05 марта 2004, 19:07

Погребальный костер чеченской литературы

Аслан Дукаев - директор расположенной в Праге Северокавказской службы радиостанции "Радио Свободная Европа/Радио Свобода". Эта служба ежедневно вещает на этот регион утром и вечером по 20 минут на аварском, чеченском и черкесском языках

- Расскажите, пожалуйста, как и что читают сейчас в Чечне.

- В Грозном люди читают уже не так много, как до войны, и теперь они больше всего любят легкую литературу. Очень популярны детективные рассказы, фантастика, эзотерическая литература и любовные романы. Однако, кроме этого, людям еще хочется понять корни и причины обрушившихся на них несчастий, и поэтому они покупают много книг по психологии человека и истории российско-чеченских отношений. Особенно популярны книги Абузара Айдамирова. Его трилогия "Длинные ночи", написанная на чеченском, - очень сильное повествование о Кавказских войнах, которые вела Россия в 19-м веке. Что любопытно, люди также читают и античеченских писателей, например Канту Ибрагимова, который, проживая в Москве и сам будучи этническим чеченцем, пишет книги на русском, в которых льет грязь на Чечню и ее народ. Антивоенные книги вообще туда не доходят, а владеть книгами о том, как Чечня добивалась независимости, вообще опасно для жизни. У нас есть информация, что федеральные войска расстреливали людей, у которых находили такие книги или видеоматериалы. Школьный учитель в северной части Чечни был арестован только потому, что ему по почте пришла книга, написанная Аллой Дудаевой, вдовой убитого чеченского президента. Того учителя три дня допрашивали офицеры российской Федеральной службы безопасности, а затем сожгли эту книгу у него на глазах.

- Каких иностранных авторов любят в Чечне?

- Многие знают классические произведения Шекспира, лорда (Джорджа Гордона) Байрона, Стендаля (Мари Анри Бейля), Эрнеста Хемингуэя, Виктора Гюго, Чарльза Диккенса, Джонатана Свифта и Марка Твена. Современных иностранных авторов найти гораздо труднее. Молодым чеченцам приходится прилагать невообразимые усилия для того, чтобы достать, например, японца Харуки Мураками или бразильца Паоло Коэльо.

- Издаются ли сейчас какие-нибудь книги в самой Чечне?

- Все типографии в Грозном были разрушены. В 2002 году в северной и юго-восточной частях Чечни было организовано две примитивных типографии, которые выпустили несколько книг и монографий. Писателям и исследователям приходится издавать свои книги в Москве, Санкт-Петербурге и других российских городах.

- Как повлияла война на взгляд самих чеченцев на собственную историю?

- Перед началом второй чеченской войны в 1999 году, когда Чечня была фактически независимым государством, ученые и писатели пытались через переосмысление истории Чечни дать народу новое национальное самоопределение. На этой волне были выпущены несколько резких книг о Кавказских войнах и сталинской депортации чеченцев в 1944 году. Возвращение войны на чеченскую землю углубило раскол во взглядах чеченской интеллигенции на роль России в истории Чечни. Образовательная система и СМИ контролируются в основном теми, кто сидит в Грозном и призывает к усилению роли России в жизни республики. Они постоянно утверждают, что Чечня добровольно присоединилась к России в 18-м веке - раньше эту концепцию продвигали русские историки-националисты, и коммунистические власти пропагандировали ее в начале 80-х годов. В оппозиции им стоит группировка, ратующая за независимость. В основном ее представители находятся за границей и выражают свою позицию через интернет на многоязычных, а иногда и чеченоязычных сайтах. Но при том, что в Чечне практически нет телефонных линий, большинство жителей республики все равно не может выйти в интернет, а в компьютерном классе университета студентов приветствует страница отказа в доступе к чеченским сайтам, разрабатываемым за границей.

- Находится ли под угрозой существование чеченского языка?

