14 февраля 2004, 18:18

Здесь тоже живут люди

Встреча делегации из представителей различных правозащитных организаций России с президентом Чеченской Республики А. Кадыровым, прошедшая 30 января т.г. в Гудермесе, высветила некоторые залежавшиеся "камни преткновения" во взаимоотношениях местных властей и правозащитников, но, бесспорно, не была бесполезной. На мой взгляд, в основе сохраняющихся в этом ракурсе противоречий лежит разность платформ, на которые изначально встали та, и другая стороны в вопросе политического урегулирования чеченского конфликта.

Российские и международные общественные организации, как известно, настаивали на необходимости политических переговоров с А.Масхадовым, которые в случае их успешного проведения должны были устранить противостояние между сторонами, находящимися в состоянии войны, что, в конечном счете, должно было свести к минимуму насилие над человеком и обществом в ЧР. Такой путь многим людям в Чечне также казался реальным направлением в достижении прочного и окончательного мира на чеченской земле. Мало что может заменить уход с политической арены той или иной знаковой фигуры, тем более, если она претендует на политическую легитимность. Именно поэтому в природе по сей день существует еще фактор А.Масхадова. Существует некая идея, что политическая поступь Масхадова, в общем-то, далека от безупречной. Сами выборы президента Ичкерии в классическом смысле не могли считаться демократичными, поскольку в них участвовала одна партия - партия войны. Позиция же (или отсутствие таковой) по отношению к походу в Дагестан вовсе, расшатала президентское кресло Масхадова. Это - одна сторона дела.

Другая сторона - объективная реальность, складывающаяся в Чеченской Республике, т.е. череда событий, происходящих независимо от наших политических пристрастий. Можно по-разному относиться и к референдуму по принятию Конституции ЧР, и к выборам президента ЧР, и к депутатским выборам; в чем-то сомневаться, не доверять, не соглашаться. И у меня, как гражданина, и как журналиста, есть свои претензии к тому, как проходит конституционный процесс в Чечне. Но я - реалист, и живу не теоретическими выкладками, а практической реальностью. Мир не ставит под сомнение правовую базу существования российского государства, а руководство России благословило последние политические процессы в ЧР. Мы все, и граждане Чечни, и правозащитные организации, поставлены перед фактом.

Если идет речь о насилии над человеком, о нарушении его конституционных прав, а важнее этого в Чечне последних лет ничего не может быть, то в подходах к решению этой проблемы у заинтересованных сторон не должно быть политической подоплеки. Как обеспечить в Чечне власть закона на основе уже сложившихся властных институтов, в сегодняшней обстановке, - так должен стоять вопрос перед всеми, кто искренне озабочен соблюдением прав человека в ЧР. И начинать, конечно же, надо с объективной оценки истинного положения дел с безопасностью населения. Чем меньше будут разниться эти оценки в устах общественников и руководства республики, тем больше это будет свидетельствовать об искреннем намерении сторон совместными усилиями (а иначе на положительные результаты трудно рассчитывать) защитить общество от правового беспредела.

Участники же гудермесской встречи не сразу пришли к взаимопониманию. Оценка правовой ситуации в ЧР, данная руководителем комиссии по правам человека при президенте РФ Эллой Памфиловой, членами этой комиссии Светланой Ганнушкиной и Максимом Лесковым, Липхан Базаевой (РБОО "Женское достоинство") и другими участниками делегации, вызвала неодобрение у президента ЧР. По мнению А.Кадырова, правозащитники однобоко осуществляют свою деятельность, уличая в правонарушениях представителей государственных силовых структур и умалчивая о злодеяниях, чинимых участниками незаконных воинских формирований. Это, как показывает ситуация, дает основание чеченскому президенту подозревать правозащитные организации в скрытой симпатии к тому же Масхадову. Гости же пытались объяснить А.Кадырову, что они, добиваясь утверждения законности, не могут апеллировать к структурам, находящимся в розыске, и посему обращаются к существующим органам власти. Дискуссия, меняясь в тонах, длилась довольно долго, но, благо, завершилась на более или менее приемлемой ноте. В ходе короткой пресс-конференции, состоявшейся по окончанию встречи, до представителей местных и федеральных СМИ было доведено достигнутое в результате дискуссий согласие на объединение усилий по обеспечению правовой защиты граждан ЧР.


Хочется надеяться на то, что это согласие не было лишь данью приличию и со стороны хозяина, и со стороны гостей. Мне, как человеку, неотягощенному формальными обязательствами перед той и другой стороной, а в течение многих лет по зову совести занимающемуся данной проблемой, хочется, чтобы найденное взаимопонимание оказалось бессрочным на фоне предстоящей, архиважной работы по наведению правопорядка в Чечне. Полагаю, что для этого участникам данного процесса придется сделать не один шаг навстречу друг другу, не считаясь с самолюбием. Хорошо уже то, что нет принципиальных противоречий. Народ страдает, простые люди не чувствуют свою защищенность в этой республике, несмотря на тринадцатитысячную милицию и море других вооруженных людей. Не может президент ЧР не желать исправления такой ситуации и не понимать, что именно этот аспект жизнедеятельности чеченского общества будет определять его авторитет.

Решение В. Путина об упразднении должности спецпредставителя президента РФ по обеспечению прав человека и гражданина на территории ЧР в этом плане вызвало неоднозначную оценку среди населения. И дело не в личности человека, занимавшего эту должность и практически совершенно не оправдавшего свое назначение. Дело в том, что слишком сложна сама проблема безопасности граждан, чтобы сужать круг структур, способных (в принципе) повлиять на ее решение. Желание Президента РФ поставить нашу республику вровень с другими субъектами, где гарантом соблюдения прав человека является сам президент, понять можно. Но, к сожалению, реальность Чечни пока еще исключает такое сопоставление, о чем упрямо свидетельствуют факты. Только по официальным данным в течение 2003 года на территории ЧР пропало без вести 590 человек. Статистика не оставляет место для оптимизма - если в Чечне каждый месяц бесследно исчезает от 50 до 60 человек. Возможно, передача руководства контртеррористической операцией в ЧР от ФСБ к МВД что-то позитивное принесет в эту ситуацию. По словам А.Кадырова, этот вопрос может найти свое решение 19 февраля на совещании в Региональном оперативном штабе.
Хотя кардинальных сдвигов и в этом случае ожидать трудно, поскольку в определенной мере к похищениям людей имеют отношение и представители местных силовых структур.

Будет все-таки далеко не лишним наличие действенного общественного контроля над деятельностью властных структур, и в первую очередь, силовиков. На необходимости такого контроля настаивала и Элла Памфилова на гудермесской встрече. А Светланой Ганнушкиной президенту ЧР был передан ряд материалов, вобравших в себя различные факты правонарушений по Чечне и, в частности, была передана книга "Здесь живут люди", выпущенная в 2003 году в Москве правозащитным центром "Мемориалом". Это - документальная хроника насилия, имевшего место на территории ЧР за период с июля по декабрь 2000 года. Читать это без содрогания сердца невозможно, но прочесть надо. Эта книга - ответ на вопрос В.В. Путина, вынесенный авторами на 1 страницу вместо эпиграфа. Этo, скорее, и не вопрос, а утверждение. Я хорошо помню эти слова Российского президента с телеэкрана, сказанные им в октябре 2001 года. Вот они: "Вы говорите о нарушениях прав человека. Чьих прав? Конкретно - имена, явки, фамилии! Мы должны знать и разговаривать на одном языке, а не использовать клише, общее клише, за которым ничего не видно, не видно проблемы по существу". Это было сказано в период разгара преступлений против человечности на территории Чечни. Имен и фамилий было столько, что вся планета должна была содрогнуться, а не только Кремль. Впрочем, теперь есть красноречивый и конкретный ответ В.В. Путину. Причем, сослаться на то, что до него эта книга не дошла, он не сможет, поскольку лично в руки получил ее от той же Светланы Ганнушкиной в ходе официальной встречи в Кремле. Таким образом, у руководителей всех рангов все меньше. Остается возможностей для того, чтобы отгородиться от ответственности за то, что происходит в Чечне, а ведь здесь тоже живут люди.

Опубликовано 6 февраля 2004 года.

Автор: Руслан Юсупов, собственный корреспондент "Кавказского узла"; источник: Газета "Грозненский рабочий"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

23 июля 2017, 23:59

22 июля 2017, 23:31

22 июля 2017, 23:08

  • Правозащитники усмотрели в запрете судом Свидетелей Иеговы* влияние РПЦ

    Запрет судом деятельности “Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России”* и его подразделений связан с возросшим влиянием Российской православной церкви на политику властей, теперь Свидетелей Иеговы* ожидают тюрьмы, а их шансы добиться отмены решения суда практически сведены к нулю, заявили опрошенные "Кавказским узлом" правозащитники Людмила Алексеева и Светлана Ганнушкина.

22 июля 2017, 22:41

22 июля 2017, 21:43

Архив новостей