19 января 2004, 10:45

Катастрофа в Чечне: Поиски выхода из трясины

10 декабря, в Международный День прав человека, в Вашингтоне состоялась представительная конференция "Catastrophe in Chechnya: Escaping the Quagmire (Катастрофа в Чечне: Поиски выхода из трясины).

Ее организаторами выступили American Enterprise Institute, American Committee for Peace in Chechnya, Amnesty International, Freedom House, Jamestown Foundation и Радио "Свобода".

"Самый содержательный форум за 9 лет российско-чеченского конфликта".

Так оценивают конференцию многие ее участники. В том числе - министр ЧРИ Ильяс Ахмадов. "Хотя и не наметили ничего конкретного, но впервые за 9 лет так откровенно говорили о нашей общей боли" - тоже его слова.

Конференция обсудила "факты и мифы о чеченском терроризме", причины и факторы столь страшного кровопролития, приведшего к катастрофическому положению чеченцев и трагедии России. Обсуждали также возможность достижения мира.

Конференция оставила противоречивое впечатление. С одной стороны, состоялся обмен мнениями и фактами между политическими и общественными деятелями США, большинство которых здесь называют "право-консервативными". Они представляют силы, игравшие существенную роль в политическом истэблишменте в годы "холодной войны", формировавшие стратегию политико-экономического поражения системы мирового коммунизма. Кому, как не им, лучше знать, что собой представляют советские спецслужбы и прочие органы "империи Зла", которые, как думалось, канули в Лету вместе с породившим их СССР, да вот выясняется, что это далеко не так. С другой стороны, эти деятели теперь уже не на главных направлениях американской политики, и влияние их ограничено, во всяком случае, на российском направлении внешней политики США.

Под аналитическим подходом этих "зубров" рушатся наспех слепленные мифы о "чеченском терроризме как части международного" и как главной причине российского вторжения в Чечню - и проступает неумолимая логика неопровержимых фактов, обнажающих истинную подоплеку бесконечной бойни. Так, Дэвид Сэттер, корреспондент The New York Times в России с 1990 по 2002, автор довольно известной в политологических кругах книги: Darkness at Down: The Rise of the Russian Criminal State, выступая на конференции, тщательно проанализировал несостоявшийся теракт в Рязани 1999 г. и другие события, свидетелем которых он был, - и пришел к выводу о том, что чудовищные преступления в российских городах в 1999, унесшие жизни более 300 человек, были организованы отнюдь не "чеченскими террористами", а определенными кругами, с участием ФСБ, в политических целях. Сэттер предложил создать международную независимую комиссию для расследования этих терактов, а также - захвата заложников в театре "Дубровка". "Такое расследование способствовало бы оздоровлению российского общества", - подчеркнул докладчик.

Остальные участники обсуждали различные аспекты чеченской войны и гуманитарной катастрофы чеченского народа. "Чеченские беженцы лишены даже того внимания международных гуманитарных организаций, которое оказывается беженцам и гражданскому населению Афганистана, Ирака и других кризисных регионов, хотя их положение не лучше", - сказал во вступительной речи Верховный комиссар ООН по беженцам Рууд Лубберс (бывший премьер-министр Голландии). Недостаток такого внимания, с одной стороны, оставляет беженцев без достаточной для их выживания помощи, а с другой стороны, позволяет российским и ингушским чиновникам почти беспрепятственно изгонять их туда, откуда они бежали, - на верную погибель в Чечню. Это - прямое нарушение прав беженцев и перемещенных лиц, подчеркнул Лубберс.

Большинство докладчиков продемонстрировали основной вывод: экстраординарная жестокость российских сил против населения Чечни и отсутствие политической воли российского руководства к поиску путей урегулирования конфликта с хотя бы минимальным учетом интересов обеих воюющих сторон, толкают чеченцев в пропасть безысходности. Некоторая часть чеченцев, особенно молодые, находят выход из этого состояния в принятии террористической тактики. Но это - не действие сил международного терроризма, это - экстремизм отчаяния.

Корреспондент Радио "Свобода" Андрей Бабицкий, побывавший в Чечне нынешним летом, сказал в этой связи, что, хотя элементы радикализма, в том числе под знаменем ислама, присутствуют в чеченском сопротивлении ("особенно - среди молодых парней в горах"), они не являются его сутью. "Сопротивление замкнуто на самом себе, ушло в глубокое подполье, информация о нем - под запретом. Не получая никакого легального выхода, сопротивление жесточайшему террору российских сил может перейти в массовое стихийное мщение, это и приведет к реальному чеченскому террору", - подчеркивает Бабицкий. В то же время, "при условии легализации умеренных сил, составляющих большинство сопротивления, все негативные процессы могут быть повернуты вспять без особых затруднений".

Бабицкий с тревогой говорил также об отчаянном положении не воюющих чеченцев. "Число чеченских беженцев в Праге, где я живу, в этом году увеличилось с 200 до 3000. Поток беженцев резко возрос после так называемых "выборов". Массовый исход, подчеркнул журналист, - явление абсолютно новое для чеченцев, ведь они буквально прирастают к родной земле. "Значит, население Чечни потеряло последнюю надежду на то, что в обозримом будущем ситуация хотя бы немного улучшится", и теперь каждый пытается вырваться. Между тем, "ключи к разрешению конфликта находятся в руках лишь одного человека: нынешнего президента России, - а он не проявляет ни малейших попыток реального разрешения, несмотря на то, что вся Россия мечена чеченской трагедией".

Рассматривался также феномен, названный российской пропагандой "черные вдовы". Чеченские женщины и девушки, потерявшие близких, нередко - после варварских похищений во время зачисток и после пыток в фильтрационных лагерях; сами подвергнувшиеся пыткам и изнасилованию (что в чеченском обществе считается самым страшным позором), оказываются перед выбором: либо погибнуть, отомстив, либо медленно и унизительно умирать. "Если они и зомбированы, то не мифическими "исламскими ловцами душ", а жестокой и безысходной реальностью бесконечной войны, отнявшей у них перспективу дальнейшей жизни", - подчеркнул, в частности, Эндрю Мейер, журналист, недавно предпринявший путешествие через всю Россию и описавший его в своей книге Black Earth: A Journey Throughout Russia After the Fall.

Конечно, "гвоздем" конференции было выступление Збигнева Бжезинского. Изображаемый некогда советской пропагандой "монстр, одержимый идеей уничтожения России", советник по национальной безопасности США во время президентства Дж. Картера (вторая половина 70-х), автор "Доктрины прав человека повсюду в мире" как основной цели американской внешней политики, ныне - директор Института стратегических и международных исследований, д-р Бжезинский произнес речь, под каждым словом которой хотелось подписаться. "Я лично участвую в поисках пути к прекращению войны в Чечне, потому что уроки ХХ столетия - наиболее смертоносного в мировой истории - побуждают меня принять свою долю моральной ответственности за происходящее в мире. В ХХ веке чеченцы - третий народ по степени истребления, после евреев и цыган". Один из столпов американской политики, Бжезинский остро критиковал нынешнюю администрацию. "Мы приглашали представителей американского высшего истэблишмента на эту конференцию, но они не пришли. Что случилось с США?! Если администрация Клинтона не вмешивалась в чеченскую трагедию по причине недостаточного владения информацией о ней, то нынешняя избрала намеренное безразличие, руководствуясь сиюминутной тактической целесообразностью, особенно - после рокового 11 сентября. Быть может, мы забыли, что молчание в некоторых случаях равнозначно соучастию в преступлении?" Бжезинский с болью говорил о том, что иммиграционные чиновники по явно политическим мотивам задержали до 2005 г. решение вопроса о предоставлении политического убежища министру иностранных дел ЧРИ Ильясу Ахмадову, сославшись на полученный от Интерпола ордер на экстрадицию его в Россию - и это после прогремевшего на весь мир скандального "дела Закаева"! Бжезинский призвал развернуть широкую общественную кампанию в защиту Ахмадова.

"Проблема Чечни обнаруживает некоторые аналогии с алжирским вопросом, - сказал далее Бжезинский. - Но какой была бы сейчас Франция, если бы де Голль не ушел из этой французской колонии, и до сих пор Франция удерживала бы ее силой?" Де-Голль - великий правитель; Путин - самовластный автократ. Нынешний политический режим в России все более приближается к советской "империи Зла". Не Путин и не его окружение, а многие честные и отважные россияне представляют будущее страны, и я хочу воздать им должное".

Европейские и американские лидеры должны предусмотреть в долговременной стратегии своей политики, во-первых, "международную ответственность за сохранение чеченской нации", а, во-вторых, принцип "непризнания России в качестве полноценной части Запада до тех пор, пока она ведет геноцидную и колониальную войну и сохраняет советское наследие", - резюмировал Бжезинский.

Заседание конференции, посвященное обсуждению возможных путей к достижению мира, оказалось самым слабым. Не обсуждалось ни одного конкретного плана, даже выступление Ильяса Ахмадова свелось к критике существующего положения и заигрывания западных лидеров с путинским режимом. Правда, интересное, хотя и весьма спорное, мнение высказал директор Института стратегических исследований в Москве Андрей Пионтковский. Путин стал президентом на волне чеченской войны, поэтому в течение всего первого срока правления он политически не был способен пойти на компромиссы с чеченским сопротивлением. Сейчас ресурс войны представляется почти исчерпанным, и на новую избирательную кампанию Путин пойдет, скорее всего, под другими лозунгами (наиболее вероятно, борьбы с "олигархами, разграбившими страну") - следовательно, он будет более свободен в достижении каких-то договоренностей с чеченцами. "Российское общество устало от войны; ее последствия все более опасны для России. Если Путин решится предпринять какие-то шаги в достижении компромисса в чеченском вопросе, народ его поддержит".

На мой взгляд, подход А. Пионтковского имел бы значительные шансы на успех, если бы конфликт был чисто этнополитическим. Если бы это было так, то, кажется, его вполне можно было бы не довести до кровопролития, решив еще в 1993 путем прямых переговоров между Ельциным и Дудаевым. Увы! Здесь к политическому конфликту примешивается то, что Анна Политковская называет "грязной войной". Статус "фактически независимой ЧРИ" вывел ее из-под сферы действия любых законов, как российских, так и международных, и это позволило различным мафиозным структурам превратить территорию республики в "черную зону" - безнаказанно и беспрепятственно совершать любые экономические, военные и уголовные преступления, сваливая их на специально придуманных для этой цели "чеченских террористов". Следы колоссальных преступлений, а также экономические выгоды "черного рынка" удерживают главных виновников войны от ее окончания. Война превращена в самовоспроизводящуюся замкнутую систему, с которой ничего не может поделать и мировое сообщество. Или - не хочет.

Поэтому остальные участники дискуссии лишь повторили свои прежние позиции. Лорд Джадд еще раз призвал "серьезно поговорить с Путиным о том, что если Россия - союзник в борьбе с международным терроризмом, то она должна прекратить политику воспроизведения террора". Леон Арон, исследователь из American Enterprise Institute, подчеркнул, что мир в Чечне не может быть достигнут, пока не будут признаны "все несправедливости в отношении чеченского народа, допущенные в прошлом и настоящем. Нужно большее международное посредничество. Путин - на волне популярности, и, если он решит двигаться к миру, народ пойдет за ним". Однако Арон, на мой взгляд, недостаточно понимает истоки и факторы войны. "С 1997 в Чечне не было ни одного российского солдата. И республика превратилась в очаг анархии и преступности, работорговли и терроризма". Он не проанализировал, почему так произошло, кто в этом виноват, - значит, война, развязанная в 1999, была необходима?! Арон также привел статистические данные: "78% чеченцев высказались на недавнем референдуме за то, чтобы Чечня оставалась в составе РФ, но 60% при этом - за большую автономию"; но опять-таки, исследователь не пояснил, в каких обстоятельствах проведен этот "референдум". И все же в целом его идея - больше поддержки умеренным чеченским силам со стороны международного сообщества, а также необходимость реально значимых моральных и материальных компенсаций чеченскому народу за чрезвычайно жестокие преследования - представляется правильной.

Бледно и неубедительно выглядел на фоне этих маститых ученых и политиков политический советник посольства РФ А. Лукашевич. Ничего, кроме набивших оскомину стереотипов о "Чечне как центре преступности и терроризма", а также о полным ходом идущей "нормализации", не было сказано. "Мы приглашали международные организации, в том числе из США, приехать наблюдателями на президентские выборы в Чечню. Никто не приехал, кроме двух арабских организаций", - заявил Лукашевич, "забыв", что это были за выборы и какая уважающая себя международная организация отнеслась бы к ним всерьез.

На это заявление чиновника российского посольства последовала реплика-вопрос чеченского политика Каимова: "Приглашали ли международные организации, когда ковровыми бомбежками превращали в руины Грозный и другие чеченские города"? Ответ обескуражил своей невозмутимостью: да, оказывается, приглашали! И они, организации, присутствовали в Чечне именно в тот период! (Воистину бессмертны гоголевский Репетилов и грибоедовский Скалозуб!).

Итак, "самый содержательный форум" завершился. Что дальше? Особых надежд на перемену отношения "сильных мира сего" к истекающей последними каплями крови Чечне не приходится. Кажется, не стоит даже надеяться, что они, сильные, наконец-то уразумеют необходимость оказать поддержку последним остаткам демократических сил в России. Выгоды от сотрудничества с путинской Россией, страх перед возрождающейся внутри нее империей, возможно, даже боязнь открыто брать на себя моральную ответственность за судьбу крохотного народа и огромной, во многом определяющей судьбы мира, страны, - все это вкупе оказывается сильнее универсальных принципов прав человека, еще недавно представлявшихся незыблемым фундаментом политики стран Западной Европы и США. Но, думаю, не зря все же "поговорили об общей боли". Верится, что теперь чеченская трагедия займет несколько большее место в СМИ, а значит, в общественном мнении американцев. А это уже - фактор, влияющий и на политику, и вне ее. По крайней мере, в странах, пока еще стоящих на демократических принципах внутри самих себя.

Опубликовано 18 января 2004 года

Автор: Надежда Банчик; источник: Веб-сайт "Права человека в России"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

20 января 2017, 02:15

  • Сафаров помещен в штрафной изолятор

    Бывший следователь Руфат Сафаров, отбывающий наказание по делу о получении взятки, в колонии № 9 в Азербайджане заключен в штрафной изолятор, сообщил его отец. На осужденного оказывается давление, считает адвокат Сафарова.

20 января 2017, 01:24

  • Политологи назвали новый договор с "Газпромом" проигрышным для Грузии

    «Ассоциация молодых юристов Грузии» потребовала от министерства энергетики обнародовать копию истекшего договора с «Газпромом» о транзите газа в Армению и копии всех документов, касающихся новых договоренностей. Договор о монетизации транзита не несет рисков для безопасности Грузии, но явно служит коммерческим интересам России, а причины этой внезапной уступки не раскрываются, заявили опрошенные "Кавказским узлом" грузинские политологи.

20 января 2017, 00:28

20 января 2017, 00:22

19 января 2017, 23:45

  • Защита сообщила о переводе Гериева в СИЗО Чернокозово

    Адвокаты журналиста "Кавказского узла" Жалауди Гериева, приговоренного в Чечне к трем годам лишения свободы, подготовили кассационную жалобу на решение Верховного суда ЧР. Сам Гериев временно переведен в СИЗО Чернокозово.

Архив новостей
Все SMS-новости