- В сегодняшней Чечне доминирует, естественно, русский язык. Наше языковое наследие уходит так быстро, что перед референдумом по конституции в прошлом году пророссийская администрация не могла найти никого, кто мог бы перевести бюллетени. А перевод проекта конституции оказался такого качества, что законы о президентских и парламентских выборах решили вообще не переводить на чеченский.

- Какие газеты доступны жителям Чечни?

- Самая популярная - "Новая газета". Она печатается в Москве, и любят ее за то, что она непредвзято освещает чеченские события. Сопротивление подпольно издает несколько газет, например, "Ичкерия" или "Мехк-Кел" (в переводе - "Совет нашей земли"). А грозненские газеты на русском такие, как "Вести Республики", "Столица" или "Голос Чеченской Республики", вряд ли читает кто-то, кроме чиновников, потому что это все органы пророссийской администрации.

- Доступно ли жителям телевидение и радио?

- В Чечне принимаются один местный и два московских телеканала, и все они отражают только точку зрения российского правительства. Что касается радио, есть только одна станция, работающая на средних и длинных волнах - на российской военной базе в городе Моздоке. На наши многоязычные коротковолновые передачи - я имею в виду "Радио Свободная Европа/Радио Свобода" - до сих пор смотрят как на "вражеское радио", но, по последним опросам, во всей Чечне более 10 процентов, а в южной части - около четверти населения слушают "Радио Свобода". Когда наш корреспондент брал в Чечне интервью у какой-то старушки, она, не зная, кто он такой, показывала ему, как настраиваться на "Радио Свобода". Она всегда всю семью усаживает вокруг радио и слушает именно эту станцию.


- А есть ли там библиотеки?

- Разрушение библиотек началось в 1944 году, когда чеченцев в массовом порядке депортировали в Казахстан, и советская тайная полиция тогда конфисковала столько чеченских книг, что, говорят, когда их жгли на центральной площади Грозного, костер горел три дня. В 1995 году наступающие российские войска разрушили самую большую библиотеку в Грозном - библиотеку имени Чехова - и четыре здания, принадлежавшие университету. Мою домашнюю библиотеку российские солдаты грабили дважды, и старшей сестре удалось спасти только несколько книг.

- Действует ли университет в настоящее время?

- Грозненский университет - самый большой ВУЗ Чечни. Раньше особенно хорошей репутацией пользовался его социологический факультет. Университет был снова открыт четыре года назад. Очень многие преподаватели, и чеченцы, и нечеченцы, уехали из города, однако осталась хотя и небольшая, но очень компетентная преподавательская команда, которая и поддерживает университет на плаву.

Получение высшего образования в Чечне - дело нелегкое. Во-первых, многих студентов задерживали и мучили, и сейчас многие из них рискуют жизнью, когда идут в университет через военные блок-посты. Во-вторых, в университете не хватает абсолютно всего, от географических карт до химического лабораторного оборудования. И, наконец, чеченская интеллектуальная прослойка практически оторвана от российского и мирового научного пространства.

- Можно ли говорить, что интеллектуальная деятельность практически замерла?

- Хотя политика, усугубленная насилием, задвинула интеллектуальную деятельность в глубокую тень, ученые, исследователи и писатели продолжают работать. Был подготовлен День памяти чеченского писателя Халида Ошаева. В декабре прошлого года в северной части республики была организована конференция по проблемам мира и гуманизма, на которой вспоминали о писателе Льве Толстом и чеченском шейхе того времени по имени Кунта-Хаджи. Когда Хаджи был еще пастухом, во время паломничества на ближний Восток ему было божественное откровение, и после возвращения домой в 1860-м году он начал проповедовать отказ от насилия уставшим от войны чеченцам.

Опубликовано 4 марта 2004 года

Редакционная статья

Перевод - веб-сайт "ИноСМИ.ру"

источник: Радио "Свобода"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Регионы:
Темы:
Лента новостей

24 мая 2017, 21:28

24 мая 2017, 21:25

24 мая 2017, 20:46

24 мая 2017, 20:29

24 мая 2017, 19:40

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей