10 февраля 2004, 18:47

Под информационным колпаком

По данным на вечер пятницы (6 февраля) от взрыва бомбы в поезде Замоскворецкой линии считаются погибшими 39 и ранеными 122 человека. Эти цифры почти наверняка возрастут при окончательном подведении печальных итогов. Взрыв на перегоне между станциями "Автозаводская" и "Павелецкая" стал крупнейшей после "Норд-Оста" катастрофой в столице. Власти отреагировали традиционно - ужесточением паспортного режима. Через несколько часов после трагедии тотальному досмотру на наличие регистрации подверглись водители на оживленных трассах. Для "гостей столицы" опять наступили плохие времена.

Ритуальные заявления главы государства - "Россия не ведет переговоров с террористами, она их уничтожает" и "Это большое преступление и тяжелое испытание для тех людей, кто попал в беду, и для всей нашей страны" - очень похожи на те, что Владимир Путин произносил после прошлогоднего теракта в Тушине и после полуторалетней давности захвата театрального центра на Дубровке. Между тем взрыв на аэродроме был раскрыт во многом случайно, благодаря показаниям добровольно сдавшейся террористки-смертницы Заремы Мужахоевой, а в истории с "Норд-Остом" и до сих пор много белых пятен.

Мало раскрыть преступление. Важно сделать все, чтобы оно больше не повторилось. Пятничный теракт в метро говорит о том, что никаких выводов силовые структуры не сделали. В откровениях Мужахоевой больше всего поразила такая деталь - как она, уже передумав взрываться, ходила по центральной улице столицы и пыталась привлечь к себе внимание неадекватным поведением. Большинство прохожих безразлично отвели глаза от кривляющейся девушки с тяжелой сумкой.

В чем причина такой вопиющей беспечности? Ведь "бомбисты" на Замоскворецкой линии вели себя, скорее всего, тоже нервозно и примечательно. Один из них даже подошел к дежурной по эскалатору и пригрозил "устроить праздник". Она не придала значения этим словам, а жаль. Положа руку на сердце, вряд ли кто другой на ее месте тут же забил бы тревогу - побоялся бы выглядеть нелепо в глазах окружающих людей. Хотя лучше быть нелепым, чем мертвым. Возможно, причина корнями уходит в ментальную основу, выраженную известной пословицей про мужика и гром. Но есть и другое объяснение. Последние годы над Чечней опущен непроницаемый информационный колпак. Начавшаяся в 99-м журналистская кампания под справедливым лозунгом "Ни слова сепаратистам" к нынешнему году выродилась в римейк советской телепрограммы "Сельский час". Какие политические и военные события происходят в этой республике, массовому зрителю неведомо. Зато он знает, сколько учебников получила сельская школа в Ведено и сколько гектаров кукурузы засеяли в Шелковском районе. Это называется "формированием положительного образа республики и освещением мероприятий правительства по налаживанию мирной жизни". Редкие сообщения о подготовке Басаевым отряда "черных вдов" исходят из ФСБ, у которой все вроде бы под контролем.

В декабре прошлого года источники "Фокуса" в Чечне сообщали о том, что в долине Арш-Хи на юго-западе республики собралось до 500 "непримиримых", планирующих вылазку в чеченскую столицу в день думских выборов. Сепаратисты, по словам наших источников, послали весточку некоторым влиятельным лицам официального Грозного с заверениями, что собираются воевать только против Кадырова и его гвардии. Те якобы дали добро: "Делайте, что хотите, мы в стороне". Это выглядело бы выдумкой в свете бодрого официоза из Чечни, если бы не два "но". Во-первых, спустя какое-то время вылазка состоялась - только не в Грозный, а в Дагестан. Многодневная погоня в горах за 37 боевиками, закончившаяся награждением 50 их преследователей в Кремле (1,35 награды за каждую голову) у всех на памяти. Во-вторых, противоречия в руководстве республики еще летом прошлого года едва не вылились в вооруженный конфликт между гвардией Кадырова и бойцами зам. военного коменданта Чечни Саид-Магомеда Какиева. Из-за жесткой цензуры на сообщения из Чечни граждане не представляют реальный уровень террористической опасности. В массовом сознании укрепилась мысль: я, конечно, не верю, что в Чечне все хорошо, но она далеко, меня их дела не касаются. Неприятно осознавать, что живешь в воюющей стране, особенно когда цены на нефть высоки и объявленный прирост ВВП более семи процентов. Поэтому Зарема Мужахоева битый час привлекала к себе внимание на оживленной улице, а неизвестный террорист в метро обнаглел настолько, что намекнул на скорый взрыв.

Большинству граждан неинтересно то, что происходит в Чечне. Власти такое безразличие на руку. Выгодно это и организаторам террора - в благодушной обстановке проводить акции легче. Только пассажиров Замоскворецкой линии, спешивших 6 февраля на работу, не вернуть.

Опубликовано 9 февраля 2004 года

Автор: Дмитрий Бальбуров; источник: Журнал "Русский фокус"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

29 марта 2017, 10:52

29 марта 2017, 10:46

  • Журналисты сочли бессмысленным нападение на них в Кропоткине

    Избиение съемочной группы "Радио Свобода", приехавшей 28 марта снимать "тракторный марш" кубанских фермеров, было лишено смысла, поскольку они были не единственными представителями прессы, прибывшими освещать акцию, заявил сегодня пострадавший журналист.

29 марта 2017, 10:45

29 марта 2017, 10:18

29 марта 2017, 10:00

Архив новостей