощь оказалась тем катализатором, который способствовал началу перемен. Как говорят наблюдатели, совершенно очевидно, что поддерживаемое политическое движение, организация партийной деятельности и строительство гражданского общества в конечном итоге позволили сместить автократов с их позиций.

Однако не стоит забывать о том, что история о пробуждении Грузии имеет и скрытое предостерегающее значение. Применение стратегических идей на практике в этой и других странах порой вызывало бурное развитие демократии в условиях нерешенных основных проблем государства, таких как, например, нечеткие линии государственных границ или слабость правительства. В странах, в которых разрешить эти проблемы не удается, демократические идеи в лучшем случае способствуют установлению демократии, которая, как надеются многие, сама сможет о себе позаботиться. Однако как показывает история Грузии с 1991 года, если оставлять без ответа некоторые вопросы, - такие как: является ли страна единым государством или несколькими государствами? Кто в ней правит? Где пролегают законные границы этой страны? - то проведение реформ затормозится, а общественная жизнь нарушится.

И специалисты в этой области не закрывают глаза на решение проблем, поэтому международные программы помощи в настоящее время концентрируют внимание на обеспечении руководства достаточными возможностями управления, а также на разработке системы органов государственного управления и ведении борьбы с коррупцией. Словом, занимаются всем тем, что называется политика, первое правило которой состоит в том, чтобы определить, кому принадлежит власть. С начала 1990-х годов Грузия была разделена на районы центрального подчинения и несколько самодостаточных регионов, существование которых не могло не оказать разрушающее действие на политику государства. Новое правительство ставит перед собой задачу создать единое демократическое государство на всей грузинской территории, что всячески поддерживается его друзьями с Запада. В ближайшие месяцы станет ясно, можно ли добиться этого без того, чтобы сперва решить вопрос о контроле над своей территорией. До сих пор практика показывала, что это невозможно.

Все не так

Грузия является почти самой маленькой из республик Советского Союза. Она занимает территорию чуть большую, чем Западная Вирджиния, и имеет население около 5 миллионов человек. Однако она имела большое значение в истории Советского Союза и после его развала. В столице, Тбилиси, была проведена первая значимая операция большевиков - крупное ограбление банка в 1907 году, которое пополнило казну партии. (Один из организаторов этого акта, Иосиф Джугашвили, потом стал известен как Сталин). Благодаря хорошему климату, богатым фермам и легендарному гостеприимству, Грузия стала одной из самых богатых республик СССР. После падения коммунистов она выбрала строгую прозападную ориентацию и научилась использовать в качестве рычагов свое стратегически выгодное расположение на восточном побережье Черного моря, став в результате важным участником в обсуждении маршрутов экспортных нефтегазопроводов из Евразии в Европу. (Трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан, который в настоящее время строится, будет основным коридором для переправки углеводородного топлива с шельфа Каспийского моря в другие страны. Транзитные пошлины принесут Грузии, как ожидается, миллиардные прибыли в ближайшие десятилетия).

Развал Советского Союза сопровождался распадом Грузии на составные части. На северо-западе страны абхазы заявили о своем праве на самоопределение, в результате чего грузинская армия начала плохо подготовленную и проведенную кампанию по предотвращению отделения этого района. Осетины также провозгласили себя независимым государством на севере Грузии. А на юге азербайджанское и армянское меньшинства начали жаловаться на притеснения и поговаривать о том, чтобы отделиться. Политические противоречия, подогреваемые соперничеством кланов и криминальных банд, стали развиваться даже в среде самих этнических грузин. Вследствие этого в стране разразилась в полную силу гражданская война грузин против грузин, да еще в придачу и с новой силой вспыхнул сепаратистский конфликт.

Из-за этих раздоров государство Грузия по большому счету было фикцией. Около 20% территории государства не контролировалось центральной властью. Например, Абхазия и Южная Осетия существовали как совершенно самостоятельные государства, хотя их не признало ни одно государство мира. Присутствие российских солдат, составляющих миротворческий контингент, размещение которого на базах, оставшихся после развала СССР, одобрило само грузинское правительство, не позволило Тбилиси попытаться силой захватить эти территории. Кроме того, Аджария, провинция на Черноморском побережье, также поддерживает автономное существование от грузинского центра. . . и содержит российскую военную базу, чтобы подчеркнуть это.

