12 февраля 2004, 21:11

Новый чеченский лидер сеет страх и недоверие

Когда-то Хамид Хадаев ненавидел русских настолько, что был готов отдать все, что у него есть, лишь бы получить возможность убивать их. А у него было много чего: большой дом и дворовые постройки, конюшня, полная лошадей элитных пород, деревообрабатывающая мастерская с дорогим электрическим оборудованием.

51-летний плотник родился в степях Казахстана, куда Иосиф Сталин вывез все население Чечни. Половина умерла от холода, голода и болезней. Однако Хадаев нашел путь домой и, когда в 1994 году Чечня попыталась отколоться от России, он ответил на призыв к войне. "Я продал своих чистокровных лошадей. Купил ружье, пулемет, пистолет и миномет", - рассказывает он.

Сегодня Хадаев не сражается вместе с чеченскими боевиками. Он вернулся в маленький крестьянский поселок, хотя единственная лошадь, которая у него осталась, - это рабочая кляча, и в поселке нет света, значит, невозможно работать электроинструментами. Он по-прежнему ненавидит русских - однако новым чеченским лидерам не доверяет еще сильнее. По его словам, с тех пор как в прошлом году россияне приступили к передаче политической власти поддерживаемому Кремлем чеченскому президенту Ахмаду Кадырову, больше никто не чувствует себя в безопасности. "Покуда он будет у власти, в Чечне не будет стабильности, - говорит Хадаев. - Люди Кадырова крадут машины. Они крадут людей: У нас никогда не будет порядка, пока у власти находится бандит".

Теперь Россия проводит новую стратегию в отношении мятежной республики, с которой она воюет вот уже девять лет, - хочет заставить разбираться с чеченским болотом самих чеченцев. Новую чеченскую политику России часто сравнивали с американской концепцией войны во Вьетнаме: объявить победу и уйти. В прошлом году Россия начала сокращать численность своего контингента в Чечне и формировать правительство во главе с Кадыровым, который правит опустошенной кавказской республикой путем устрашения и насилия.

Силы безопасности, сеющие ужас

После прихода к власти Кадырова в ходе октябрьских выборов, честность которых подвергается серьезным сомнениям, прошли месяцы, за которые новый президент создал крупные силы безопасности. Их сотрудники несут ответственность за похищения людей, избиения, вымогательства и кражи - масштабы этих преступлений сопоставимы с военным временем, утверждают жители Чечни и правозащитники. В то время как российские силы сосредоточены на выкуривании остатков чеченских боевиков, поддержание каждодневной безопасности передано в руки Кадырова и чеченской полиции, которую контролирует его сын и племянники. В родном городе Кадырова Центорое была построена новая вызывающая ужас тюрьма, и появляется немало сообщений о внесудебных арестах и избиениях, скрывающихся за ее стенами.

В начале этого месяца правительство Кадырова признало, что в прошлом году в республике исчезли 400 человек. Правозащитные организации отмечают, что на самом деле эта цифра в три или в четыре раза больше. Правозащитники подчеркивают, что силы Кадырова стоят за огромным числом исчезновений людей в Грозном и близлежащих городах, особенно в последние месяцы. "Ситуация меняется. Теперь федеральные войска уже кажутся не столь жестокими. Жестокость проявляют люди Кадырова", - говорит Наталья Эстимирова, следователь правозащитной организации "Мемориал" в чеченской столице Грозном. Она приводит данные о десятках арестов и исчезновений людей после президентских выборов 5 октября. "Кадыров получил то, чего не удавалось добиться ни одному предыдущему чеченскому лидеру, - отмечает она. - У него в руках полный контроль над Чечней и ее нефтью - и его любит Кремль".

Чеченцы чувствуют, что их предали.

"Нам говорили, что после выборов Кадырова у нас будет сильная власть, закон и порядок. Что по ночам больше не будут разъезжать странные люди в бронированных машинах и забирать людей, - говорит Руслан, 37-летний житель поселка Керла-Юрт. - Теперь только и слышишь от людей: "Сегодня они забрали двоих, а вчера троих". Солдаты по-прежнему ходят в камуфляже. С автоматами. В масках. Только теперь они говорят на чеченском языке".

52-летний Кадыров некогда был лидером боевиков, а потом переметнулся на другую сторону. Недавно он намекнул, что за некоторыми исчезновениями могут стоять российские военные, и поклялся, что его собственные силы безопасности принесут в республику стабильность. Выступая в январе перед журналистами в Москве, он заявил, что в декабре федеральные силы в республике вели себя относительно спокойно, между тем как ранее они постоянно нарушали гражданские права и совершали преступления против населения. Кадыров отметил, что достигнутый прогресс вряд ли это следует считать успехом российских политиков, потому что это его успех. В прошлом месяце Кадыров совершил важный визит в Саудовскую Аравию, где заручился решающей поддержкой руководства страны - знаменосцев исламского фундаментализма - в "единой борьбе против террористов "Аль-Каиды". Многие чеченцы считают, что Кадыров действительно не хочет допустить использования республики в качестве базы международного исламского терроризма.

С другой стороны, чеченские критики обвиняют Кадырова в том, что его силы безопасности занимаются рэкетом и вымогают деньги за "крышу" у восстанавливающейся нефтяной индустрии, а также контролируют миллионы долларов, поступающих в республику из Москвы на реконструкцию. Сын Кадырова Рамзан отвечает за президентские силы безопасности, в которых официально числится около 1000 человек. Многие из них разъезжают по столице в фирменных машинах цвета "металлик" с тонированными стеклами и без номеров. Племянники Кадырова отвечают за новые ППС и силы безопасности, созданные для охраны нефтяных объектов республики. Элитное подразделение милиции - ОМОН - теперь контролирует человек, лояльный Кадырову.

Все эти силы называют "людьми Кадырова", и они печально известны даже российской милиции. На пограничном участке в Ингушетии старший офицер милиции только фыркнул, когда узнал о желании журналиста взять интервью у Кадырова. "Кадыров - бандит, - сказал он. - Хотите услышать истории о том, как его люди совершают убийства, грабежи и похищения людей на территории Ингушетии? Могу вам рассказать. А если твои люди совершают акты бандитизма и ты ничего не предпринимаешь, тогда ты тоже бандит".

По словам Хадаева, первый раз он лично столкнулся с новым режимом безопасности 29 декабря. Он остановился в Грозном у своего друга и уже собирался ехать домой в поселок, когда в дом ворвалась группа мужчин в камуфляже и черных масках. "Они начали избивать меня прикладами ружей. Я не оказывал сопротивления, однако они все равно меня били. Я не сомневаюсь, что тогда меня арестовали именно чеченцы. Они все говорили по-чеченски", - рассказывает Хадаев. Его продержали в бетонной камере пять дней и освободили без объяснения причины ареста. "Конечно, это нарушение прав человека, - считает Хадаев. - Даже сейчас я не знаю, где меня держали и кто меня арестовал".

Силы Кадырова настолько ничего не боятся, что однажды арестовали и избили двух российских солдат. Это было в селении Валерик вскоре после президентских выборов. Федералов отпустили только после жесткого разговора с российским вооруженным конвоем, который прибыл на место и потребовал освобождения солдат.

18 декабря Анзор, 21-летний студент университета в Грозном, и его друг направлялись в компьютерный центр. Вдруг перед ними резко затормозила машина без опознавательных знаков, преградив им путь. Когда парни перешли на другую сторону, из машины выскочили несколько мужчин в камуфляже и черных масках, прижали их к стене и начали пинать. В конце концов молодых людей затолкнули в машину. Анзору на глаза натянули шапку и начали избивать дубинкой. Позднее они с другом оказались в какой-то большой комнате, где их развели по разным углам и продолжали бить ногами и палками. "Они говорили: "Смотрите, да вы же ваххабиты", - рассказывает Анзор. - Они все время говорили по-чеченски, хотя очень неграмотно даже для чеченцев. Они называли нас шайтанами, мерзавцами, ублюдками. Время от времени они стреляли, стараясь, чтобы пули пролетали у нас между ног и около головы". Оказалось, что Анзора и его друга арестовали, потому что один из офицеров безопасности Кадырова заявил, что несколько лет назад видел Анзора среди боевиков. Спустя 6 дней после ареста выяснилось, что этот человек врал. Глава подразделения "пожал нам руки и извинился", рассказывает Анзор. "Он сказал, что знает, как тяжело студентам учиться в университете, и что он нас ни в чем не обвиняет". Анзору отбили почки, и он опасается оставаться в республике. "Это были люди Кадырова. Я совершенно в этом уверен. Они сказали мне, что они из сил безопасности президента, - говорит он. - Весной я хочу нелегально уехать в Норвегию. Потому что здесь у меня никаких шансов нет. Совершенно никаких. Для меня это стало последней каплей".

Сторонники Кадырова утверждают, что его связи с Москвой помогут вернуть Чечню к нормальной жизни и что администрация Кадырова уже достигла некоторого прогресса в реконструкции чеченской столицы, сильно разрушенной российскими бомбежками. Было восстановлено несколько правительственных зданий, для возвращающихся беженцев открыты временные жилища, отстроен новый центральный рынок.

Бедственные условия

Однако жители Чечни продолжают жаловаться на то, что крупные общественные проекты просто бесполезны, пока большинство граждан живет без телефонов, электричества и воды. В некоторых жилых зданиях нечистоты стекают прямо в подвалы. Люди вынуждены воровать электричество, вытягивая из окон провода и подключаясь к линиям. Во многих домах единственным источником тепла является газовая плита.

Учитывая, что большинство чеченцев живут на пенсии и пособия, вполне понятно, почему они пришли в бешенство, когда в прошлом месяце администрация Кадырова решила облагородить внешний вид старого рынка в Грозном. За один день бронированная техника снесла по крайней мере 136 торговых мест на улице рядом с главным рынком. Для многих здешних продавцов эти лотки были единственным источником существования, и теперь им не на что кормить детей. "Они говорили, что делают это по приказу Кадырова, и дают нам два часа на то, чтобы убраться оттуда, - рассказывает 34-летняя Аймани Дидигова. - И что нам теперь делать?" 45-летняя Куржан Мустафаева боится, что следующей может стать ее лоток, который расположен чуть дальше по улице. Она продает бараньи головы. "Они хотят, чтобы нас здесь не было. Если это случится, моя семья будет голодать, - сокрушается она. - Тогда я пойду к правительству и попытаюсь продать баранью голову им. Здесь все меняется к худшему".

Опубликовано 10 февраля 2004 года

Перевод - веб-сайт "Inopressa.ru"

Автор: Ким Мерфи; источник: Газета "The Los Angeles Times" (США)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 марта 2017, 07:43

23 марта 2017, 07:29

23 марта 2017, 07:06

23 марта 2017, 06:28

23 марта 2017, 05:29

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии