04 марта 2004, 20:46

Интервью премьер-министра Абхазии Рауля Хаджимбы агентству "Апсныпресс"

Об итогах поездки в Москву, о внутриполитической и экономической ситуации в республике рассказывает премьер-министр Абхазии в интервью информационному агентству "Апсныпресс".

- Рауль Джумкович, Вы недавно вернулись из рабочей поездки в Москву. С кем вы встречались, о чем удалось договориться?

- В Москве состоялся ряд довольно значимых встреч. На встрече с руководством администрации российского президента речь шла о роли России в переговорном процессе. В настоящее время прослеживается тенденция отказа от уже наработанных механизмов урегулирования конфликта. Я имею в виду Координационный Совет. Из-за осложнения обстановки в Кодорском ущелье в 2001 году работа Координационного Совета была приостановлена. Теперь же, мы уверены, он должен возобновить работу. Вместе с тем Друзья Генерального секретаря ООН по Грузии настаивают на так называемом Женевском процессе, где роль России не столь значительна. Она сводится к такой же, как и у стран, входящих в эту группу (Великобритании, США, Франции, Германии), что не соответствует политическим реалиям и роли России в миротворческом процессе. У нас другой подход. Россия в Координационном Совете представлена в полной мере; она является посредником в переговорах. Основное бремя по осуществлению миротворческой операции лежит на России. Россия вместе со сторонами в конфликте подписывает документы.

- А в чем Вы видите опасность Женевского процесса?

- Женевские встречи сами их участники называют "мозговым штурмом". Возникает вопрос - для кого этот "мозговой штурм"? Какова его цель? Убедить нас принять так называемый документ Бодена ("О разграничении конституционных полномочий между Тбилиси и Сухуми"), положения которого неприемлемы для Абхазии? Мы признаем, что первая Женевская встреча (февраль 2003г.) послужила стимулом для Сочинской встречи президентов Грузии, России и премьер-министра Абхазии (март 2003г.). В Сочи обсуждалась возможность работы по трем направлениям: восстановлению железнодорожного сообщения, реабилитации ИнгурГЭС и возвращению беженцев в Гальский район. Мы согласились работать по этим направлениям. Вместе с тем мы считаем, что разрешение порожденных конфликтом вопросов наиболее эффективно может осуществляться в рамках механизма Координационного Совета.

- Если я Вас правильно поняла, Женевский процесс имеет право на существование, но он не должен подменять работу Координационного Совета?

- Да, в первую очередь должен заработать механизм Координационного Совета.

- Какие еще вопросы обсуждались в Москве?

- Мы обсудили вопросы, касающиеся взаимоотношений на уровне субъектов.

Москва могла бы участвовать в экономических проектах. Речь шла и о возможностях инвестирования в курортную сферу. У Москвы есть желание сотрудничать в этой области. Есть вопросы, связанные с дорогами, которые у нас в тяжелейшем состоянии. На наше предложение оказать помощь битумом и техникой, Москва ответила добром. Уже формируются железнодорожные составы с битумом, столь необходимым для производства асфальта. Будут приняты соответствующие меры и по доставке дорожной техники. В Москве также речь велась об автобусах для сельской местности.

- Это в правительстве Москвы?

- Об этом шла речь в мэрии при встрече с Юрием Лужковым. Мы благодарны мэру Москвы за понимание наших проблем и оказываемую помощь. Что касается сельского хозяйства, мы говорили о возможностях Абхазии. К примеру, наличие термальных вод позволяет нам круглый год выращивать овощи, зелень и поставлять их в российскую столицу. Москва готова инвестировать значительные средства в производство продукции. Сейчас все зависит от нас, насколько оперативно мы разработаем программы по привлечению московских инвестиций.

- Насколько мне известно, Вы обсуждали и вопросы, связанные с пенсиями?

- Да, но это уже не в мэрии Москвы. Речь шла о продолжении работы, связанной с оформлением пенсий гражданам России, проживающим в Абхазии. Сейчас уже многим из них стали выплачивать так называемую базовую пенсию в размере 670 руб. Но это лишь начало. Стоит вопрос оформления пенсий всем категориям пенсионеров, проживающих в Абхазии. Пока что, чтобы получать базовую российскую пенсию надо иметь минимальный пятилетний стаж работы до 1991г.

- Но у людей есть проблемы с оформлением документов, ввиду того, что во время войны были утеряны трудовые книжки, печати.

- Да, такая проблема существует. Сожжены архивы, утеряны документы. Порой их невозможно восстановить. Мы обсуждали и эти вопросы. В настоящее время мы ждем подтверждения того, что и эта категория пожилых людей сможет получать пенсию по возрасту. Для этого им надо будет подготовить справки о возрасте и месте жительства в Абхазии. Эти документы направят в консульскую службу Сочи, где их зарегистрируют и поставят соответствующая печать. После этого люди смогут оформить пенсию. Я полагаю, в перспективе люди смогут получать и трудовые пенсии, а также пенсии по инвалидности. Но для этого понадобится проделать определенную работу. Так, для оформления пенсий по инвалидности потребуется заключение специальной комиссии. До конца марта марту сего года будет оформлено около десяти тысяч пенсий. Порой можно услышать, что мы "клянчим пенсии у России". Это не так. Наши люди получают пенсии заслуженно. Они участвовали в Великой Отечественной войне, жили и работали в СССР. Почему бы им сегодня не получать пенсии?

- Рассматривались ли в Москве возможности осуществления образовательных проектов, программ повышения квалификации?

- Да, безусловно. В современном мире невозможно без хорошего образования. Сегодня недостаточно получить вузовский диплом. Необходимо постоянно повышать свой профессиональный уровень. Для нашей республики особенно актуальны проблемы повышения квалификации специалистов. Поэтому мы должны воспользоваться возможностью и направлять на учебу в Россию наших людей. Скорее всего, это будут поездки в те учебные заведения, которые занимаются повышением квалификации специалистов. На один - два месяца можно отправить поучиться людей, работающих в различных структурах.

- Как Вы оцениваете экономическое состояние в стране? Сегодня много говорят о политическом кризисе, а как обстоят дела в экономике?

- Мы не можем существовать и развиваться изолированно от внешнего мира. Нам необходимо создавать условия для развития собственного производства, а не рассчитывать исключительно на вывоз сырья, того же леса, в Турцию. Перерабатывая сырье на месте, мы обеспечим людей работой, а готовую продукцию сможем продавать в той же России. Абхазия значительно выиграет от продажи готовой продукции в соседнем Адлере и Сочи. Продавая лес, мы получаем лишь таможенную пошлину, которую проедаем за день-два, а потом ждем следующую партию леса. А ведь у нас есть возможности перерабатывать лес на месте, не опасаясь того, что в море его конфискуют в пользу Грузии. Вот мы изменили ситуацию с ловом рыбы, установив плату за недра. Независимо от того, есть лов или нет, мы получаем предварительную плату с фирм, занимающихся рыбным промыслом в наших территориальных водах. Они ведь загрязняют наши воды, даже если и не поймают рыбу. Кстати, если в прошлые годы мы получали 1-2 млн. рублей, то сейчас только за два месяца мы получили до 5 млн. рублей.

- Недавно грузинская сторона захватила российский сейнер, занимавшийся по договору с нами рыбным промыслом в территориальных водах Абхазии. Что Вы могли бы сказать по этому поводу?

- Как известно, в последнее время у нас в связи с пиратскими действиями грузинской стороны возникли определенные проблемы на море. Однако я уверен, мы изыщем возможности для того, чтобы обеспечить безопасность страны и защитить наши экономические интересы.

- Возвращаясь к вопросу об оценке экономической ситуации в целом, хотелось бы уточнить. Одни говорят, что бюджет на 2004 год завышен, другие, наоборот, считают его заниженным. Насколько бюджет, предложенный на утверждение парламента, реален и выполним? Учтены ли возможные резервы его пополнения?

- Прежде всего, я хотел бы коснуться бюджета 2003 года. Цифры, заложенные в него, оказались нереальными. В нем предусматривались доходы с продажи электроэнергии и угля. А продать практически ничего не удалось, так как не было конкретных договоров по электроэнергии, поставкам угля. Вместо 100 тысяч тонн угля было реализовано только 12 тысяч. Закладывая те или иные цифры, надо иметь гарантии их реальности, выполнимости.

- А есть возможность реализовать уголь и электроэнергию в этом году?

- В бюджет этого года такие цифры мы не закладывали. Если в республике появятся дополнительные средства, мы используем их для развития экономики. Вот в прошлом году поступления в курортной сфере превысили запланированные. Благодаря росту числа отдыхающих и тем мерам контроля, которые были предприняты правительством, денежные поступления значительно возросли.

- Можно сказать, что курортный сезон позволил выправить ситуацию с бюджетом?

- У нас есть возможности получить еще больше доходов от курортной сферы. Все зависит от организованной работы структур, отвечающих за курорты, самих курортных объектов и контролирующих органов. Я полагаю, что если политическая обстановка вокруг Абхазии не ухудшится, то отдыхающих у нас будет еще больше. Это позволит увеличить доходы. Я уверен, что дадут определенный экономический эффекты и такие меры, предпринятые правительством, как отмена таможенной пошлины на импорт строительных материалов, экспорт чая, снятие НДС на экспортируемую продукцию. Сегодня у нас конкурентоспособно лишь вино. К сожалению, кроме вина, мы практически никакой готовой продукции не вывозим.

- А что мешает делать все это? Какие есть еще неиспользованные резервы?

- Самая большая проблема - это научиться работать независимо от того, чиновник ты или рабочий у станка. Мы работаем спустя рукава. Основная масса людей, к сожалению, работает именно так.

- Но ведь говорят, как платят, так и работаем...

- Я могу сказать другое. Многие работают в коммерческих структурах, получают приличную зарплату и уклоняются от налогов.

- Почему?

- Об этом надо спросить у руководителей коммерческих структур. Если ты получаешь две - три тысячи рублей, то и должен платить налоги со всей суммы, а не с заниженной в несколько раз.

- Я бы не хотела думать, что эти люди просто злостные неплательщики. Может у нас есть проблемы с налоговой системой, которая тяжелым бременем ложится на налогоплательщика?

- Если мы действительно хотим изменить ситуацию к лучшему, то должны платить налоги. Тот же подоходный налог должны платить со всей получаемой суммы. Вместе с тем мы должны всячески поддержать малый и средний бизнес, без чего невозможно представить дальнейшее развитие экономики Абхазии. У нас порядка 16 наименований налогов. Следует подумать о реформировании налоговой системы. Надо переходить к упрощенной схеме взимания.

- А почему это не делается? В чем здесь проблема?

- Проблема, наверное, в отсутствии должного опыта. Мы предпринимаем попытки либерализации налоговой системы. У нас есть определенные предложения, и мы представили их президенту. Надо все хорошо просчитать, чтоб не допустить роковых ошибок.

- У нас много различных проверяющих структур. Понятно, что без них не обойтись. Но когда их становится много, когда увеличивается количество налогов, то и лазеек чтобы не платить становится больше. Ведь не секрет, что предприятия, фирмы платят различным контролирующим органам. Но далеко не все попадает в бюджет, а оседает в карманах проверяющих. Как быть с этим?

- К сожалению, такие факты имеют место. Мы пытаемся бороться с подобными явлениями. Деятельность контролирующих органов должна быть скоординирована. А то получается, что вслед за одним проверяющим идет другой, третий и т.д. Это парализует работу проверяемых объектов. Вполне реально проводить совместные проверки. Следует также ужесточить закон в отношении лиц, занимающихся поборами.

- Коррупция - это бич, практически на всем постсоветском пространстве. Как с ней быть?

- Борьбу с коррупцией нельзя откладывать на завтра, на потом. Ее следует вести "здесь и сейчас", используя все доступные легальные способы. Это и разъяснительная работа, это и применение закона в отношении коррумпированных чиновников, это и очищение рядов сотрудников контролирующих органов, будь то МВД, УБЭП, налоговая служба, прокуратура. Нам не хватает специалистов. Требуется продуманная политика подбора и расстановки кадров. Мы этому пока что не уделяем серьезного внимания. Людей надо назначать на те или иные должности по их деловым и человеческим качествам. У нас же, к сожалению, порой люди принимаются на работу лишь ради заполнения штатов.

- Вы коснулись проблемы штатов. Согласны ли Вы с тем, что в нашей небольшой республике чрезмерно раздут управленческий, чиновничье-бюрократический аппараты? Чиновников много, зарплата у них невысокая. Тут и появляется искушение получить взятку за любую справку, документ, консультацию.

- Я не стал бы отрицать таких фактов. Более того, могу и сам привести примеры, когда за оформление российских пенсий нашим жителям, некоторые чиновники взимают плату, хотя все это должно осуществляться бесплатно. Но надо сказать и то, что коррупция и взяточничество напрямую не связаны с численностью чиновников. Я согласен, нужны изменения. Да, действительно, штаты некоторых учреждений раздуты. Но у нас есть проблема занятости населения, проблемы с рабочими местами. Сокращая штаты, мы должны обеспечить людей другой работой. Мы не можем просто выбросить их на улицу. Надо создавать новые рабочие места, расширять производство, развивать сферу услуг. У нас переизбыток кадров одних специальностей, недостаток - других. К нам обращаются за лимитами исключительно в экономические, медицинские и юридические ВУЗы.

- Кстати, к вопросу о лимитах. Может, имеет смысл запрашивать их только по тем специальностям, по которым у нас не готовят кадры?

- Я не против того, чтобы люди учились в тех ВУЗах и на тех специальностях, на которых хотят, но пусть это будет за их счет. Целевым образом надо направлять учиться молодых людей на те специальности, где у нас явный дефицит. Нам нужны не только юристы, медики и экономисты, но и инженеры, энергетики, транспортники, специалисты курортной сферы. Мы рассчитываем на курорты, говорим о развитии этой области, а вот работать в ней не очень-то желаем.

- Не связано ли это с изменением ценностных ориентаций, представлений о том, что престижно, а что нет?

- Наверное, сказалась война. Во время войны всех нас объединяла одна общая цель - выстоять, победить. У нас была общая идеология. После войны не было уделено должного внимания проблеме молодежи. В последние год-два ситуация стала изменяться в лучшую сторону. Сами молодые люди проявляют больше заинтересованности в общественной жизни, активнее участвуют в политическом и экономическом процессах.

- Один из вопросов, который беспокоит население, - это преступность. Как Вы оцениваете криминогенную обстановку в республике? Мне неоднократно приходилось слышать возмущение в связи со случаями похищения людей. В качестве примера назову последний случай с похищением патологоанатома Сотникова.

- Вопрос не в том, кого конкретно похитили. Ужасен сам факт, никто не имеет права покушаться на чью-то жизнь. Сотрудники правоохранительных органов "успокаивают" нас тем, что в России подобное происходит чаще. В этом плане Россия не лучший пример. Россия огромная страна, в ней много преступлений. У нас небольшое население. Люди хорошо знают друг друга, кто чем занимается. Я не верю сотрудникам местных правоохранительных органов, когда они говорят, что им неизвестно, кто совершает то или иное преступление в селе, районе, городе. Люди или просто не хотят знать, или делают вид, что не знают, или преднамеренно прикрывают преступников.

- А в чем выход? Бытует мнение, что если бы сотрудники правоохранительных органов получали хорошую зарплату, они работали бы лучше.

- Я думаю, эффективность работы связана не только с размером заработной платы, хотя он имеет немаловажное значение. Действительно люди получают немного. Эта проблема существовала и в советский период. Но взяточничество нельзя оправдывать маленькой зарплатой. Среди сотрудников правоохранительных органов немало честных людей, болеющих за дело. Однако плохое заметнее, хорошее же не выпячивается... Со злом надо бороться и бороться жестко. Вместе с тем, как только мы начали предпринимать меры против недобросовестных сотрудников органов, люди, которые на словах радеют за порядок, справедливость и честность, стали выступать в роли просителей и защитников наказываемых.

- Пусть просят. А Вы не поддавайтесь, не реагируйте.

- Не реагировал, и не собираюсь реагировать на подобного рода просьбы, когда они обращены ко мне лично. Но есть другие люди, к которым обращаются, они на эти вопросы смотрят по-другому.

- Тогда что же, получается тупик? Ведь проблема безопасности наших граждан - одна из самых важных. Вы говорили об экономических, социальных, образовательных вопросах. Но если люди не будут чувствовать себя в безопасности, они не смогут нормально жить и работать. Достаточно одного случая похищения отдыхающего, чтобы значительно сократилось число людей, желающих приехать к нам на курорт.

- В первую очередь, чтобы такое не случалось, надо иметь хорошо подготовленные кадры правоохранительных органов. Для того чтоб подготовить их, следует подобрать подходящие кандидатуры для направления их на учебу. Нам катастрофически не хватает специалистов. Нельзя рассчитывать только на старые кадры. Молодых мы практически никуда не отправляем учиться. Что касается школы милиции, она пока не в полной мере отвечает поставленным задачам. Нужны высококвалифицированные специалисты, люди с непререкаемым авторитетом.

- А есть ли информация о том, сколько и какие именно специалисты нужны? Если начать готовить их сейчас, то хоть через 5-6 лет они смогут работать в правоохранительных органах.

- Мы начали этот процесс. Мы предпринимаем в этом направлении конкретные шаги. Лучше через пять лет иметь специалистов, чем не иметь никого.

- А вернутся назад в Абхазию "молодые люди", которые учатся за ее пределами?

- Вернутся, никуда не денутся. Но нельзя сидеть сложа руки и ждать, когда они приедут. Надо работать, готовить кадры здесь на месте.

- У меня к Вам вопрос, на который не очень любят отвечать государственные чиновники, - это обороноспособность. Что делается в этой области?

- Все эти десять лет мы практически "варились в своем собственном соку", решая проблемы армии. Сегодня у нас появились некоторые возможности. Мы стали привлекать знающих людей. У нас была горстка специалистов, которая не обеспечивала всех потребностей в военных кадрах. Сейчас в министерстве обороны появились люди, ушедшие в отставку из российской армии. Но они полны сил и готовы передать свой опыт и знания молодым военнослужащим. У министерства обороны сегодня есть вполне эффективная программа подготовки военных кадров. Предпринимаются шаги по реформированию Вооруженных Сил. Нам нужна небольшая, боеспособная армия. Постепенно надо переходить на контрактную службу. Восемнадцатилетние мальчишки, приходящие сегодня в армию, не в полной мере готовы физически и психологически к военной службе. Когда же заключается контракт с человеком уже прошедшим срочную службу, он совершенно по-другому относится к ней.

- Если я Вас правильно поняла, молодые люди проходят срочную службу, а потом с желающим заключается контракт.

- Да.

- Какова перспектива полного перехода на контрактную службу в Вооруженных силах?

- Постепенно надо переходить полностью на контрактную основу в Вооруженных Силах с высвобождением призывников и использованием их в пограничной службе. Надо создавать эффективные подразделения по охране государственной границы. В этом случае ситуация на границе изменится к лучшему.

- Вы не раз высказывались за идею создания Консультативного Совета, в который входили бы представители различных партий, движений и общественных организаций. Но вот совсем недавно Форум Народного Согласия заявил о нецелесообразности своего участия в подобном Совете при правительстве. Они опасаются, что этот Совет будет подконтрольным правительству.

- Я не вижу ничего плохого в наличии разнообразного спектра политических мнений. Надо извлекать рациональное зерно из всего того, что говорится партиями и движениями. Необходим диалог между нами. Я был сторонником создания Консультативного Совета, где обсуждались бы различные вопросы, волнующие людей. Но я не выступаю за то, чтобы подобный Совет существовал обязательно при правительстве. Неважно, где он будет заседать, в здании Кабинета Министров или в другом месте. Важен диалог, обмен мнениями по различным вопросам деятельности законодательной и исполнительной ветвей власти. Надо использовать возможности говорить и слышать друг друга. Нужны шаги навстречу друг другу. Главное, найти точки соприкосновения, вести открытый, честный диалог о наболевшем. Не следует опасаться того, что у нас не совпадут во всем точки зрения.

- Представители партий и движений хотят услышать, как Вы лично относитесь к вопросам, касающимся баланса между ветвями власти, избирательного законодательства, пресловутого ценза оседлости...

- Я положительно отношусь к идее утверждения премьер-министра парламентом. Дискутируется вопрос о наблюдателях на выборах. Если говорить о честной борьбе, наблюдатели на выборах нужны. Но они должны следить за ходом выборов, недопущением нарушений, а не пытаться проталкивать своих кандидатов.

- Кстати, в нашем законодательстве не прописан статус нейтральных наблюдателей. Закон позволяет присутствовать на выборах наблюдателям от кандидатов. Но ведь есть международные наблюдатели или организации, которые могли бы следить за самим ходом выборов, а не защищать интересы конкретных кандидатов.

- Я тоже как гражданин заинтересован в присутствии таких наблюдателей. Нужно предоставить реальную возможность наблюдателям не только от партий и движений, но и незаинтересованным, нейтральным людям следить за ходом выборов.

- Как Вы считаете, существует ли баланс между исполнительной и законодательной ветвями власти? Ряд политических партий и движений считают, что система власти в республике требует реформирования.

- Безусловно, нужны соответствующие рычаги, которые не позволят ни законодательной, ни исполнительной власти выходить за рамки конституционных полномочий. Вместе с тем жизнь диктует свои изменения. Политическая система - это живой организм, который нельзя полностью законсервировать.

- Рауль Джумкович, намерены ли Вы баллотироваться в президенты на предстоящих выборах?

- Пока об этом говорить преждевременно.

Опубликовано 1 марта 2004 года

источник: ИА "АПСНЫПРЕСС" (Абхазия)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 марта 2017, 00:03

24 марта 2017, 00:00

23 марта 2017, 23:43

23 марта 2017, 23:42

23 марта 2017, 23:20

Архив новостей
Все SMS-новости