Когда в 1992 году Шеварднадзе занял пост президента страны, он обещал восстановить территориальную целостность Грузии и установить тесные контакты с Западом. Его встречали как спасителя. Во время его правления вернулась некоторая политическая стабильность. Однако он оказался не способен установить контроль над всей территорией государства и осуществлять руководство им. И в настоящее время власть центра постепенно уменьшается, чем дальше отъезжаешь от Тбилиси. Даже в самой столице обычные среднестатистические граждане часто живут без электричества и водопровода. Несмотря на высокий уровень образованности населения, экономика страны едва дышит. Доход на душу населения в Грузии меньше, чем в Свазиленде. Больше половины населения живет за чертой бедности.

При Шеварднадзе слабость правительства усугублялась несовершенной политической системой, неспособной работать. Партии возникали и пропадали. Выборы фальсифицировались. Коррупция пошла в разгул: милиционеры брали штрафы за несовершенные нарушения правил дорожного движения, а правительственные чиновники использовали не по назначению международную помощь или надеялись продать промышленные предприятия государства своим друзьям. В общем, во время правления Шеварднадзе ничего не было таким явным как отсутствие власти.

Вот то тяжелое наследие, с которым пришлось столкнуться Саакашвили. Сепаратисты в Абхазии и Южной Осетии ничуть не лучше относятся к новому правительству, чем они относились к старому. Даже есть признаки того, что они хотят сотрудничать с новым энергичным реформатором еще меньше, чем они сотрудничали с Шеварднадзе. После падения Шеварднадзе, ренегаты сразу же бросились к России, своему старому защитнику, чтобы новый грузинский лидер не посмел делать агрессивных жестов. Местные лидеры уже привыкли жить самостоятельно, и поэтому усилия центра ввести их в одно стойло приведут к новым конфликтам, что, например, уже случилось в Аджарии, которой правит Аслан Абашидзе. Когда-то он был конкурентом Шеварднадзе на президентских выборах, но потом связал свою судьбу с бывшим президентом и часто подтасовывал результаты выборов для того, чтобы обеспечить гарантированную победу партии Шеварднадзе. Последний раз он проделал это в прошлом ноябре. Абашидзе уже показал, что будет создавать трудности новому президенту, чиня всяческие препятствия участию аджарцев в выборах и осложняя планы проведения следующих парламентских.

Кроме того, существуют пересекающиеся интересы бюрократов и бизнесменов, которые извлекали выгоду из щедрот Шеварднадзе. (Сделки на черном рынке составляют 60-70% всех экономических сделок государства). Коррупция крепко укоренилась в Грузии, и поэтому борьба с криминалитетом, опутавшим государственные структуры, может стать очень опасным делом. На Шеварднадзе было совершено несколько покушений, хотя он и не был серьезным реформатором. Убийство Зорана Джинджича, премьера-реформатора, попытавшегося очистить Сербию от останков правления Слободана Милошевича, несомненно, постоянно напоминает Саакашвили и его когорте о бренности всего сущего.

Революция в Грузии вносит некоторую неопределенность в политику региона, в котором все результаты политической жизни общества до омерзения легко предсказать. Однако не ясно, как новые лидеры страны смогут воспользоваться уходом Шеварднадзе. Им придется договариваться (или торговаться) с местными властелинами, причем делать это так, чтобы не вызвать в тех желания воспользоваться насильственными способами доказательства своей правоты. Им придется отменить традицию использования служебного положения в собственных целях. Им придется найти способы заставить электричество и воду поступать в дома жителей. Иначе грузины начнут спрашивать, означает ли уход Шеварднадзе начало чего-то лучшего?

Расстановка сил

Грузины говорят, что самая большая проблема их страны - это Россия. Российское правительство никогда не отрицало тот факт, что имеет собственные интересы на территории своего соседа, и поэтому сторонники отделения от Грузии приветствуют поддержку России. Они даже прибыли в Москву спустя всего лишь несколько дней после отставки Шеварднадзе. Россия твердо закрепила статус протекторатов за Абхазией и Южной Осетией, поддерживая с ними режим благоприятствования в отношении визового и паспортного режимов, и облегчив гражданам этих стран возможность приобретения Российского гражданства. (Эта особая дружба распространилась и на Аджарию). Россия также имеет в Грузии и военные базы, тем самым нарушая международные договоренности о том, что их надо закрыть.

Для того, чтобы сбалансировать российское влияние, центральной власти Грузии необходимо получить поддержку от иностранного государства, особенно, от США, которые уже десять лет являются самым сильным другом этой страны. Стабильная демократическая Грузия - это оплот политики США на Кавказе. А Кавказ, в свою очередь, является важной составляющей частью стратегического будущего Евразии и Большого Ближнего Востока. Администрация Клинтона предоставляла Грузии огромную помощь, что во многом помогло Шеварднадзе оставаться у власти так долго. После "бархатной революции" Министр обороны США Дональд Рамсфельд и другие чиновники правительства США посетили Тбилиси с визитом, тем самым дав понять, что Вашингтон поддерживает Саакашвили и его сторонников. Это воодушевило грузин, которые считают, что нужно выбрать "правильное направление" во внешней политике. Они надеются, что США и их союзники надавят на Россию, которая в свою очередь, надавит на Абхазию и Южную Осетию, посоветовав им перестать стремиться к независимости. Если извне поступит достаточно сильный толчок, то решение территориальных проблем Грузии будет не за горами.

Однако не все так просто. Абхазия и Южная Осетия, несомненно, зависят от России. Их торговля ориентирована почти полностью на север. А российская финансовая помощь, особенно в виде льготных поставок электричества, вообще является основополагающим моментом их существования. Кроме того, содержание российских баз также поддерживает экономику этих двух областей Грузии, да и за их пределами. Если закрыть их, не предложив замены в виде рабочих мест тем, кто живет за счет них, то произойдет катастрофа. Кроме того, жители этих регионов помнят жестокие конфликты начала 1990-х годов и в некотором роде искоса поглядывают на центральное руководство. За последнее десятилетие они создали свои правительства, силы безопасности и - что еще более важно - систему образования, которые мало чем связаны с остальной частью страны. Шеварднадзе не пытался объясниться с жителями этих удаленных регионов страны и восстановить их доверие к признанному правительству. Если Саакашвили сможет изменить эту порочную практику, то это станет одним из основных критериев, по которым его как руководителя будут оценивать правители Западных государств.

Творческий подход к вопросу о понимании того, какой должна стать действительно единая Грузия, является продуктивным, в отличие от высказывания обвинений в адрес России в оказании теневого влиянии. Есть несколько способов объединить разрозненные районы и их интересы, при условии, что кто-то решится осуществить их. Федерации, конфедерации, кондоминиумы и всевозможные другие формы ограничения суверенитета никогда серьезно не рассматривались в Грузии, несмотря на то, что мысли о создании таких сообществ уже обсуждались и странами Восточной Европы и бывшего Советского Союза. До сих пор в Грузии, видимо, не сложилось такой ситуации, при которой всем было бы плохо, по крайней мере, всем, у кого есть реальная политическая власть. Тогда бы они стали решать эту проблему всерьез.

Саакашвили может исправить тяжелое наследие Шеварднадзе. Но для этого потребуется огромное умение руководителя, включая выработку четкой и убедительной позиции, объясняющей, почему абхазы, осетины и другие народы Грузии должны остаться в едином грузинском государстве, под руководством Тбилиси. А если продолжать болтать о необходимости сохранить территориальную целостность и обвинять Россию в нечестности, то можно только добиться того, что сепаратисты отдалятся еще больше. Может прийти время, когда даже друзья Грузии станут задаваться вопросом, стоит ли помогать стране, которая не имеет четких границ и даже планов установить их.

Стратегически важное расположение Грузии и ее проамериканская внешняя политика помогли стране оказаться в поле зрения США. Соединенные Штаты продолжали оказывать помощь Грузии еще и потому, что опасались, что слабое правительство не сможет воспрепятствовать размещению лагерей подготовки террористов в грузинских горах. Деньги текли мощным потоком из Вашингтона в Тбилиси в течение десяти лет, а американские солдаты обучали грузин военному делу. Только лишь в самое последнее время США стали выдвигать требования об установлении демократии, соблюдении прав человека и верховной силы закона.

Честность, проявленная Вашингтоном в отношении грузинской политики, помогла сместить Шеварднадзе. А теперь США придется помогать новому лидеру Грузии думать творчески, отвечая на вопросы, касающиеся суверенитета, контроля над территорией государства и создания системы государственных органов. Центр должен признать тот факт, что Грузия - многонациональное государство, в котором исповедуется несколько религий. Также он должен принять во внимание, что в сепаратистских областях уже 10 лет как строится собственная система управления, и позволить местным правительствам оставаться у власти. Если все это удастся, Грузия станет хорошим примером того, как надо строить демократию, для государств Восточной Европы и Евразии в целом, на что уже давно надеются международные наблюдатели.

Чарльз Кинг.

Опубликовано 12 апреля 2004 года.

Перевод веб-сайт ИноСМИ.ru

источник: Веб-сайт "Foreign Affairs", США

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

29 июля 2017, 15:21

29 июля 2017, 14:32

29 июля 2017, 13:43

29 июля 2017, 12:50

29 июля 2017, 12:09

Архив новостей