20 февраля 2004, 10:16

Как делают оборотней в погонах? Заявление дагестанских адвокатов

ИА REGNUM уже не раз сообщало о расследовании в Дагестане уголовного дела, обвиняемыми по которому проходят начальник отдела по борьбе с похищениями людей УБОП МВД Дагестана, подполковник милиции Имамутдин Темирбулатов и старший оперативник того же отдела Айвар Ахмедов. Они были задержаны по подозрению в причастности к похищению Джамала Гамидова - сына покойного министра финансов Дагестана Гамида Гамидова. Одиннадцатилетний Гамидов, проведший в плену более трех лет, был освобожден в дагестанском городе Хасавюрт 11 декабря, причем операцию по его освобождению проводили сами Темирбулатов и Ахмедов. После их ареста суть предъявляемых им обвинений несколько раз менялась, однако офицеры по-прежнему остаются под стражей. Еженедельник "Северный Кавказ" в номере от 18 февраля публикует обращение адвокатов Темирбулатова и Ахмедова к полпреду президента РФ в Южном федеральном округе Виктору Казанцеву и заместителю Генерального прокурора РФ в Южном федеральном округе Сергею Фридинскому. Ниже мы приводим его фрагменты.

"К декабрю 2003 года, в результате кропотливой работы была подготовлена к проведению спецоперация по вызволению Гамидова Д. из плена. Однако в связи с несогласованностью действий, взаимным недоверием и отсутствием общей координации действий, похитители и лица, удерживавшие малолетнего Гамидова Д., скрылись с места, где должна была состояться его передача вышеназванным оперативным сотрудникам и задержание похитителей, выбросив мальчика из автомобиля, а подъехавшие чуть позже на то же место Темирбулатов И.С. и Ахмедов А.Д. были блокированы сотрудниками местной милиции, препровождены в Хасавюртовский ГОВД, где подверглись задержанию, избиению и в последующем - аресту.

В тот же вечер, а в дальнейшем в течение трех суток непрерывно, по всем информационным каналам и программам на федеральном радио, телевидении и в газетах сообщалось, что в Дагестане была разоблачена деятельность банды "оборотней в погонах", в число которых входили руководители отдела по борьбе с похищениями людей, в частности Темирбулатов и Ахмедов, после чего крутили видеоролик с плачущим в темном подвале малолетним Гамидовым Д., а за кадром поясняли, что Темирбулатов и Ахмедов задержаны в результате спецоперации дагестанской милиции в момент, когда похищали, перемещали, перевозили мальчика, выкидывали его из служебной милицейской автомашины и т.п. (тут все зависело от красноречия корреспондентов и все изощрялись, кто во что горазд). Дагестанские СМИ были более сдержаны в оценках, поскольку знали, что в "копилке" у офицеров - полторы сотни освобожденных заложников и государственные награды.

В течение двух суток, отведенных законом на предъявление обвинения, следствие в лице прокуратуры Республики Дагестан доказательств виновности Темирбулатова и Ахмедова суду представить не смогло, однако суд выдал постановление об аресте без предъявления обвинения в виду исключительности обстоятельств. При этом защите было недвусмысленно дано понять, что после такого информационного бума отказать в аресте - дело немыслимое. Однако по истечении десяти суток, когда офицерам должно было быть предъявлено обвинение в похищении Гамидова Д., следственные органы вместо этого предъявили Темирбулатову и Ахмедову обвинение в мошенничестве, а именно в том, что они обманули похитителей, получив от родственников Гамидова Д. 100 тысяч долларов США для передачи похитителям и освобождения похищенного ребенка. Из них 50 тысяч передали бандитам, освободили ребенка, а оставшиеся 50 тысяч оставили себе. При этом, фактически признав потерпевшими бандитов, обоих офицеров оставили под стражей.

В средствах массовой информации развернулись бесконечные дискуссии, строились предположения, обсуждались разные версии, но никто не удосужился разъяснить общественности тот факт, что версия об "оборотнях в погонах" рассыпалась в прах. Тем временем, убедившись в абсурдности и бездоказательности выдвинутого обвинения, но имея показания членов семьи Гамидовых, настаивающих на том, что они никогда и никому не выплачивали никаких денег и стояли на такой позиции в первую очередь по требованию того же Темирбулатова, следственные органы в срочном порядке вытащили из архива уголовное дело двухгодичной давности, по материалам которого Темирбулатов проходил в качестве свидетеля (речь шла о том, что в момент одного из освобождений кто-то из сотрудников отдела Темирбулатова ударил похитителя) и немедленно предъявили Темирбулатову обвинение в превышении должностных полномочий два года тому назад. На этом не остановились - затеяли проверку финансово-хозяйственной деятельности отдела, стараясь сделать из Темирбулатова теперь уже и вора.

Возникает вопрос - а какое отношение все это имеет к похищенному ребенку? Кто и зачем держал годами "под сукном" это уголовное дело, чтобы во время его вытащить на свет Божий и начать уголовное преследование? Какие цели вообще преследуют следственные органы в этом деле?

Ответы на эти и другие вопросы Темирбулатов и Ахмедов приводят ясные и недвусмысленные - оба офицера прямо указывают на то, что заказчиком травли и организатором провокации является их непосредственный руководитель - начальник УБОП МВД Дагестана Кулиев А. При этом Темирбулатов и Ахмедов ссылаются на совершенно конкретные факты, являющиеся причинами взаимной неприязни между перечисленными сотрудниками, приводят неопровержимые доказательства (о "войне" Кулиева и Темирбулатова уже неоднократно писали центральные СМИ, а Темирбулатов открыто публиковал в прессе статьи, в которых указывал на нарушения закона Кулиевым).

Что же касается юридической стороны вопроса, то как юристы с немалым стажем работы можем заявить, что следствие это крайне тенденциозно, абсолютно необъективно, достаточно часто незаконно, а потому - похоже на заказное. Мы просим одного - объективности и законности по делу. Мы просим перевести дело в правовое поле и удалить его из разряда склочных и заказных. Свидетели по делу должны не раздавать интервью, а давать показания следователям.

Должностные лица должны заниматься своими обязанностями, а не сведением личных счетов с помощью служебного положения. Должна быть предоставлена возможность работать в рамках правового поля как адвокатам, так и следствию, и тогда законно и объективно будут разрешены все вопросы и противоречия по делу, установлена истинная картина, дана юридическая оценка действиям всех участников уголовного дела. Это гарантировано Конституцией РФ, однако игнорируется на практике."

Опубликовано 19 февраля 2004 года.

источник: ИА "Regnum"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 марта 2017, 11:45

23 марта 2017, 10:51

23 марта 2017, 10:35

23 марта 2017, 10:28

23 марта 2017, 10:05

Архив новостей
Все SMS-новости