07 апреля 2004, 19:33

6 апреля умерла известная правозащитница Лариса Богораз

"Ее уже успели назвать "легендой правозащитного движения" - для этого достаточно перечислить сделанное ею в шестидесятых", - говорится в некрологе Международного общества "Мемориал" на смерть Ларисы Иосифовны Богораз.

"В 1965 году арестовали ее мужа, писателя Юлия Даниэля. Тогда Лариса Богораз много сделала, чтобы поднять кампанию солидарности с ним и с его "подельником" Андреем Синявским - апеллировали тогда еще к советской власти.

Усилиями Ларисы Богораз, других родственников и друзей осужденных московская интеллигенция осознала, что совсем рядом, в Мордовии по-прежнему существуют политические лагеря. Подружившийся с Даниэлем в заключении Анатолий Марченко вышел "на волю" с идеей написать книгу о лагере - соавтором этой книги "Мои показания" вполне можно назвать Ларису Иосифовну.

Но вскоре в Мордовию отправились и Александр Гинзбург с Юрием Галансковым, составившие "Белую книгу" по делу Синявского и Даниэля. Суд превратился в фарс, и тогда Лариса Богораз с Павлом Литвиновым впервые адресовали свой протест не власти, а мировой общественности. Это обращение вызвало вал индивидуальных и коллективных писем протеста - то, что назвали "эпистолярной революцией" весны 1968-го, из чего потом родилась "Хроника текущих событий".

Весна длилась недолго. 26 августа, после повторного осуждения Марченко, после ввода советских войск в Чехословакию, Лариса Богораз вместе с друзьями вышла на демонстрацию на Красную Площадь. За это она была приговорена к ссылке в Сибири.

Все это было "впервые" - солидарность, книга, письма, демонстрация, и уже за это можно было бы назвать "легендой". Можно было бы продолжить, но...

Но Лариса Иосифовна была начисто лишена "блеска бронзового величия". Не было восторга, "восклицательного знака" - наоборот, удивление, "знак вопросительный". Пример - неожиданная, казалось бы, "смена жанра". В 1974-м, после высылки Солженицына, она подписывает "Московское обращение" с призывом к открытию архивов о ГУЛАГе, стоит у истоков издания самодеятельных исторических сборников "Память".

В ней не чувствовался пафос, в рассказах все было просто. Про ссылку: "шпалу сосновую легко было таскать, другое дело - из лиственницы..." Или с юмором - про то, как частными уроками зарабатывали на жизнь, когда государство работы не давало. Или с убийственным сарказмом...

И не было в ней ригоризма "канона диссидентского морального кодекса" - она сама, вечно задаваясь вопросами, была его живым воплощением.

Кажется, этот дух Лариса Богораз привнесла и в "Мемориал" в конце 1980-х.

Именно это неуловимое, ускользающее ощущение удивления и свободы мы постараемся сохранить".

"Сегодня никому не стыдно плакать: если был в двадцатом веке человек с душой Жанны д'Арк, то это была Лариса Богораз - рыцарская честность и большое сердце. Навсегда запомним светлое имя - Лариса Богораз", - говорится в соболезновании Эмиля Адельханова, директора Кавказского института за мир, демократию и развитие (Тбилиси).

источник: Собственная информация

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 мая 2017, 09:40

25 мая 2017, 09:15

25 мая 2017, 09:09

25 мая 2017, 08:45

25 мая 2017, 08:19

Архив новостей