06 марта 2004, 16:57

Ядерный кошмар

Единственный в мире случай пропажи оружейного урана произошел в Абхазии, бывшей советской автономной республике, которая к настоящему моменту откололась от Грузии и не признана ни одним государством мира. Туда и отправился Том Парфитт.

Сергей Ардзинба хлопает по своему белому халату, который нужно обязательно носить в лаборатории, и указывает на полуразрушенное здание.

- Теперь там уже нет ничего опасного, - говорит он, - взломали двери и все унесли.

На ржавой двери покинутой лаборатории мелом написано устрашающее: "Опасно для жизни! Стой! Радиация! Рак! Не входить! Пожалеешь!". Работники института по исследованию приматов, директором которого работает Ардзинба, говорят, что предупреждения были написаны специально, чтобы отпугнуть не в меру любопытных детей. Теперь двери, "просто на всякий случай", заварены наглухо, потому что внутри находится смертельный источник излучения, который раньше использовали для того, чтобы вызывать лейкемию у приматов.

Два года назад в брошенное здание на задворках института, занимающего склон одной из гор в окрестностях Сухуми, столицы мятежной республики Абхазии, отколовшейся от Грузии после распада СССР, забрались воры. Украв свинцовый ящик, который рассчитывали расплавить на дробь для ружей, они не знали, что внутри того ящика было семь ампул с высокорадиоактивным цезием-137, одним из изотопов, распространившихся вокруг Чернобыльской АЭС после взрыва в 1986 году. На этот раз силам правопорядка повезло. Порошок цезия был найден несколько недель спустя в гараже, а преступников, жестоко страдавших от радиоактивного облучения, отвезли в больницу. Но эта кража была далеко не единичным случаем. Спецслужбы всего бывшего Советского Союза боятся, что радиоактивные и ядерные материалы могли попасть в руки террористов. Абхазия, крошечная страна, объявившая себя независимой от Грузии в 1999 году, но так до сих пор и не признанная ни одной страной мира, является обладательницей одного весьма сомнительного рекорда. Именно здесь произошел единственный в мире подтвержденный случай пропажи делящегося ядерного материала, пригодного для создания атомного оружия - более килограмма высокообогащенного урана.

По словам специалистов Международного агентства по атомной энергии, около 100 стран мира в настоящее время не могут обеспечить адекватный контроль над радиоактивными веществами. В Соединенных Штатах под стражей по обвинению в подготовке террористического акта с применением так называемой "грязной бомбы" содержится некий Хосе Падилья, подозреваемый в связях с террористической группировкой "Аль-Каида". "Грязная бомба" - это неядерное оружие, радиоактивный распылитель, используемый для распыления радиоактивных веществ на большой площади. Элиза Маннингем Баллер, генеральный директор МИ-5, считает, что теракт в каком-либо из крупных городов на Западе с применением "грязной бомбы" - всего лишь "вопрос времени". В прошлом месяце Кофер Блэк, один из высших чинов Госдепартамента США, ответственный за антитеррористические мероприятия, заявил, что у террористических организаций достаточно решимости и есть специалисты, способные применить химическое, биологическое, радиологическое, либо другое оружие массового поражения, и они это обязательно сделают, если к ним в руки попадут необходимые материалы.

Именно Грузия, с огромными запасами оружия, оставшимися здесь от советских времен, слабыми службами безопасности и натянутыми отношениями между центром и сепаратистски настроенными регионами, стала настоящим золотым дном для охотников за радиоактивными веществами. По меньшей мере, три раза в течение последних пяти лет там ловили курьеров, перевозивших как минимум по килограмму низкообогащенного урана. У одного из них - он пытался пересечь границу с Арменией - таблетка, в которую был спрессован этот металл, была спрятана в пачке с чаем. В прошлом году полиция в столице Грузии Тбилиси остановила около вокзала такси, до самой земли просевшее от перегрузки. В багажнике нашли проложенные свинцом ящики, а в них стронций и цезий - высокорадиоактивные вещества, а также бутылку с коричневой жидкостью, используемой при производстве иприта. Неизвестно, как должна была быть вывезена эта контрабанда. В двух случаях контрабандисты направлялись к Черному морю, в порт Батуми в Аджарии, еще одной мятежной провинции. В полиции считают, что курьеры рассчитывали погрузить товар на корабль и отправить его в Турцию.

- По нашему мнению, окончательной точкой доставки груза было одна из арабских стран или Иран, говорит Лери Месхи, глава грузинской службы радиационной и ядерной безопасности.

В то же время, по словам Месхи, остаются без присмотра еще много возможных источников радиоактивного заражения. Под эгидой МАГАТЭ проходят поиски брошенного советского радиоактивного оборудования, такого, например, как аппараты "Гамма-Колос", использовавшиеся для ускорения мутаций зерновых культур при помощи радиации. Не все такие аппараты находятся под контролем. Два грузинских лесоруба получили радиоактивные ожоги, найдя в лесу остатки радиотермального генератора. Такие генераторы используются в качестве источника питания для навигационных систем самолетов-истребителей. Еще 15 человекам была оказана медицинская помощь после того, как один крестьянин в Сванетии вынул из подобного устройства сердечник из стронция-90. Ему понравилось, что тот был горячий, и он держал его в бочке в саду для обогрева воды. Такие случайные находки и беспокоят МАГАТЭ больше всего. В МАГАТЭ считают, что контрабандисты уже развернули охоту за брошенными источниками радиации. Но последствия попадания компонентов "грязной бомбы" в руки террористов - ничто по сравнению с тем, что может случиться с ураном, пропавшим в Абхазии. Уровень его обогащения составлял 96 процентов, что близко к физическому пределу. Подтверждена пропажа в 1997 году 665 грамм урана-235. По сообщениям некоторых российских источников, масса материала составляла до 2 кг. Эксперты по нераспространению ядерного оружия допускают, что это вещество можно использовать для производства самого страшного оружия на свете - ядерного.

По описи, которую показали корреспонденту "Таймс", уран хранился в специальном хранилище в секции "Г" Физико-Технологического Института И.Н. Векуа, сверхсекретном научно-исследовательском центре в столице Абхазии, в котором одно время проводились работы по разработке ядерного оружия. После Второй Мировой войны в СССР сюда вывезли многих пленных немецких ученых, например Манфреда фон Арденна, и нобелевского лауреата Густава Херца, для работы над обогащением урана. Они оставались здесь до 1952 года. В 1993 году в Абхазии началась гражданская война, и местные сепаратисты выгнали грузинские войска из страны. Грузинские власти не вернулись сюда до сих пор. При звуках автоматных очередей сотни сотрудников убежали из "зоны", как называли эту часть научного городка. А в бункере оставались большие емкости с радиоактивными материалами. Когда через четыре года сюда прибыла делегация из российского Министерства по атомной энергии, хранилище было взломано, а уран исчез. До сих пор никто не знает, где он.

- Я предполагаю, что он либо у абхазских сепаратистов, либо продан террористам, - говорит Вальтер Кашиа, инженер, который в 1990-х годах заведовал отделом, где хранилась эта партия урана.

Сейчас Кашиа возглавляет в Тбилиси то, что осталось от института. Он говорит, что таблетки изотопа предназначались для космического термоэмиссионного устройства. Официальные лица в Сухуми отрицают, что у них есть какая бы то ни было информация о пропавшем уране, и говорят, что последняя партия высокообогащенного радиоактивного вещества была перевезена в Россию более 50 лет назад. Проблема еще более усиливается из-за трений между Грузией и Абхазией. Российские миротворческие силы и наблюдатели ООН патрулируют линию прекращения огня с 1993 года, и Абхазия не контролируется Тбилиси. Инспекционной работе мешают конфликты, грозящие вылиться в новую полномасштабную войну. Новый президент Грузии Михаил Саакашвили уже назвал этот регион "черной дырой" и контрабандистским центром, который необходимо разрушить. Абхазия, зажатая в тиски экономической блокады и кишащая преступными группировками, похожа на покинутое поле боя. Корреспондент "Таймс" прилетел в Сухуми на вертолете миссии ООН, но в осмотре хранилищ в институте Векуа ему было отказано. В интервью в Министерстве иностранных дел Абхазии директор института Анатолий Марколия заявил, что с 1952 года, когда демонтировали центрифуги, в институте не было высокообогащенного урана. По его словам, описи, которые показывали в Грузии, были "придуманы для того, чтобы очернить Абхазию", а 700 работников института работали по производству медицинских изотопов. Группа МАГАТЭ, побывавшая в Сухуми в 2001 году, не имела мандата на проведение полного расследования, и агентство стремится более детально установить, какое оборудование использовалось в институте. Эксперты-ядерщики больше всего обеспокоены пропавшим ураном.

- Насколько нам известно, это единственный в мире случай пропажи делящегося вещества, пригодного для производства оружия, - сказал Уильям Поттер, директор Исследовательского центра по вопросам нераспространения оружия массового поражения при Институте международных исследований в Монтеррее, штат Калифорния, США.

По словам У. Поттера, террористам нужно еще много раз получить столько же урана, сколько пропало в Абхазии, для того чтобы сделать атомную бомбу, но получить эти вещества в количестве, достаточном для создания "грубого, но эффективного" ядерного боеприпаса, вполне возможно.

- Я боюсь именно того, что после распада СССР многие работники ядерных учреждений резко осознали ценность того, с чем работали, и припрятали это "на черный день" - закопали на даче, положили в холодильник, засунули на балкон, - сказал У. Поттер.

Опубликовано 3 марта 2004 года

Перевод - веб-сайт "ИноСМИ.ру"

Автор: Том Парфитт; источник: Газета "The Times"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 января 2017, 00:26

24 января 2017, 23:52

24 января 2017, 23:27

24 января 2017, 23:20

24 января 2017, 23:07

Архив новостей
Все SMS-новости