11 марта 2004, 16:12

Чечня: новые методы "зачисток"

Ситуация в области соблюдения прав человека на территории Чеченской Республики за последнее время не претерпела существенных изменений. Убийства и похищения людей до сих пор не прекратились. Сотрудник РОВД Заводского района чеченской столицы 32-летний Умар Мацигов охранял так называемый ПВР в микрорайоне. На рассвете 29 января вооруженные лица в масках и камуфляжной форме, приехавшие на многоместном автомобиле "УАЗ" без номеров, ворвались в здание ПВР и насильно увезли Мацигова в неизвестном направлении. Поиски Умара не принесли каких-либо результатов.

Подобные факты произвола, наряду с убийствами мирных граждан, фиксируются в республике практически ежедневно. И все это происходит на фоне непрекращающихся заявлении высокопоставленных чиновников России и Чечни о "коренных изменениях в республике" и "полной стабилизации обстановки". Международные и российские правозащитные организации не перестают бить тревогу по поводу массовых нарушений прав человека на территории Чечни. По их данным, подавляющее большинство преступлений против гражданского населения республики совершается российскими военными и сотрудниками различных силовых структур. 21 января Абдул-Хаким Султыгов был отправлен президентом России Владимиром Путиным в отставку. Хотя практически все правозащитники подчеркивают, что Султыгов вместо исполнения своих прямых обязанностей фактически занимался тем, что покрывал противоправные действия "силовиков" в Чечне, ликвидация самой этой структуры, как они считают, явно преждевременна.

"Ликвидация поста, который занимал Султыгов, абсолютно ничего не изменила. Его "деятельность" на этом посту не имела ничего общего с защитой прав человека, скорее наоборот. Так что устранением этой должности Путин просто зафиксировал реальность. Но, тем не менее, с другой стороны, там продолжается полное безобразие, и нужно отдельное и повышенное внимание к ситуации в Чечне, которого нет со стороны государственных структур", - сказал член правления правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов.

Сотрудники офиса ПЦ "Мемориал" в городе Назрань утверждают, что хотя, по их данным, в 2003 году убийств и похищений граждан Чечни было совершено несколько меньше, чем в 2002-м, говорить о каких-либо позитивных сдвигах было бы неправильно. При этом "зачистки" в том виде, в котором они проводились 2-3 года назад, сейчас проводятся крайне редко. Недавняя "масштабная зачистка" в селении Аллерой была скорее исключением из этих правил.

Сейчас в ходу "адресные зачистки". Это когда небольшая группа сотрудников силовых структур, обычно ночью, на нескольких автомашинах (иногда в сопровождении бронетехники) въезжает в тот или иной населенный пункт и проводит захват конкретного человека, после чего сразу же покидают это место.

В настоящее время такой разветвленной сети "фильтрационных лагерей", как это было в начале нынешней войны, в Чечне нет. Раньше на всю республику были известны такие "фильтры" как "Чернокозово", "ПАП-1", "фильтропункт" на Ханкале и фильтрационный лагерь в городе Моздок. В настоящее время нужда в них, возможно, отпала, так как массовой "фильтрации" населения как раньше не проводится.

Но до сих пор практически во всех воинских частях (в том числе и на Ханкале) существуют тюрьмы-ямы, называемые "зинданами". При этом считается, что выйти живым из "зинданов" на Ханкале практически невозможно, в то время как в других случаях такие шансы имеются. Опять-таки все зависит от того, насколько оперативно среагировали родственники похищенного и действий посредника, который договаривается с похитителями, будь то российские военные или "кадыровцы". В Чечне об этом все знают и говорят, но никто из пострадавших или просто жителей не желает, чтобы его имя упоминалось в сообщениях на эту тему.

Жители Чечни склонны связывать многие случаи похищений и убийств мирных жителей с действиями не только спецподразделений российских военных (которых здесь по латиноамериканскому образцу окрестили "эскадронами смерти"), но и акциями устрашения со стороны местных силовых структур. Такие подразделения имеются практически во всех крупных населенных пунктах. Масштабную "зачистку" в Аллерое провели именно они. Через 2 дня после этого группа боевиков в отместку расстреляла в Аллерое командира дислоцирующегося здесь отряда Султана Дадаева (командир взвода Службы безопасности Ахмата Кадырова) и 4-х его подчиненных. При этом существуют "частные" тюрьмы. Такие тюрьмы существуют, например, в селе Центорой, в селе Побединское, в поселке "Красная Турбина" Старопромысловского района, в городе Гудермес и так далее.

При этом похищают не только политических противников нынешнего режима, бывших боевиков и сочувствующих им лип, но и более-менее обеспеченных граждан с целью получения выкупа. В большинстве случаев задержанные после пыток и истязаний отпускаются за крупную сумму денег, но рассказывать об этом ни сами бывшие узники, ни их родственники и знакомые не хотят, так как боятся репрессий со стороны похитителей.

Представители властей и военные утверждают, что большинство убийств и похищений на территории республики совершается чеченскими боевиками с целью дискредитации российских военнослужащих и сотрудников силовых структур. По словам Ильи Шабалкина, "большинство преступлений против мирного населения Чечни, в том числе похищения и убийства, совершается членами бандформирований, переодетыми в военную форму. Это делается в первую очередь для того, чтобы вызвать у населения недоверие к представителям федеральных сил и местным органам власти, а заодно дискредитировать процесс политического урегулирования кризиса в Чечне. Зачастую они используют фальшивые документы сотрудников правоохранительных органов".

Но и чиновники кадыровской администрации, и правозащитники, и простые граждане Чечни говорят, что большинство преступлений против граждан совершаются российскими военными и сотрудниками различных силовых структур. "Практически все похищения, убийства, грабежи и мародерства обычно совершаются в ночное время людьми в масках, одетыми в военную форму. При этом в большинстве случаев бандиты приезжают на бронетранспортерах или нескольких автомашинах. А передвигаться ночью в Чечне, где на каждом шагу находятся блокпосты военных, могут только сами военные или работники соответствующих органов. Понятно, что бороться сами с собой они не будут", - убежден житель станицы Ассиновская Сунженского района Чечни, бывший сотрудник МВД СССР Алхазур Сулейманов.

Руководитель правозащитной организации Human Rights Watch Анна Нейстат отметила: "Наша организация ведет в Чечне постоянный мониторинг, и никаких изменений в ситуации (похищения и исчезновения людей) нет. Говорить о решении этих вопросов можно будет тогда, когда все случаи похищений и исчезновений людей будут расследоваться и доводиться до конца, а не как сейчас, когда прокуратура возбуждает уголовное дело по факту похищения человека, а через пару месяцев закрывает его. Никакой стабилизации в Чечне нет, а есть только некоторое затишье, которое, вероятно, связано с предстоящими выборами президента России".

Мурад Магомадов.

Опубликовано 10 февраля 2004 года.

источник: Газета "Чеченское общество"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

20 января 2017, 15:29

  • Эксперты высказали претензии к России и Горбачеву в годовщину «Черного января»

    Жители Азербайджана сегодня отмечают 27-ю годовщину событий "Черного января". В День скорби по погибшим в результате ввода советских войск в Баку 20 января 1990 года десятки тысяч человек пришли на Аллею шехидов (мучеников), чтобы отдать дань памяти жертвам. Эксперты и очевидцы трагических событий рассказали о ситуации тех дней и обвинили в кровопролитии советское руководство.

20 января 2017, 15:10

20 января 2017, 14:31

20 января 2017, 14:25

20 января 2017, 14:20

Архив новостей
Все SMS-новости