28 февраля 2004, 19:10

Азербайджанские ветераны вспоминают военное фиаско

В феврале нынешнего года Азербайджан отмечает трагическую дату - десятую годовщину военной операции в западных горах Нагорного Карабаха. Это самый кровопролитный эпизод из всех противостояний, которыми отмечена недавняя история народов Кавказа. Однако печать молчания, наложенная на трагические события той суровой зимы 1994 года, когда в заснеженный горах Кельбаджара погибли тысячи молодых солдат, действует и сегодня. Даже спустя десять лет после операции в Кельбаджаре вся официальная информация о ней в Азербайджане засекречена. По неофициальным данным, эта операция унесла жизни около 4 тысяч азербайджанцев и 2 тысяч  армян, то есть на нее приходится почти одна треть всех жертв армяно-азербайджанского военного конфликта 1991-94 годов из-за Нагорного Карабаха.

30-летний Тейяр Мухтаров родом из Кельбаджарского района, который расположен между Нагорным Карабахом и Арменией. Десять лет назад ему довелось участвовать в той злополучной операции, воспоминания о которой не перестают преследовать его и сегодня. Большинство его товарищей погибли не от пуль и снарядов, а в результате обморожения на высоте около 3000 метров над уровнем моря. Мухтаров испытал на себе весь кошмар медленного отступления по снегам. "Мы полностью покинули Кельбаджарский район 6-7 марта, - вспоминает он. - До сих пор не могу забыть обмороженные тела моих товарищей, которых пришлось оставить на Муровдаге, даже не похоронив". Кельбаджар был занят армянскими вооруженными формированиями 3 апреля 1993 года. Этот год вошел в историю как один из самых неудачных и трагических в истории Азербайджана. Один за другим уходили из-под контроля районы, на всех фронтах были тяжелые потери.

Приход к власти в июне 1993 года опытного и авторитарного руководителя Гейдара Алиева хоть и способствовал некоторой стабилизации, но в целом ситуация в стране оставалась критической. И для того, чтобы стать "спасителем нации" во всех смыслах, ему необходимо было закрепить свой триумф и на военном фронте. С этой целью Алиев быстро, не обращая внимания на возражения, сформировал армию из молодых людей, многих из которых насильно уводили прямо с улиц азербайджанских городов и забрасывали в самый центр боевых действий. 15 декабря 1993 года азербайджанская армия перешла в широкомасштабное наступление по всему фронту. На северном участке фронта в начале января части азербайджанской армии, перейдя горный хребет Муровдаг через Омарский перевал, вошли на территорию Кельбаджарского района. Это был рискованный план, и не все военачальники поддерживали его.

Тейар Мухтаров оказался в числе новобранцев. "Мне тогда было 20 лет, и я учился на первом курсе Строительного института, - рассказывает он. - Как и многие мои сверстники, я тоже попал в "облаву" и был направлен на линию фронта. 31 декабря наш полк под командованием полковника Герая Асадова и 3-й Кельбаджарский полк под командованием Балая (фамилию не помнит) перешли в наступление. Мы на каждом шагу встречали ожесточенное сопротивление, но 10 января уже стояли у местечка Мейданчай у подножья горы Муровдаг в 40 км от районного центра". Однако армянской стороне ценой огромных усилий удалось провести перегруппировку войск и к концу января остановить продвижение азербайджанских войск. В этом им помогли и несогласованные действия подразделений азербайджанской армии, перебои в обеспечении, резкое ухудшение погоды.

Вспоминает участник боев, заместитель командира взвода воинской части 701 старший сержант Вагиф Аббасов, которому в ту пору едва исполнилось девятнадцать. "12 февраля пошел очень сильный снег. 13 февраля нам поступил приказ отойти на северные позиции на склоны Муровдага. 18-20 февраля противник смог окружить две наши бригады. Мы пытались к ним пробраться но нам помешали снежные обвалы. Многие солдаты погибли под обстрелом "Градов" и под снежными лавинами". "Каждый день кто-то погибал в нашей роте, - продолжает свой рассказ Мухтаров. - Я был серьезно ранен в ногу 27 февраля в бою близ сели Багирли. Уже в это время среди наших солдат ходили слухи о том, будто нас бросили на произвол судьбы, и больше не будут снабжать продуктами и боеприпасами".

Бывший руководитель информационно-аналитического центра Министерства обороны Азербайджана, ныне директор Института мира и демократии Лейла Юнус основным виновником трагедии считает тогдашнее руководство армии. "Начальник Генерального штаба Наджмеддин Садыгов вместо того, чтобы приостановить наступление из-за ухудшения погоды, наоборот, дал команду штурмовать горные позиции противника, - говорит она.  - Это было самое глупое решение, которое мог принять военный. Армяне, узнав об этом, просто стали расстреливать снежные шапки на горных вершинах и вызвали обвалы. Даже хорошо подготовленные альпинисты не штурмуют вершины гор при такой погоде. В результате мы потеряли свыше 4-х тысяч солдат, многие из которых до сих пор числятся пропавшими без вести".

Даже спустя столько лет тема кельбаджарской трагедии и роли, которую в ней сыграл бывший президент Алиев, остается запретной. Руководитель пресс-службы министерства обороны Азербайджана полковник Рамиз Меликов отказался выдать какую-либо информацию об операции. Он подтвердил, что это было большой неудачей азербайджанской армии, но отказался назвать количество погибших, сославшись на военную тайну. Некоторый свет на ход принятия решения о начале операции пролил независимый политолог Эльдар Намазов, в то время возглавлявший Секретариат президентской администрации. В интервью IWPR он сказал: "Операция была подготовлена тщательно, и ее начало было очень успешным для нас. Но в дальнейшем были допущены некоторые серьезные ошибки, особенно в вопросе обеспечения передовых частей, и в результате мы потеряли большое количество солдат. Следует учесть, что в то время армией фактически руководил премьер министр Сурет Гусейнов и среди политического руководства страной были серьезные разногласия. Многие приказы отдавались без согласования с Верховным главнокомандующим. И результат оказался таким трагическим".

Азад Исазаде, возглавлявший в 1994 году информационно-аналитический центр министерства обороны Азербайджана,придерживается несколько другой точки зрения. "Такая крупномасштабная операция могла проводиться лишь по приказу Верховного главнокомандующего Алиева. Я сравниваю зимнюю компанию 1993-1994 года с советской практикой сбора хлопка. На выполнение "плана" были брошены любые силы, зачастую совершенно неподготовленные молодые ребята, насильно вытащенные прямо из маршрутных автобусов и с улиц Баку. Они зачастую просто не умели обращаться с оружием".

Вспоминает другой участник боев рядовой Заур Мамедов: "Бездарность командиров, их склоки и сплетни оказывали тяжелое впечатление на рядовых солдат, подрывали наш боевой дух. Обеспечение личного состава оружием и боеприпасами тоже было на очень низком уровне, о ремонте техники не было и речи. К нам забрасывали много ни к чему не годных молодых ребят, которых полиция ловила в вагонах метро и отправляла на верную гибель в Карабах. Помню, как один новобранец пытался зарядить автомат калибра 7,62 патронами калибра 5,45. В первом же бою он был убит пулей  снайпера из-за своей же неосторожности". Виновниками несчастья Азад Исазаде считает также российскую сторону. "В феврале 1994 года огромную помощь армянской армии оказывали российские военнослужащие. Каждый день со стороны Армении совершались 10-15 боевых вылета авиации. В то время к нам попали в плен несколько офицеров армянской национальности, но служившие в российской седьмой армии. Они перевозили в Кельбаджар российскую военную технику".

Вероятно, одним из факторов, обусловивших решение сторон подписать соглашение о прекращении огня (май 1994 года), стали именно огромные потери, понесенные ими во время столкновения в горах Кельбаджара. Однако почему-то об этом эпизоде армяно-азербайджанского конфликта в Азербайджане вспоминают меньше, чем о других не столь кровопролитных операциях. Сами участники тех событий никогда не встречаются, чтобы вместе вспомнить испытания, через которые они прошли тогда плечо к плечу. "Такие встречи - право только победителей", - говорит Мухтаров.

Опубликовано 23 февраля 2004 года

Автор: Идрак Аббасов, корреспондент газеты "Импульс" Джасур Мамедов, корреспондент газеты "Йени Истиглал"; источник: Кавказская информационная служба Института по освещению войны и мира (IWPR, Лондон)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

25 июля 2017, 14:20

25 июля 2017, 13:32

25 июля 2017, 13:25

25 июля 2017, 13:12

25 июля 2017, 13:08

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей